НАТО сдержаннее


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ, журналист-международник

Форум НАТО прошел
по отношению к
России по формуле
«ни мира, ни войны».

2—4 апреля в Бухаресте прошел саммит НАТО, в рамках которого
также прозаседал Совет Россия — НАТО. От
этих встреч ждали многого — от разрыва отношений до мирного размена: мы чуть-чуть прикроем глаза на вопрос о ПРО, а вы не лезьте,
пожалуйста, в Грузию и на Украину. По сути,
события пошли по второму варианту, и сторонам удалось сторговаться. Надолго ли?

Расширению быть. Но когда?

Сначала разговор у натовских начальников
пошел, как водится, о хорошем. И главное
здесь: расширению НАТО быть! На саммите
в Бухаресте в альянс были торжественно приняты Хорватия и Албания. С военной точки
зрения толку от них, конечно, немного: не бог
весть какие державы в смысле армии. Но факт
остается фактом: НАТО растет, и ей совсем не
помешает парочка новых плацдармов для своих
баз, тем более в таком регионе, как Балканы.

Фанфары трубили недолго: давно вроде бы
запланированное расширение не обошлось и
без некоторых конфузов. Вообще-то, предполагалось, что компанию Хорватии и Албании в
рядах новобранцев составит Македония. Но не
тут-то было. Категорически против выступила
Греция, утверждающая, что обладает всеми
правами на название «Македония», и считающая все македонские власти после Александра Великого наглыми самозванцами. Как
же называться неудачливому претенденту на
вступление в НАТО? В Афинах и на это заготовлен ответ: Республика Скопия, по имени
столицы. Дарим идею бесплатно, пользуйтесь.

Македония, впрочем, пока почему-то не в восторге от перспективы смены названия страны.

В общем, неудобно получилось. Генеральный
секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер и
главный по расширению президент США
Джордж Буш дружно выразили сожаление,
но поделать уже ничего не могли: регламент
есть регламент — без консенсуса никуда.

Да что там Македония. С ней в принципе
было все ясно — ну против Греция, что ж поделаешь. Был на саммите вопрос и поважнее. От
его решения вполне могла пошатнуться пока
более-менее устойчивая архитектура безопасности в Европе, а то и за ее пределами. А дело
все в том, что в Бухаресте лидеры стран НАТО
обсуждали, предоставлять ли План действий
по членству (ПДЧ) в альянсе Украине и Грузии. ПДЧ — это, по сути, верный пропуск в
НАТО, получив его, можно уже практически
не сомневаться, что скоро тебя примут.

Сначала все пошло как по маслу. Еще за
несколько дней до бухарестской встречи казалось, что вопрос уже решен. 1 апреля в Киев
пожаловал Джордж Буш, который тут же заверил президента Украины Виктора Ющенко, что в НАТО его ждут с распростертыми
объятиями. «Мы поддерживаем вступление
Украины и Грузии в альянс и будем помогать
им на этом пути», — гостеприимно распахнул
двери американский президент. Не смутило
его даже то, что в день его приезда на улицах украинской столицы проходили антинатовские акции протеста. «Кучка флажков на
улицах и несколько демонстрантов ничего не
означают», — отрезал Буш. Не прислушался
он и к возражениям из Москвы. «Вступление
Украины в НАТО повлечет глубокий кризис в
российско-украинских отношениях. Это скажется на общеевропейской безопасности», —
увещевал российский МИД. Но Буша было не
остановить: вступят, и все тут, настаивал он.

Как выяснилось позже, американский президент немного поспешил. На саммите в Бухаресте его энтузиазм поддержали, мягко говоря,
не все. Как отмечают источники в НАТО,
самую большую свинью американскому президенту, вознамерившемуся золотыми буквами вписать свое имя в летопись расширения
альянса на Восток, подложили Франция и Германия. В принципе, они не то чтобы против
вступления Украины и Грузии, но ссориться
из-за этого с Россией — нет уж, увольте. Тщательно прикинув все плюсы и минусы — в
первую очередь в экономическом, а не политическом ключе, — европейцы благоразумно
решили «зеленый свет» Киеву и Тбилиси не
давать. Так, по словам официального представителя кабинета министров Германии, в
Берлине, конечно, не исключают, что когда-нибудь Украина и Грузия вступят в НАТО, но
сейчас, пожалуй, рановато. В Париже вообще
заявили, что вступление Киева и Украины в
НАТО не входит в французские планы. «Мнение Франции по данной проблеме отличается от позиции США. Мы не дадим согласия на
присоединение Украины и Грузии», — прямо
сказал французский премьер-министр Франсуа Фийон. В общем, ПДЧ этим двум бывшим советским республикам так и не дали,
хотя пообещали вернуться к этому вопросу, не конкретизировав, впрочем, сроки. Для
Ющенко и Саакашвили это, конечно, был
удар. Они даже в сердцах пообещали покинуть
саммит, причем сделать это демонстративно и
со скандалом. Пришлось успокаивать. Подслащивать пилюлю, как и в случае с Македонией,
довелось Схефферу и Бушу. «Мы должны ясно
дать понять, что НАТО приветствует желание
Грузии и Украины вступить в альянс, показать
им путь к этой цели», — говорил, непонятно
к кому обращаясь, президент США. Он даже
заявил, что Киев и Тбилиси — «вдохновение,
пример для всего мира». Бушу вторил и генсек
НАТО, который заверил, что Украину и Грузию в альянс все-таки примут.

