Полет инфляции?


Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ, политический обозреватель

Рост инфляции остается одной из главных макроэкономических проблем, а сводки
о ней похожи на
военные.

Инфляция в России в январе составила 2,2%, а в январе — феврале уже ориентировочно 3,4—3,6% против 2,8% годом ранее. Рост денежной массы в прошлом году достиг 47%. Правительство думает, как остановить цены. Премьера Виктора Зубкова представленные в феврале Минфином, МЭРТ и ЦБ предложения не удовлетворили. Однако за неимением других было решено скорректированный план по снижению темпов роста потребительских цен утвердить.
Алексей Кудрин заявил, что правительство меняет методы борьбы с инфляцией. Теперь будут добиваться строго определенного показателя роста цен, как бы при этом ни укреплялся рубль, ни росли золотовалютные резервы, не говоря уже о собственно денежном предложении. Обещает правительство и ограничиться в расходах.
Впрочем, с последним пунктом дело упорно не ладится. Уже намечен рост расходной части бюджета на 331,3 млрд руб. — увеличивается денежное довольствие льготникам, бюджетникам, военным и госслужащим.
В 2009—2010 годах расходы могут еще вырасти. Однако, как недавно пояснил Кудрин, их придется просчитывать отдельно: хотя на три года вперед поправки вносить и не разрешается, в бюджетах будущих лет есть нераспределенный резерв, который и послужит источником дополнительного финансирования.
При этом пособие беременным женщинам, уволенным в связи с ликвидацией предприятий, увеличится всего на 25,5 руб. Единовременное пособие при рождении ребенка вырастет на 680 руб., ежемесячное пособие женщинам по уходу за ребенком — с 1,5 тыс. до 1627,5 руб. за каждого ребенка, а ежемесячная денежная выплата инвалидам увеличится на 105 руб. Эти суммы, очевидно, совершенно не компенсируют рост цен на продовольственные товары.
Как известно, благодаря «заморозке» цен до мая социально значимые продукты питания не подорожают, а вот ближе к лету, обычно самому тихому с точки зрения инфляции периоду, в Минфине ждут новых проблем.
Войну с инфляцией планируется вести на пяти направлениях: мерами в области денежно-кредитной и бюджетной политики, путем снижения темпов роста цен на продовольствие,
за счет развития инфраструктуры торговли, мерами по снижению темпов роста цен на рынках нефтепродуктов и строительных материалов, а также мерами по повышению эффективности естественных монополий, тарифы на услуги которых регулирует государство.
Ко II кварталу 2008 года Минфин, МЭРТ и ЦБ должны представить в правительство доклад, с указанием мер по снижению монетарной инфляционной составляющей и мер по стимулированию сбережений. Что важно, в условиях значительного притока внешних заимствований, по крайней мере до начала мирового кризиса, правительство и ЦБ будут отслеживать внешние заимствования компаний и финансовых институтов со значительным госучастием. Так, в поле зрения Минфина уже попали Россельхозбанк и ВТБ, а также Внешэкономбанк, Сбербанк, «Роснефть» и «Газпром». В 2007 году эти компании обеспечили рост внешнего корпоративного долга на $30 млрд.
Есть основания предполагать, что некоторые успехи на ниве борьбы с инфляцией будут.
В частности, импорт растет такими темпами, что только взлет нефтяных цен сохраняет торговый баланс нашей страны положительным, а это компенсирует приток денег, хотя и губительно сказывается на отечественном производителе. Алексей Кудрин: «Рост цен — это 100-процентная ответственность правительства, и если у правительства есть воля, оно может строго держать себя в рамках существующего Бюджетного кодекса и добиваться цели».
Между тем глава экспертной группы Минфина Евсей Гурвич указывает на то, что основная опасность для российской экономики — это ее перегрев, что и является фундаментальной причиной высокой инфляции. Темпы роста внутреннего спроса во много раз опережают рост объема инвестиций, что приводит к значительному росту импорта. О перегреве отечественной экономики на недавнем семинаре в Высшей школе экономики говорил также директор Института экономики переходного периода Егор Гайдар. Среди факторов, названных им, — рост инфляции, рост реальной зарплаты наравне с дефицитом квалифицированных кадров на рынке труда.

