Борис МАХОНИН: чтобы вырасти завтра, нужно работать на совесть сегодня

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Белгородская компания «СМУ-10-Спецмонтажавтоматика», специализирующаяся на электромонтажных работах, активно участвует в реализации на территории Белгородской области сразу двух национальных проектов — «жилищного» и «аграрного».

Предприятие на хорошем счету у областных властей, оно играет одну из ключевых ролей в областной программе обновления энергетической инфраструктуры Белгородчины. И сегодня, по словам генерального директора Бориса Махонина, быстро расширяет круг своих объектов, причем не только в Белгородской области, но и в других регионах России.

Белый город расцвел

— Борис Владимирович, как развивается строительная отрасль на Белгородчине? Мы посещали Белгород несколько лет назад и видели, как много еще нужно было сделать для придания городу современного облика…
— Сейчас бы вы Белгород просто не узнали — так стремительно он изменился за последние пять лет. И в самом Белгороде, и в области случился настоящий строительный бум — активно идет строительство жилья, а также предприятий по производству строительных материалов, по выращиванию и переработке сельскохозяйственной продукции…

Сдвиги очень большие. С 2002 года объем строительства каждый год увеличивался более чем в два раза. По строительству жилья Белгородская область вышла на третье место после Москвы и Санкт-Петербурга. Не говоря уже о Центрально-Черноземном районе России, где наша область выглядит по жилью, состоянию строительной индустрии гораздо лучше, чем соседние Воронежская, Курская или Липецкая области. Белгород несколько раз завоевывали первые места различных конкурсов по благоустройству городов. И заслуженно: у нас в городе действительно чисто, тротуары и даже проезжая часть сегодня в основном выложены плиткой.

Очень много внимания в области уделяется предприятиям стройиндустрии. В ближайшее время будут возводиться несколько больших цементных заводов, потому что с ростом строительства возникает дефицит цемента.

— А покупать на стороне нельзя, чтобы не попадать в зависимость от соседей. К тому же дефицит возникает во всех регионах…
— Совершенно верно. Производство стройматериалов в регионе должно быть свое — на привозном не сработаешь: провалишь сроки.

Сейчас дефицит стройматериалов ощущается и летом, и зимой. А с начала весны по нашим, например, объектам строительство идет 24 часа в сутки, работаем и в субботу, и в воскресенье. График заказчики задали очень жесткий! Помимо цемента есть у нас в области, как, впрочем, и везде, определенные проблемы с бетоном — за объемом строительства его производство не поспевает. Потому на повестке дня и сооружение новых мощностей по его производству.

— Но уж в чем вы точно не знаете дефицита, учитывая традиции Белгорода, так это в различных видах «белого камня» — белого кирпича, а также кирпича традиционного…
— Конечно. У нас много крупных силикатных заводов, которые делают и знаменитый белый кирпич, и более традиционный красный кирпич. Чрезвычайно большим спросом по всей России пользуется и наш облицовочный кирпич. В области выпускают также шифер, очень развито меловое производство, производство извести: все это широко идет «на экспорт» в другие регионы…

Начинать с головной подстанции

— А какова функция вашей компании в строительной индустрии Белгородской области?
— Мы довольно крупная, значимая для области, многократно отмеченная областными властями электромонтажная организация. Занимаемся проектированием, строительством, монтажом, наладкой, сдачей в эксплуатацию объектов и систем электроснабжения. Это подстанции, наружные и внутренние сети…

— В основном работаете по производственным объектам?
— Да. Жилье составляет процентов 20 от наших объемов.

— По жилью, наверное, менее интересно работать, поскольку там стандартные схемы электрики?
— Безусловно. Кроме того, мы стараемся сохранять свою специализацию на производственных объектах. По жилью работают сотни электромонтажных организаций, а по предприятиям единицы…

— А в производственной сфере в основном специализируетесь на каком секторе?
— Прежде всего на агрокомплексе. Предприятия тяжелой промышленности в последние годы и у нас, и по всей России, как вы знаете, почти не строятся. А предприятия по переработке мяса, молочной продукции строятся в связи с реализацией национального проекта «Развитие АПК» очень активно. Белгородская область, как известно, лидирует в России по производству мяса птицы, мы занимаем одно из первых мест по свиноводству — и соответствующие комплексы интенсивно развиваются.

Наша организация уже четыре года занимается птицефабриками, возводимыми у нас в рамках Государственной программы развития АПК, в которую с начала этого года преобразовался «аграрный» нацпроект. Каждый год удваиваются темпы ввода таких объектов.

