Шамиль ТАРПИЩЕВ: пока жива идея


Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Леонид ЗИНКЕВИЧ, Александр ДАНИЛЮШИН

Чье имя сразу же приходит на ум при словах «российский теннис»? Конечно, человека, без которого вряд ли были бы возможны сегодняшние успехи наших теннисистов — президента Федерации тенниса России Шамиля Тарпищева. В начале марта видный теннисист, тренер, организатор и общественный деятель отмечает 60-летний юбилей. В преддверии этого значимого события Шамиль Анвярович, несмотря на свой насыщенный рабочий график, выкроил время и встретился с представителем журнала «БОСС».

— Шамиль Анвярович, приближается ваш 60-летний юбилей. Говорят, что мужчина в своей жизни должен построить дом, посадить дерево, вырастить сына. Эту программу вы полностью выполнили. А что считаете своими основными достижениями в жизни?
— У меня растут два прекрасных сына, полных сил и здоровья, и, наверное, это основное достижение в моей жизни и главная опора. Вообще, у меня надежный тыл — много родственников, дорогих и близких мне не только по крови людей, мы живем одной семьей. Их поддержка и помогла достичь всего, чего я добился.
В моей жизни есть творчество — это та работа, которой я с огромным удовольствием занимаюсь. Испытываю удовлетворение от того, что мои идеи находят воплощение и приносят результаты. Ну а итог 60-летнего периода моей жизни — то, что сегодня Федерация тенниса России занимает лидирующую позицию в мире. Это признано всеми. Как вы знаете, три года подряд наша федерация держит первенство по Европе: в 2005, 2006 и 2007 годах Европейская ассоциация тенниса по совокупности побед в профессиональном, юниорском, ветеранском теннисе и в теннисе на колясках удостаивала Федерацию тенниса России своей высшей награды — European Tennis Trophy.
А кроме того, высокие результаты наших спортсменов, показанные ими в течение последних лет, позволили России занять ведущие позиции в мировом теннисе.
Отмечу также, что в этом году Федерация тенниса России празднует свое 100-летие. Это первая спортивная федерация в стране, создание которой положило конец хаотичному развитию спорта в России и послужило толчком для учреждения у нас федераций по другим видам спорта. Более того, Федерация тенниса России до сих пор остается единственной отечественной спортивной организацией, ставшей соучредителем международной федерации — речь идет о Международной федерации тенниса, созданной в марте 1913 года.

— А чего вы не успели достичь? К чему стремитесь?
— Пока жива идея — есть к чему стремиться, надо пытаться осуществить идею. Если говорить о чисто рабочих моментах, то нам еще предстоит создать теннисную систему, благодаря которой российский теннис станет непобедимым и самым лучшим в мире. И конечно, предстоит еще воспитать будущее поколение теннисистов и тренеров, научить и наставить тех, кто дальше будет развивать на благо общества все, что удалось сделать нам.

— Вы не только спортсмен, тренер, организатор, но и крупный общественный деятель, и ваше мнение о том, как развивается современная Россия, имеет большое значение. Как вы думаете, сегодня Российское государство движется в правильном направлении?
— Безусловно. Главное для нашего общества то, что самое плохое уже позади. Сейчас мы идем по пути созидания. И если не собьемся с этой дороги, то с каждым годом все будет лучше и лучше. Поэтому я с большим оптимизмом смотрю в будущее и позитивно оцениваю перспективы нашего государства.
Невооруженным глазом видно, что Россия встает на ноги, что она стремится занять позиции ведущей державы в мировом сообществе. И я не сомневаюсь — нам это удастся.
В своей экономической, социальной, политической жизни мы прошли колоссальный путь за кратчайший отрезок времени, у многих стран на это ушли десятилетия, столетия, у нас же — всего полтора десятка лет. Конечно, такое интенсивное движение вперед не может обходиться без перекосов и проблем. Некоторые проблемы стоят перед нашим обществом до сих пор. Но думаю, что их решение — дело времени и в конце концов все образуется.

