Монополия «золотого миллиарда»


Текст | Сергей ТКАЧУК

Почему Запад живет лучше нас? В чем вообще заключается источник его благосостояния?

Трудно оценить сегодня размеры материальных ресурсов, которые европейские государства и США выжали из своих колоний и сфер влияния. Организация африканских государств сделала примерные подсчеты и выставила счет к странам Запада на сумму
$800 млрд. Цифра более чем внушительная.
А ведь были еще страны Азии, Латинской Америки. Не стоит забывать и про почти полностью истребленные народы Австралии и Северной Америки.
Колонии дали Западу три вещи: почти бесплатное сырье, рынки сбыта, дармовые финансовые ресурсы (прежде всего драгоценные металлы). Немаловажную роль сыграли также бесплатная рабочая сила и рабы как предмет торговли (на работорговле был создан целый ряд торговых компаний, которые потом переквалифицировались на другой товар). Роль этих трех факторов для экономик западных стран можно описать через три механизма. Первый — самый очевидный: бесплатное сырье обеспечило низкую себестоимость продукции. Второй — дармовые финансовые ресурсы (проще говоря, награбленное золото) сделали возможным создание в относительно короткий временной период национальной промышленности целого ряда стран. Все эти чудесные промышленные революции, о которых написано в учебниках истории, не были, разумеется, чудесными. Третий механизм использования колоний сегодня довольно часто замалчивается. Дело в том, что любая компания, производящая тот или иной товар, прежде чем выйти на внешний рынок, как правило, должна обзавестись рынком внутренним, так сказать, запасным. На этом рынке можно опробовать новые виды продукции и получить первые прибыли. Причем лучше всего, если этот рынок несвободен, если он защищен, тогда у компании есть монополия.

Имя им миллиард

Монополизм, защищенность от внешнего воздействия, в том числе за счет правовой легализации доминирующего положения на рынке (как транснациональных корпораций, так и целых государств), привели к появлению термина «золотой миллиард» (далее — ЗМ). Им принято обозначать жителей тех стран, которые достигли высокого уровня технологического развития, — примерно один из шести миллиардов населения Земли. В настоящее время страны ЗМ включают США, Канаду, государства Западной Европы, Японию, Австралию с Новой Зеландией и Израиль. Характерно, что к этой категории не относят Южную Корею, Тайвань и Сингапур, почти догнавшие (а Сингапур и превзошедший) по уровню душевого дохода страны Европы (и живущие лучше, чем Греция и Португалия), хотя эти «азиатские тигры» по объективным экономическим показателям должны бы к ней принадлежать. По последним данным, ЗМ распоряжается почти 85% мирового продукта (в 1960 году его доля была «лишь» 70%), на него приходится 84% мировой торговли и 85% финансовых накоплений. Причем разрыв между 20% наиболее богатого и 20% беднейшего населения мира непрерывно растет. Если в 1960 году соотношение их доходов исчислялось как 30 : 1, то в 1970-м — как 32 : 1, в 1990-м — как 60 : 1,
а сейчас — как 100 : 1.
Сегодня граждане ЗМ, составляющие менее 20% мирового населения, используют более 70% производимой на планете энергии, 75% обрабатываемых металлов и 85% деловой древесины. И по прогнозам к 2020 году их энергопотребление удвоится. Сейчас на США, Канаду и страны Западной Европы, где проживает чуть меньше 12% населения земного шара, приходится свыше 60% мирового частного потребления товаров и услуг. ЗМ использует 75% мировых минеральных ресурсов и дает такую же долю выбросов. Так, если в США в 1991 го-
ду на каждого человека приходилось 2614 кг
потребленной нефти, то в Индии — 62 кг, Эфиопии — 14 кг, Сомали — 12 кг, а в Заире и Бангладеш — 10 кг. Нынешний разрыв в уровне потребления ресурсов можно наглядно показать на примере США и Индии. В Индии оно ниже по алюминию в 34 раза, по меди в 45 раз, по фосфатам в 58 раз, по нефти в 43 раза, по природному газу в 184 раза. Приблизительно так же обстоит дело и с другими видами сырья. И это при том, что численность населения Индии в шесть раз выше, чем в США. Вклад одного жителя США в расходование ресурсов равен вкладу 1450 жителей Индии. США, при 5% населения земного шара, утилизируют для своих нужд не менее 40% добываемых на Земле полезных ископаемых. Если бы развивающиеся страны попытались приблизиться к существующему в США экономическому уровню, то добычу различных видов сырья пришлось бы увеличить в 10—20 раз.
А это означает, что в ближайшие два десятилетия природные ресурсы Земли были бы полностью исчерпаны.
Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что попадание в категорию самых развитых происходило далеко не просто так: каждая из составляющих ЗМ стран оседлала свой конек и в полной мере использует конкурентные преимущества, данные ей историей, географическим положением и природно-ресурсным потенциалом.
Уровень экономического развития государств ЗМ неодинаков. США живут лучше Европы, поскольку опережают ее технологически и имеют дополнительную рентную надбавку, связанную с использованием доллара в качестве международного платежного средства, а также умеют использовать для создания преимущества современные финансовые и политические институты. Кроме того, у США есть собственная нефть. Собственная нефть есть и у Англии, Норвегии и Нидерландов, что позволяет Англии сгладить утрату промышленного лидерства в некоторых отраслях, а Норвегии —
снизить влияние прохладного климата.
Все ведущие державы имеют определенную специализацию и распределение влияний, и даже у США нет технологического первенства сразу во всех сферах производства. Мода —
специализация Италии и Франции. Холодильники, стиральные машины, электролампы, мебель высшего дизайна, модная одежда для потребителей из числа среднего класса, автомашины, грузовики и автобусы выпускаются в Италии и Швеции. Автомобили и электроника высокого качества производятся в Германии и Японии, реактивы — в Англии.
Сгруппируем эту информацию по странам. Франция изготавливает самолеты, грузовики, пылесосы, создает моду для богатых потребителей, атомные электростанции. Германия делает компьютеры, канцелярские принадлежности, холодильники и стиральные машины высокого качества, автомашины всех классов, включая грузовики и автобусы, микроскопы, радиоэлект-
ронику. Дания занимается металлорежущими станками. Специализация Японии — автомашины, радио- и видеоэлектроника, ноутбуки, суперкомпьютеры, компьютерные игры. Швеция изготавливает автомашины, грузовики и автобусы (главным образом «Вольво»), разрабатывает сложную бытовую технику, в частности стиральные машины. Нидерланды сосредоточились на электронных микроскопах, радиоэлектронике (в основном «Филипс»), продуктах сельского хозяйства. Впрочем, по мере дальнейшей интеграции Евросоюза технологические пирамиды все больше оказываются разбросанными сразу по нескольким странам. Наиболее широк спектр первенства США. Это наука и высокие технологии, реагенты, самолеты, вооружение, космос, атомные электростанции, автомашины, суперкомпьютеры и ноутбуки, программы для компьютеров, кинофильмы, массовые зрелища, видеопрограммы.
Несмотря на часто звучащие вымыслы, в государствах ЗМ до сих пор имеется значительное промышленное производство, хотя многие из этих производств с точки зрения максимизации сиюминутной прибыли можно было бы перенести в страны «третьего мира» с более дешевой рабочей силой. Однако этого не происходит именно потому, что с окончательным уходом промышленного производства будет утеряно и технологическое лидерство в данной области. Взять, к примеру, автомобилестроение. Постоянно разрабатываются новые модели, их надо испытывать, доводить, а новые способы их производства нужно изобретать, внедрять, совершенствовать. Все это делается на основных предприятиях, при этом задействовано много специалистов, отслеживающих эффективность новых технологий. Полный уход этих производств в развивающиеся страны лишил бы богатейшие державы возможности первенства в дальнейшей разработке технологий.