Построишь за год много, а на следующий дают объемов еще больше — и думаешь, как же с этим справиться?! Справляемся: как говорится, глаза боятся, а руки делают. За два года объем работ организации увеличился больше чем на 50%. А значит, растет и численность работающих на предприятии, и количество его бригад и подразделений.

— А рост числа источников электроэнергии и сетевого хозяйства поспевает за таким количеством новых объектов?
— Уже намечается определенный дефицит энергии и энергоинфраструктуры. Конечно, в целом в Центрально-Черноземной зоне дефицита быть не может: есть такие крупнейшие объекты, как Курская и Воронежская АЭС. Но в отдельных районах энергомощностей зачастую уже не хватает. Или сетей недостаточно, или они старые, или головная подстанция уже слабая, нуждается в реконструкции… Если мы строим объекты того же птицепрома в том или ином районе, начинаем именно с подстанции и сетей в рамках всего района. Потому что строить только сам объект в условиях недостаточности энергетической инфраструктуры — это значит заведомо обрекать заказчика на проблемы с его функционированием.

По жилым кварталам, кстати, тоже работаем комплексно: делаем и подстанции, и все электрические сети, как внешние, так и «внутрянку», и уличное освещение. То есть электрику жилого микрорайона в целом.

— Таким образом, ваша организация берется не только за электрику, непосредственно связанную со строящимся объектом, но и за местную энергетическую инфраструктуру?
— Совершенно верно. При необходимости мы занимаемся всей цепочкой — от головной подстанции до производственного объекта.

Тем более что объекты нередко строятся не только в тех районах Белгородчины, где существует развитая инфраструктура, но и в тех, где она развита недостаточно, но остро необходима производственная база как источник дохода жителей и бюджетов всех уровней.

Более равномерное распределение по области источников дохода — политика областной администрации, губернатора Евгения Степановича Савченко, и мы активно участвуем в ее реализации.

В прошлом году перед «Белгородэнерго» и еще рядом организаций, в том числе нашей, была поставлена задача модернизации всех электрических сетей, существующих в Белгородской области. Голые провода линий электропередачи меняли на изолированные, реконструировали систему учета электроэнергии в домовладениях — ставили счетчики снаружи каждого домовладения: в соответствии с новыми правилами они должны быть на внешней стороне кирпичного забора, чтобы энергоснабжающая организация могла в любой момент проверить их показания.

— Это же очень большой, масштабный проект!
— Вы правы: большой проект, большие вложения. Я даже не знаю, кто еще в России кроме Белгородской области такие проекты осуществляет.

И уже сегодня у нас почти по всей области современные электрические сети и подстанции. Едешь по соседним Воронежской, Курской областям и видишь разницу: опоры там деревянные, провода без изоляции, сети гудят…

А у нас провода, как правило, изолированные, безопасные, все тихо. Деревянных опор линий электропередачи сегодня в Белгородской области днем с огнем не сыщешь: все опоры железобетонные.

С прошлого года мы работаем на строительстве птицефабрик и в соседней Воронежской области. Там в 2007 году была принята комплексная программа развития птицеводства, возводятся соответствующие объекты, и основные из них выполняет наша компания. В ушедшем году мы сделали для Воронежской области инкубатор, завод по переработке мяса птицы, сейчас строим откормочные площадки…

Кроме того, у нашей компании появились проекты в Алтайском крае. Дело в том, что между Белгородской областью и Алтайским краем действует соглашение о сотрудничестве, в рамках которого мы туда и внедрились. Работаем на большом комплексе в Бийске. В Барнауле организуется филиал нашей компании.

Успеть до цыплят

— А откуда берете оборудование? С российских заводов?
— Пока что в основном с российских. Отечественное электрооборудование — оно и надежное, и в эксплуатации не вызывает сложностей… К тому же ценовая политика российских производителей нас устраивает. Есть уже традиционные партнеры, которые выпускают качественное оборудование — Самарский завод «Электрощит», Тульская электрокомпания, Минский трансформаторный завод…


— С дефицитом оборудования еще не сталкивались?

— Пока темпы строительства соответствуют объему и предложению оборудования. Помимо этого, большой ассортимент комплектующих мы делаем сами, в цехе предприятия.

— То есть в компании налажено свое собственное производство комплектующих?
— Совершенно верно. Мы делаем оборудование для спроектированных нами подстанций.