Утешения и обещания — это хорошо, но
все же Украина, получив отказ, конечно, огорчилась. Огорчилась настолько, что сразу по
возвращении с саммита Виктор Ющенко под
горячую руку снял с должностей послов Украины в России и Германии — в странах, преградивших путь Киеву в НАТО, когда счастье
было так возможно.

Не в восторге были в Тбилиси. Более того,
грузинская сторона с присущим ей южным
темпераментом была менее разборчива в выражениях.


Говорит и показывает Москва

В то время как в официальных Тбилиси и
Киеве царило уныние, в Бухарест победоносно,
как на праздник, въезжала российская делегация во главе с президентом: начиналось заседание Совета Россия — НАТО. А праздновать
и на самом деле было что: Россия фактически
заблокировала расширение альянса, не обладая правом вето. Поэтому московские гости
явно пребывали в благодушном настроении и
на радостях, даже не торгуясь, согласились на
транзит грузов невоенного назначения для нужд
НАТО в Афганистане через территорию России.

Российскому руководству явно не терпелось
закрепить успех, и, по сообщениям источников в Северо-атлантическом альянсе, Владимир
Путин хотел, чтобы заседание Совета Россия —
НАТО проходило в открытом режиме — вот
мол, смотрите, как мы их. В НАТО эта идея,
естественно, восторга не вызвала, и прошла
встреча все-таки за закрытыми дверями.

Тут уж пришел наш черед немного обидеться. Долгое время даже не было ясно, кто примет участие в пресс-конференции по итогам
заседания Россия — НАТО. Затем появилась
«точная» информация, что позицию Москвы
журналистам изложит Сергей Лавров. Но в
результате в последний момент отечественные стратеги опять все переиграли, и в прессцентре появился Владимир Путин. Зал замер
в напряженном предвкушении чего-нибудь
эдакого, чего-нибудь как минимум не слабее
ставшей уже притчей во языцех Мюнхенской
речи. Но ожидания оказались напрасными.

«Я не знаю, откуда возник такой религиозный
ужас в ожидании моих речей», — даже съязвил
по этому поводу российский президент.

Ужас и действительно оказался неоправданным. Нет, конечно, НАТО и Россия не кинулись
друг другу в объятия и не зарыдали друг у друга
на плече. Но в целом тон разговора был довольно сдержанным.


А оно нам НАТО?

Так из-за чего, собственно говоря, был весь
шум? Действительно ли отказ в предоставлении
плана действий Украине и Грузии — это большая победа российской дипломатии? Вообще,
многие эксперты сходятся на том, что и без
нашей жесткой позиции есть множество факторов, мешающих этим странам вступить в НАТО.

С Грузией все понятно: два нерешенных конфликта на ее территории — препятствие практически непреодолимое с учетом того, что ни в
Абхазии, ни в Южной Осетии ни о каком Северо-атлантическом альянсе и слышать не хотят.

С Украиной дело серьезнее, и шансы получить приглашение в альянс у нее, пожалуй,
на порядок выше. Есть, правда, пара мелочей,
которые могут помешать. Во-первых, далеко
не факт, что на референдуме большинство
населения поддержит подобный шаг. Судя
по опросам общественного мнения, влиться
в дружную евроатлантическую семью жаждут только около 30% украинцев, а остальных,
кажется, это вообще не волнует, пока есть
вопросы поважнее — например, рост цен или
низкий уровень зарплат и пенсий.

Еще одна загвоздка для Украины — Черноморский флот РФ, базирующийся в Крыму.

Если все пойдет без катаклизмов, то останется он там как минимум до 2017 года. А это
говорит о том, что до обозначенного времени
Киеву о НАТО думать рановато, так как правила альянса запрещают вхождение в него
государств, на территории которых имеются
военные базы третьих стран.

На подобном фоне про такие пустяки, как
Конституция Украины, никто и не вспоминает. А ведь в ней черным по белому прописана
статья о безъядерном и, что особенно важно,
внеблоковом статусе страны.

Но все это, по большому счету, лирика. Расширение НАТО, судя по всему, неизбежно,
пусть и не прямо сейчас. И в связи с этим страны Запада получают на руки козырного туза:
стоит России заупрямиться в каком-нибудь
вопросе, как тут же может всплыть присоединение Киева и Тбилиси к альянсу. Чтобы
избежать этого, Москве, возможно, стоило бы
сделать ход конем и еще раз поставить вопрос
о своем участии в НАТО. Тогда у нас будет
право вето на любое решение альянса, что
теоретически сразу заморозит любые попытки
расширения. С другой стороны, конечно, возникнет и немало препон на этом пути — кто
бы сомневался, что, например, Польша или
страны Балтии будут решительно против присоединения России к НАТО. Но, как говорится,
попытка не пытка.