Новые игроки

Итак, однажды вырвавшись в лидеры, государства ЗМ прочно удерживают свои позиции. Разрыв в уровне развития со всеми остальными в целом углубляется, а случаи успешного догоняющего развития в последние десятилетия, когда страны «третьего мира» смогли приблизиться к ним по экономическим показателям, единичны — это Южная Корея, Гонконг, Тайвань и Сингапур. Почему так происходит?
Главным фактором богатства в современном мире является опережающее развитие технологий и умелое использование получаемого при этом продукта с высокой добавленной стоимостью. Впрочем, подобное объяснение относительного (если принимать в расчет возможные риски, связанные с падением доллара) благополучия ЗМ может показаться не совсем правдоподобным. И действительно, не все секторы «золотомиллиардных» экономик высокотехнологичны, некоторые из них находятся на уровне аналогичных отраслей в более бедных странах. Тем не менее их работники живут в разы лучше, чем такие же работники в отстающих странах. Прежде всего это происходит за счет умения создать условия, позволяющие идти опережающему развитию технологий только в этой стране и нигде больше. Для этого государство (именно оно, а не рынок сам по себе, как утверждают либеральные догматики) вкладывает в развитие образования, науки, инфраструктуры огромные средства и эффективно использует их. Большинство инвестиций в производство высокотехнологичной продукции требует определенного качества человеческого капитала (что достигается образованием, включая стажировку технологов в фундаментальной науке при подготовке диссертаций и т. д.), а также удобного размещения предприятия (что связано с окружающей инфраструктурой). Именно государственные усилия формируют в странах ЗМ те условия и механизмы, при которых возможно постоянное создание новых технологий.
Помимо чисто административных запретов на вывоз новых технологий, интеллектуальное превосходство удерживается и тем, что в других странах создать аналогичные производства будет дороже, несмотря на более низкие зарплаты, по причине отсутствия подходящей инфраструктуры и человеческого капитала. В странах ЗМ делается та часть работы, которая строится на основе накопленных знаний, умений и особых трудовых навыков. Из всех технологических стадий выделяют те, которые могут быть выполнены неквалифицированными работниками на специальном оборудовании. Именно эти стадии производства в первую очередь передаются в страны «третьего мира» (в том числе в Россию, хотя к означенной категории ее уже сложно отнести, даже с натяжкой). По данным компании Vernon, большинство новых товаров разработано в странах ЗМ. Они выпускаются там до тех пор, пока их дизайн не становится совершенным, а способы производства — стандартизированными. Затем инновационные компании переводят производство продукта в менее развитые страны. Обычно перенос технологии осуществляется внутри транснациональной компании путем продажи лицензий местным производителям.
Таким образом, большая часть экспортируемых продуктов из наиболее богатых государств мира — это монопольные продукты, основанные, как правило, на научно-технических достижениях и манипуляции представлениями о полезности. Ведь сколько стоит лекарство или химическое вещество, выпущенное в США, сколько стоит компьютерная программа, созданная там же? Дорого, потому что включает очень высокую зарплату работников и очень высокие цены на землю и электричество в США. Но эти продукты покупаются, потому что их негде больше купить — монополия.
Пока в России и других странах, находящихся на периферии глобального разделения труда, не поймут, в чем смысл современного экономического роста, какими механизмами и жертвами он достигается, создать новые полюса влияния в мире монополий и усеченной конкуренции будет едва ли возможно.