Эти подстанции лицензированы и сертифицированы, используются на Белгородчине и в других регионах.

Приходит заказчик, мы рассчитываем, какая должна быть для него подстанция, какой мощности, проектируем ее и изготавливаем частично из готовых компонентов, частично из собственных. Заказчику очень удобно: он работает с одной организацией, есть с кого спросить за конечный результат.

Собственное производство во многом необходимость. Дело в том, что птицеводческие объекты нельзя сравнить ни с чем другим по жесткости сроков строительства и электромонтажных работ. Яйцо может храниться максимум десять дней до закладки в инкубатор — иначе его можно выбросить. Яйцо в инкубаторе лежит 21 день. Это значит, что через 21 день должен быть готов корпус для выращивания цыплят. 39 дней выращивается цыпленок — следовательно, через 39 дней должен работать убойный завод для переработки птицы: в противном случае кур можно раздавать по домам.

Дополнительные сложности создают заказчики. Например, на эту весну у нас очень напряженная программа — несколько объектов мы обязаны сдать 5—15 мая. По плану должно быть три-четыре месяца, а нам ставят задачу уложиться в один.

— Это же сложнейшая задача — укладываться в такой жесткий график.
— Да, ведь мы и от поставщиков материалов зависим, и от погоды. Но в этом и есть профессионализм. Люди привыкли к подобному режиму работы.

За совесть и за зарплату

— Работают не за страх, а за совесть?
— Я бы сказал, за совесть и за зарплату. На протяжении последних пяти лет не было случая, чтобы ее задержали.

Кроме того, перед началом работы люди знают, сколько конкретно они получат за каждый корпус, на котором работают. На объекте птицепрома обычно примерно 18 основных корпусов и порядка четырех вспомогательных.

— А сколько стоит работа электромонтажника на одном корпусе?
— Около 100 тыс. руб. И наши ребята знают: сделали работу за месяц, получили соответствующую сумму за месяц, сделали за две недели — получили те же деньги за две недели. Потому мы не стоим с секундомером и не смотрим, сколько они работали. Бригада сама регулирует свой график.

Мы приобрели для каждой бригады по микроавтобусу: его водит один из членов бригады, сдавший на права определенной категории.

Потому что сложность работы наших монтажных бригад в том, что все объекты, что называется, в чистом поле, за несколько километров от населенных пунктов: так положено по санитарным нормам. Добраться на птицефабрики можно только своим транспортом, которым мы и обеспечили каждую бригаду. Бригада приезжает сама и уезжает сама: людям не надо бежать вечером с работы, чтобы успеть на автобус или электричку — во сколько закончили, во столько и уехали.

Помимо этого, мы стараемся подыскивать бригаде жилье в ближайших населенных пунктах, договариваемся с жителями сел, чтобы пустили наших монтажников на постой, чтобы им не приходилось постоянно совершать многокилометровые поездки до места жительства или места проживания на строительный сезон.

Главная база наших монтажных бригад на Белгородчине — Новый Оскол. Вокруг него расположены основные птицеводческие инкубаторы, заводы по убою и переработке птицы в области.

В результате всех этих мер по улучшению организации труда бригады работают обычно допоздна, а если необходимо, то в субботу и воскресенье. При этом они по своему решению могут отпустить монтажника, у которого какие-то проблемы дома или на приусадебном участке. Но, естественно, эти пропуски — за свой счет.

— А монтажники — белгородцы?
— Да, почти на 100%, в том числе сезонные рабочие. При всем дефиците кадров рабочих в нормальную организацию, с нормальной зарплатой и условиями работы людей найти можно.

Конечно, не все у нас задерживаются. Иной приходит: день нужно до восьми-девяти работать, другой, третий, потом еще в субботу выходить… Через неделю он обращается к администрации: «Трудно, не могу». Мы отвечаем: «Ну, тогда иди работать в домоуправление.

Сиди, жди, когда где-то лампочка перегорит — сходишь, поменяешь. За жэковскую, фиксированную зарплату. Но зато работа спокойная и в 17 часов будешь дома».

— В советское время были песни про монтажников-высотников, а сегодня к этой профессии СМИ не очень-то привлекают внимание…
— Да, и очень жаль, потому что профессия достойная, мужская. Приходится работать в любую погоду, в снег, в ветер, в дождь, зимой и летом. При этом если зимой холодно, но земля замерзает и везде можно проехать, то весной и осенью, когда распутица, приходится особенно туго…

— А где монтажников берете?
— На профтехучилища сегодня надежды мало — приглашаем после школы, после армии.