— Раньше общественное мнение западного мира было очень негативно по отношению к Советскому Союзу. Да и сегодня за рубежом тоже иногда проявляется русофобия. Тем, кто живет в России, кажется, что в спортивной среде это особенно заметно. Вы как человек, часто бывающий за границей, это чувствуете?
— Несомненно. Мир продолжает бояться сильной России. Сильных всегда опасаются и всегда смотрят на них предвзято и с завистью. Так сложилось исторически: когда-то мир боялся могущественного и влиятельного СССР, а сегодня, когда великой становится Россия, начинают опасаться ее. Могу сказать, что во многих странах мира Россию воспринимают так, как когда-то воспринимали Советский Союз.
И в спортивной среде это тоже проявляется. Посмотрите, что писали и пишут газеты наших конкурентов — стран, которые также претендовали на то, чтобы принимать у себя зимние Олимпийские игры 2014 года, обратите внимание, как велась ими предвыборная кампания, и вы увидите массу негатива по отношению к нашей стране. У мирового сообщества, прежде всего у населения западных стран, кем-то настойчиво формируется предвзятое отношение к России. Мало кто говорит о позитивных вещах, происходящих на нашей родине, в основном можно встретить субъективную и крайне нелицеприятную информацию. Мне приходится бывать в разных странах, и часто, когда я общаюсь с иностранными гражданами, у меня возникает ощущение, что многие люди совсем не знают России и не имеют ни малейшего представления о том, что у нас происходит в действительности. Некоторые, как в анекдоте, свято верят в то, что в Москве чуть ли не медведи по улицам ходят. Все это — влияние прессы.

— Наверное, этого будет непросто достичь, ведь позитивное отношение к России невыгодно многим…
— Интересы тех, кому нужна предвзятость иностранного сообщества к нашей стране, уже не могут воспрепятствовать формированию позитивного имиджа России в мире. Жизнь всегда показывает, кто есть кто на самом деле.
Отмечу, что для создания позитивного имиджа России многое делает и спортивный мир, в частности теннис. Достижения российских спортсменов способствуют росту интереса к нашей стране простых людей, привлекают на нашу сторону симпатии миллионов. Общеизвестный факт, что отечественные теннисные звезды — самые популярные россияне в мире.

— В конце прошлого года внимание всех привлекло ваше заявление о том, что, если ситуация с финансированием тенниса не улучшится, вы через два года покинете свой пост. Это заявление программное или сделано под влиянием эмоций?
— Нет, эмоции тут ни при чем. Дело в том, что нашей федерации удалось достичь максимальных результатов с теми, весьма скудными, финансовыми ресурсами, которые мы имели. Повторюсь, сегодня федерация считается лучшей в мире по всем показателям, нас признают, уважают и боятся. Более того, мы знаем, как выстроить такую теннисную систему, благодаря которой наши спортсмены могли бы своими результатами «похоронить» весь мир. Но сделать это чрезвычайно сложно. Потому что из тех ресурсов, которыми сейчас владеем, мы сделали максимум.
Любой шаг с верхней площадки победителя — это шаг вниз. А если за два года ситуация не улучшится, мы обязательно его сделаем, и наши результаты будут падать. Тяжело видеть, что можно сделать лучше, но не иметь для этого возможностей. С таким финансированием, как сегодня, нам не удержаться на существующем уровне и не подняться выше. Нужны совсем другие возможности.

— Проблема только в финансах?
— Да, это прежде всего финансовая составляющая. На сегодняшний день ежегодный бюджет Федерации тенниса России в десятки раз меньше бюджета любого футбольного или хоккейного клуба. Мы делаем все, что можем, но этого уже мало.
Я думаю, необходимо принятие государственной программы развития тенниса в России — это в государственных интересах и в интересах всего народа. Ведь теннис уже стал народной игрой, поскольку нет лучшего вида спорта для себя, в теннис можно играть в любом возрасте. А для России это еще и престиж. Например, за 2007 год у нас было 428 победителей международных соревнований, и значит, еженедельно многократно звучит гимн России во многих странах мира, ведь в теннис играют в 205 странах мира.

— Вы упомянули о футбольных и хоккейных клубах. Деньги там есть во многом потому, что это бизнес. Можно ли и нужно ли делать бизнес из тенниса?
— Дело в том, что во многих западных государствах теннис давно живет по законам рыночной экономики. В развитых странах действуют совершенно иные механизмы финансирования спорта. Например, в США, которые часто ставят нам в пример в плане финансовой поддержки спорта, государство не выделяет средств на олимпийские виды спорта, ему запрещено материально поддерживать общественные организации — спортивные федерации, но зато те имеют право сами зарабатывать деньги на спорте и зарабатывают на нем около
$1 млрд ежегодно. Во Франции система чем-то напоминает ту, что была в СССР. Деньги выделяются из бюджета, только нужно обосновать необходимый бюджет. В странах Скандинавии смешанная государственно-общественная система, которая тоже имеет право на жизнь. Принятые законы, несомненно, большой шаг вперед, но их надо еще долго развивать и совершенствовать.
Бизнес из тенниса, конечно, делать можно, но многие механизмы зарабатывания денег, которые существуют в мире, пока невозможны в России. Возьмем, к примеру, телевидение. На Западе это один из основных доходов спортивных организаций, но не у нас.