Окно в мир

Обвал мировых фондовых рынков, ипотечный кризис, надвигающаяся рецессия в США, падение курса доллара вслед за рекордным снижением ставки ФРС вызвали бурные дискуссии и тревогу в среде экономистов. Оценивая последствия глобальных проблем для российской экономики, эксперты сходятся в том, что влияние мирового финансового кризиса на нее, скорее всего, будет ограниченным. То есть наша страна, как говорилось в Давосе, действительно станет относительно «тихой гаванью».
Для экономики России ключевыми факторами являются цены на сырье и потоки капитала. В конце прошлого года проблему инфляции и перспективы мировой экономики в интервью журналу «БОСС» (№ 12 за
2007 год) проанализировал известный российский эксперт — управляющий директор и главный экономист группы компаний «Тройка-диалог» Евгений Гавриленков. Оценивая ситуацию на мировых рынках, он отметил: «Если говорить о 2008 годе, то серьезных проблем я не вижу. Нефтяные цены будут выше, чем планировалось. Это значит, что и другие сырьевые цены, в том числе и на металл, которые также обеспечивают и приток валюты, и прибыли металлургических компаний, окажутся выше ранее прогнозировавшихся. Поэтому в целом внешняя конъюнктура на следующий год выглядит благоприятной. Возможно дальнейшее ослабление доллара в течение некоторого времени. В этих условиях сырьевые цены останутся на довольно высоком уровне. Низкий курс доллара означает рост внешних заимствований, что в сочетании с накачкой бюджетных денег будет в определенной мере поддерживать внутренний рынок».
Евгений Гавриленков выделил «два с половиной фактора», провоцирующих инфляцию: «Один из них связан с бюджетом и бюджетной политикой. Изначально они носили инфляционный характер, хотя при прочих равных условиях были шансы удержать инфляцию на более низком уровне. Объективно сказался рост расходов бюджета, который мы наблюдаем два, а с учетом 2008-го, уже и три года, когда расходы ежегодно увеличиваются более чем на треть. Совершенно очевидно, что реальная экономика не может развиваться такими темпами. Поэтому бюджетная накачка, безусловно, создает повышенный инфляционный фон. Другим фундаментальным фактором стала валютная политика Центрального банка, который в конце 2005 — начале 2006 года
провозгласил ложную идею укрепления номинального рубля с целью борьбы с инфляцией. Делая это явно, открыто, ЦБ спровоцировал гигантский приток капитала и особенно внешних заимствований российскими банками и корпорациями, что радикально ускорило темпы роста денежной массы. В середине
2007 года денежная масса увеличивалась темпами 60% в годовом исчислении против
35—36% на начало 2006 года. Это, конечно, тоже создало инфляционный потенциал».
Говоря о ближайшем будущем, эксперт констатировал: «У нас в стране уже довольно высокий уровень цен даже на продукты, не говоря уже о товарах длительного пользования, которые вышли на уровень мировых цен. Более того, цены на многие сырьевые товары, например на металл, уже даже превысили мировые. Поэтому их дальнейший быстрый рост маловероятен, если, конечно, не произойдет какого-то глобального изменения в этих товарных группах. И есть реальный шанс, что в 2008 году инфляция будет меньше, чем в 2007-м… Мой базовый благоприятный прогноз — 9—10%. Высокий инфляционный фон уже задан начавшимся бесконтрольным накачиванием бюджетных средств в госкорпорации. При этом надо учитывать, что такой прогноз строится на предположении, что больше в экономику ничего ежеквартально вбрасываться не будет… а это, скорее всего, даже вероятно. Просто я бы поостерегся давать конкретные цифры, потому и сказал, что 9—10% — оптимистический вариант. А если начнут, как и раньше, каждый квартал по 1 трлн руб. вкачивать, то придется говорить уже о более высоких показателях». По всей видимости, обозначенный потолок в 9—10% правительство и примет в качестве ориентира до конца текущего года.
По мнению многих экспертов, остудить экономику, заодно решив проблему инфляции, может только ее модернизация. «Меры по снижению инфляции, предложенные правительством, легковесны по сравнению с проблемой», —
считает Евсей Гурвич. «Для модернизации экономики необходимо снизить внешние заимствования», — приходит к выводу президент фонда «Институт энергетики и финансов» Леонид Григорьев. Руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер дает свой рецепт: «Необходимо остановить огосударствление экономики». «Государство не должно инвестировать в те отрасли, которые являются привлекательными для частных инвесторов», — убежден эксперт.

Банкирский вклад

Однако банковский сектор добавил ложку дегтя в планы правительства по снижению инфляции. На ежегодной встрече руководства Банка России с банкирами в подмосковном пансионате «Бор» первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев впервые признал существование кризиса ликвидности в отечественной банковской системе и заявил о смене приоритетов в политике ЦБ. Вместо борьбы с инфляцией на первый план выходит поддержание стабильности банковского сектора. Столь радикальные заявления свидетельствуют о негативном представлении ЦБ о будущем, полагают эксперты.
Представитель руководства Центробанка
сообщил, что на фоне напряженности на финансовых рынках из-за ипотечного кризиса в США проблемы с ликвидностью у российских банков есть и будут продолжаться. По его словам, если бы не шаги по расширению рефинансирования, предпринятые ЦБ осенью прошлого года, сужение ликвидности банков могло бы приобрести значительно более угрожающие масштабы.
Центральный банк не просто готов предложить участникам рынка новые механизмы повышения ликвидности, но и намеревается это направление своей деятельности сделать приоритетным. Как рассказывали присутствовавшие на выступлении банкиры, Алексей Улюкаев прямо заявил об «изменении тональности в политике ЦБ». По его мнению, сейчас стабильность банковского сектора России для ЦБ важнее, чем борьба с инфляцией, ранее являвшаяся первоочередной задачей. Тем самым ЦБ принимает стратегию западных регуляторов — ЕЦБ и ФРС, однако при этом прямо противоречит правительственному курсу на удержание инфляции.
Сенсационные высказывания первого зампреда Центробанка могут свидетельствовать об ожидании ухудшения ситуации в недалеком будущем. Март — апрель станут пиковым временем с точки зрения выплат по корпоративным долгам и налогам. Это может привести к росту кредитных ставок.
«В связи с притоком в банковский сектор около 250 млрд руб. бюджетных средств в конце 2007 года сейчас ликвидность увеличилась почти вдвое. Однако уже в марте компании и банки ожидают выплаты в размере
$16 млрд, а в апреле последует уплата налогов за I квартал, из которых только на НДС придется 300 млрд руб.», — рассуждает старший аналитик Альфа-банка Наталия Орлова.
Впрочем, некоторые участники рынка сомневаются в том, что за заявлениями ЦБ последуют конкретные меры. «Г-н Улюкаев, даже говоря от лица Центробанка, высказался на закрытой встрече с банкирами, куда пресса была не допущена, поэтому считать его слова официальным заявлением нельзя, — указывает главный экономист банка «Траст» Евгений Надоршин. — А денежно-кредитная политика на 2008 год, разработанная ЦБ еще до кризиса, не предполагает смену приоритетов». Да и у правительства наверняка есть свое мнение относительно очередного выбора из двух зол.