Берем ребят, которые знают цену рублю, цену работе, воспитаны в семьях с трудовыми традициями. Такие уже через год-два при нашей интенсивности работы становятся квалифицированными монтажниками.

— То есть новички проходят обучение в бригадах?
— Да, постепенно обучаем: от менее сложного к более сложному. У нас квалифицированные мастера, с большим, еще советским опытом, так что уже недели через две молодой монтажник может работать самостоятельно.

— Но бесконечно вы не сможете обходиться без профтехучилищ, особенно при росте объемов электромонтажных работ.
— Это действительно так. Люди предпенсионного возраста не сегодня-завтра уйдут.

И штучная технология подготовки специалистов, которую реализуем сегодня, не даст нам возможность пополнять состав рабочих в необходимом объеме.

Раньше организации, в которых я работал, активно взаимодействовали с профтехучилищами: заключали договор, в рамках которого они посылали к нам учащихся на практику, мы присматривали ребят и приглашали их после ПТУ к себе. Сегодня этого нет, потому что училища как таковые едва-едва функционируют. И государству нужно срочно предпринять меры для восстановления профессиональнотехнического образования.

— Разработка собственных проектов подстанций, систем электроснабжения объектов свидетельствует об очень высоком уровне ИТР на предприятии…
— У нас работают еще советские специалисты очень высокой квалификации: каждого из наших инженеров, прорабов, мастеров я приглашал индивидуально.

В отношении ИТР тоже возникают проблемы со сменой — квалифицированных инженеров по нашей тематике вузы сейчас практически не выпускают. К нам недавно пришел выпускник технологического института, по специальности он инженер-механик.

Постепенно переучиваем его на наш профиль — другого выхода нет.

— То есть вузами государству также необходимо серьезно заняться?
— Безусловно, ведь частный бизнес не может выполнить за него данную функцию. Что мы можем сделать, так это создать для инженеров хорошие условия труда. Своих ИТР мы обеспечили индивидуальными автомобилями, потому что каждый из них ведет по два-три объекта, «накручивает» по 200—300 км в день. Оплачиваем им бензин, расходные материалы.

Ситуация с кадрами в Белгородской области еще сносная, а вот на Алтае — совсем никуда.

Местные кадры там отсутствуют, ни рабочих, ни инженеров фактически не осталось вообще. Меняем уже пятого или шестого главного энергетика тамошнего нашего филиала из алтайцев.

Приходится посылать туда инженеров, квалифицированных рабочих из Белгорода в командировки, работать там, по сути, вахтовым методом… Такая тяжелая кадровая обстановка не только в Алтайском крае, но и во многих других регионах России. Вот к каким последствиям привело многолетнее невнимание к строительной отрасли, подготовке кадров для нее со стороны государства и многих субъектов Федерации.

— А как вы лично пришли в электромонтажную сферу?
— Давным-давно — после института, в 1972 году. Начинал работать в монтажной организации в Белгородской области — мы делали котельные в микрорайонах, на больших предприятиях. Потом меня пригласили в Москву, в трест «Спецмонтажавтоматика». Это было престижно, почетно и в материальном плане выгодно. 15 лет я проработал в Московском регионе. А затем был переводом направлен на Байконур заниматься электромонтажными работами на космодроме. С тех пор отмечаю День космонавтики как второй свой профессиональный праздник.

Проработал я там до 1993 года, когда капитальное строительство на космодроме практически полностью прекратилось. Вернулся на Белгородчину, где начинал, и создал здесь электромонтажную компанию.

— С коллегами с Байконура?
— Нет, с местными специалистами. С Байконура в нашей компании я один: все разъехались по своим родным городам.

Стратегия — надежность

— Как будет развиваться предприятие в ближайшие годы? У вас есть, как в стране, стратегия до 2020 года?
— Для того чтобы развиваться завтра, нужно нормально работать сегодня. Что это значит? Ты взял объект, маленький, большой ли — сделай его честно, добросовестно, чтобы заказчик мог сразу на нем начать работать. Если ты сделал его на совесть, можешь быть уверен: клиент завтра, послезавтра к тебе обратится и порекомендует другим.