— Наверное, все существующие виды спорта и невозможно регулярно показывать по телевидению?
— Но Россия же участвует во всем спектре программ Олимпийских игр, почему мы не должны развивать весь этот спектр внутри страны? Перекосов быть не должно. А кроме того, есть еще и идеологические, политические и воспитательные цели. Мы же хотим привлечь больше жителей страны к массовым занятиям спортом, повысить физическую культуру россиян. Нам нужно воспитывать новое поколение чемпионов, наконец. И роль телевидения здесь очень важна.

— Что же мешает созданию в России адекватной спортивной законодательной базы? Ведь эти проблемы понимают и пытаются решить и глава профильного комитета Государственной думы Владислав Третьяк, и глава Росспорта Вячеслав Фетисов —
люди знающие и авторитетные.

— Что касается Вячеслава Фетисова, то я считаю, что он сделал все возможное для принятия продуктивной законодательной базы.
И то, что они, законы, вышли, были утверждены в том виде, в каком есть, говорит лишь о том, что мы упустили момент, когда можно было легко и без лишних сложностей пустить наше спортивное законодательство по новым рельсам. Я говорю о времени, когда наш спорт еще не был коммерциализирован, когда люди еще плохо понимали, какие деньги на этом можно заработать, когда здесь еще не были замешаны коммерческие интересы многих групп. Сегодняшняя же широта нашей законодательной базы слишком многим приходится не по вкусу, и далеко не всем хочется, чтобы спортивный мир жил по цивилизованным меркам. Действует целое лобби, мешающее созданию оптимальных механизмов, способных поставить всех в равные условия. Эту проблему нужно решать комплексно и на государственном уровне.

— И как же найти выход?
— Его подскажет сама жизнь. Правда, ответа мы можем ждать и достаточно долго. Очень не хочется наступать на одни и те же грабли, что мы уже не раз делали в прошлом.

— Вы были на той исторической сессии МОК в Гватемале, когда решался вопрос, быть или не быть Сочи столицей Олимпийских игр 2014 года. Российская делегация верила в победу?
— Конечно, и мы бились за нее. Если бы не верили, то и заявку не подавали бы. Это —
очень значимое событие. Выбор Сочи городом,
принимающим зимнюю Олимпиаду 2014 года, — это признание мировым сообществом России как сильной спортивной державы. Вопреки расхожим мнениям, Международному олимпийскому комитету нужна сильная в спорте Россия, потому что, чем больше мощных стран конкурируют в спортивной борьбе, тем притягательнее Олимпиада для общества, а это способствует решению многих проблем развития спорта в мире.
Хочу сказать, что российская федеральная власть очень здорово поддерживала выдвижение Сочи на Олимпийские игры 2014 года.
Я был в Гватемале, многое видел собственными глазами и многое слышал и признаюсь, что не знаю, как сложилась бы ситуация, если бы в Гватемалу не приехал Владимир Путин. Думаю, его визит в конечном счете и решил дело в нашу пользу.

— Проведение Зимней олимпиады — благо для России?
— Несомненно, выигрыш тендера на проведение глобального международного мероприятия — благо для каждой страны. Тем более если речь идет о таком значимом и статусном событии, как Олимпийские игры. Проведение Олимпийских игр — это реальный путь к более быстрому развитию государства со всех точек зрения — от повышения уровня здоровья населения до ускоренной разработки и внедрения новых технологий, причем связанных не только со спортом. Олимпиада в Сочи будет способствовать развитию всего спортивного движения России. А по большому счету, Сочи-2014 — это вклад в будущее наших детей.

— Не за горами Олимпиада-2008 в Пекине. Каковы на ней шансы российских спортсменов и, в частности, теннисистов?
— На предстоящей летней Олимпиаде конкуренция будет очень жесткая. Главные преимущества у команд Китая и США. Объективная реальность показывает, что Россия может претендовать на третье место в общем командном зачете. Но это вовсе не означает, что мы откажемся от борьбы за первые места.
Что же касается тенниса, то, как вы знаете, в Пекине разыграют четыре комплекта наград — у мужчин и женщин в одиночных и парных разрядах. В принципе выиграть мы можем везде. Но больше шансов у нас на два золота у женщин. Однако здесь все непредсказуемо, потому что в женском теннисе сегодня примерно семь-восемь человек имеют реальные перспективы занять первые места в обоих разрядах. Все будет зависеть от конкретной ситуации, которая сложится во время Олимпийских игр.

— 60-летний юбилей — прекрасный повод не только подвести итог прожитому, но и составить программу на будущее. Что собираетесь делать в следующие
60 лет?

— То же самое, что делал до этого. 6:0 — это только результат первого сета, впереди еще по крайней мере два.