Комментарии экспертов

Хельга ЦЕПП-ЛАРУШ, президент Шиллеровского института (Германия):
— Вся глобальная финансовая система находится под угрозой из-за приблизившегося вплотную краха доллара. Можно ли было предсказать подобное развитие событий? Ответ надо дать ясно и четко: да, когда в ноябре 1989 года после падения Берлинской стены появились признаки распада Варшавского договора и Советского Союза. Мы предупреждали, что все это приведет к катастрофе, если мы станем пытаться сменить несработавшую экономическую систему Востока на такую же несостоятельную систему Запада, систему свободного рынка. Потому что долгий ряд неолиберальных шагов подорвал основы экономики в пользу спекулятивных операций. Вместо того чтобы наносить смертельный удар по устаревшим отраслям промышленности (что и сделали реформаторы из МВФ), следовало бы использовать опыт стран Восточной Европы для строительства транспортных артерий. После того как технологии были бы использованы полностью, можно было бы их остановить.
Мы предупреждали об опасностях свободного рынка и говорили о программах реконструкции Восточной Европы.
Я и другие члены института Шиллера распространяли эти идеи в странах Восточной и Западной Европы начиная с января 1990 года, чему способствовало проведение наших многочисленных конференций. И если бы данные программы были выполнены своевременно, они привели бы к крупнейшему экономическому буму столетия.
Но возможность впервые в ХХ веке поставить отношения между Востоком и Западом на новую основу, на основу мирного развития, была утеряна. Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттеран и Джордж Буш сделали геополитический выбор — убрать Россию как возможного конкурента с мирового рынка и низвести ее до статуса экспортера сырья. Они объявили о создании нового мирового порядка, который, как и глобализация, работает исключительно на интересы США и Англии.

Павел ТЕПЛУХИН, председатель совета директоров УК «Тройка Диалог»
(из комментария rb.ru):

— Какими последствиями для России может обернуться рецессия в США? Первое — еще больше снизится курс доллара. Проблема в том, что американское правительство, прекрасно понимая, что рецессия — это дело не очень приятное, будет всячески стараться девальвировать свою валюту по отношению к остальным мировым валютам. В том числе американские финансовые власти заинтересованы в том, чтобы курс доллара снижался и по отношению к рублю. Это может довольно плохо повлиять на российских производителей, потому что им станет сложнее конкурировать и на внутреннем российском рынке с импортом, и на международных рынках.
Второе следствие рецессии в США, возможно, не такое явное. Оно связано с тем, что 30% мирового импорта приходится на Америку, то есть США «съедают» 30% товаров, которые другие страны поставляют в систему мировой торговли, включая и Россию. И если американский спрос начнет снижаться, то это, может быть, не в такой мере, как для китайцев, но все равно для нас будет очень неприятно. Во всяком случае, для некоторых производителей, поставляющих свои товары на американский рынок, или для компаний, которые в дальнейшем перепродают товары американцам. Это касается, в частности, энергоресурсов.
И третье возможное последствие связано с российскими финансовыми потоками. Наша финансовая система является составной частью мировой, и если будет происходить сжатие денежной массы, как мы сейчас все предполагаем, то это приведет к уменьшению ликвидности мировой финансовой системы.