Очень часто наше сотрудничество с крупными заказчиками начиналось с небольших объектов. Они, может быть, и не очень выгодны с экономической точки зрения, но важны в плане перспективы, выстраивания отношений, репутации. И после сдачи такого объекта заказчик зачастую приходит и говорит: «Вчера вы мне сделали объект за три рубля, а сегодня я вам заказываю объект за сто рублей!» Другой наш рецепт успеха — неукоснительно выполнять гарантийные обязательства.

Пусть даже это обязательства не юридического характера. Например, сделали мы освещение вокруг дома. Через какое-то время клиент звонит и говорит: у меня спустя полгода половина лампочек перегорела.

Мы могли бы сказать: к нам какие вопросы? Это не сети, не источники питания… У лампочек есть срок годности, заказчик сам по смете выбрал именно такие, подешевле. Но мы едем и меняем эти лампочки за свой счет. Всегда.

Чтобы у клиента не возникало ни тени сомнения, что это может быть связано с результатами нашей работы.

Именно потому, что мы работали в соответствии с такими вот принципами, мы и стали сегодня одной из самых крупных электромонтажных организаций в области.

— То есть ключевой фактор успеха — это вовсе не умение выступать на тендерах?
— Естественно. Крупный заказчик, если компанию знает, постарается привлечь ее любым способом, с тендером или без тендера. К тому же механизм тендера не совершенен.

Если я как профессионал знаю, что себестоимость выполнения работ не менее 5 млн руб., а приходит некто и говорит, что сделает работы за 3,5 млн, мне понятно, что здесь что-то нечисто. Если, к примеру, делается освещение, закупается опора ЖБ-2 — цена ее известна; закупается кабель — сколько его нужно, тоже понятно, стандартная цена его не секрет.

Могут быть скидки за закупки большого объема продукции, как у нас, например, отсрочки по платежам для надежных покупателей или экономия за счет более эффективной организации труда. Но это 2—3%, а не 20! Откуда же берется такая колоссальная экономия?!

— Работы могут быть выполнены с нарушением технологических требований?
— Конечно. А иногда подрядчик «выбирает» сумму, внесенную заказчиком по условиям тендера, и останавливает работы — доплачивайте, мол, инфляция в стране.

Мы в таком стиле никогда не работали, подобного рода «рыночный» подход мне претит. И потому мне не стыдно смотреть в глаза заказчикам — бывшим и будущим: то, что я обещаю, я делаю.

На этот год у нас хорошие объемы, в следующем будут еще лучше, потому что мы себя хорошо зарекомендовали. Мы знаем, что, поскольку строительство будет расширяться, мы окажемся востребованы: никакой объект не может обойтись без электричества.

Сегодня нас в области, в отрасли знают, и мы знаем заказчиков. И перспективы наши ясны: если страна наша будет развиваться так, как она сейчас развивается, не снизит темпов, то и компания будет получать заказы все больше и больше.


Генеральный директор ЗАО «СМУ-10-Спецмонтажавтоматика» Борис Владимирович Махонин родился 27 ноября 1949 года в г. Флорешты Молдавской ССР. С 1955 года проживает в г. Белгороде.

В 1972 году окончил Харьковский институт радиоэлектроники по специальности «Промышленная электроника». Вся трудовая деятельность Б.В. Махонина протекала в строительном секторе, он прошел все ступени: от мастера до генерального директора строительно-монтажного управления по выполнению электромонтажных работ.

С 1980 по 1993 год работал на космодроме «Байконур», выполняя работы по строительству и подготовке к пуску космических аппаратов различного назначения. За время работы на «Байконуре» получил звание «Почетный строитель Байконура». За участие в подготовке старта летательного аппарата «Буран» награжден почетной грамотой министра обороны СССР. Удостоен медали за освоение космоса «Юрий Гагарин».

С 1994 года работает генеральным директором ЗАО «СМУ-10-Спецмонтажавтоматика» в г. Белгороде. Организация выполняет комплекс проектных, монтажных, наладочных работ по монтажу систем электроснабжения на объектах Белгородской области и других регионов. Особенно плодотворное сотрудничество сложилось у предприятия с холдингом «Приосколье», являющимся одним из лидеров России по производству мяса птицы.

По результатам работы за 2006 и 2007 годы Борис Махонин награжден золотой медалью Французской ассоциации содействия промышленности, получил награду «Руководитель 2007 года». ЗАО «СМУ-10-Спецмонтажавтоматика» стало обладателем звания «Лучший налогоплательщик 2006 года» и «Предприятие 2007 года».