Предел переделу?


Текст | Вадим БОНДАРЬ, экономический обозреватель

На обсуждении в Думе очередной антирейдерский пакет.

Завладение чужой собственностью при помощи пробелов в законодательстве, коррупционных и откровенно криминальных схем, в основном с целью ее дальнейшей перепродажи, в современной России принято называть рейдерством. Расцвет рейдерства пришелся на конец 90-х — начало 2000-х годов и связан с тем, что процессы слияний-поглощений и других изменений в статусе предприятия регламентируются нормами гражданского и корпоративного права и практически находятся вне контроля со стороны государства.

Вопрос перезрел

В настоящее время рейдерство или, проще говоря, передел собственности в России приобрел угрожающие масштабы. В частности, только в Москве за четыре года количество захватов чужого бизнеса увеличилось более чем в десять раз.
На конец минувшего года, по данным ТПП РФ, в целом стоимость конфликтных активов в России оценивалась в $7 млрд. За последние три года против рейдерских захватов возбуждено порядка 900 уголовных дел. В то же время, по словам директора департамента экономической безопасности ТПП РФ Николая Гетмана, до суда дошло менее 10% этих дел,
а вернуть утерянное имущество удавалось еще реже. «Рейдерство широко шагает по стране, пронизывая почти все отрасли экономики, — утверждает член Совета Федерации Фархад Ахмедов. — Проблема обсуждается в кулуарах и СМИ, исследуются методы борьбы с этим злокачественным явлением, предлагаются многочисленные рецепты исцеления от него. К сожалению, предлагаемые меры борьбы с корпоративными захватами часто выпадают из поля зрения законодателей, то есть тех, кто призван оперативно восполнять пробелы законодательства, используемые пиратами-рейдерами».
На сегодняшний день вопрос, что называется, давно перезрел. Но и сейчас, как и на протяжении всех последних 15 лет, законодательные инициативы запаздывают.

Обсуждение начинается

6 февраля 2008 года на пресс-конференции в Госдуме председатель думского Комитета по собственности Виктор Плескачевский сообщил о подготовке пакета законопроектов против рейдерства. Другой участник пресс-конференции, заместитель председателя Комитета по безопасности, депутат Геннадий Гудков, сообщил, что разработан законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов». Он уже подготовлен к первому чтению и вынесен на рассмотрение Совета Госдумы для включения в повестку ближайшего пленарного заседания.
«Законопроект, — говорит юрист адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Иван Веселов, — предусматривает внесение поправок в 12 законодательных актов, в частности в Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, Налоговый и Трудовой кодексы, Кодекс об административных правонарушениях, закон “Об акционерных обществах” и закон “О рынке ценных бумаг”. Данные поправки призваны в первую очередь сделать
более доступной и эффективной судебную защиту прав участников хозяйственных обществ, а также прекратить разгул рейдерства, то есть передела собственности с помощью псевдо- и околоправовых средств».
Законопроектом, по его словам, вводится ряд новелл в правовом регулировании корпоративных конфликтов. Среди наиболее заметных эксперт отмечает правило о рассмотрении всех корпоративных споров (их перечень значительно расширен) с участием акционеров, членов и участников юридических лиц, вытекающих из деятельности этих юридических лиц, исключительно арбитражным судом по месту нахождения данных организаций. «Это правило, — говорит эксперт, — заслуживает одобрения, так как судьи арбитражного суда обладают более высокой квалификацией в экономической сфере в силу более узкой специализации. Возражения, выдвинутые Верховным судом РФ, сводятся в основном к усложнению доступности правосудия для простых граждан в связи с передачей споров на рассмотрение арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции, максимально приближенных к месту жительства большинства населения, арбитражные суды расположены, как правило, на значительном расстоянии от него) и, на мой взгляд, содержат некоторое лукавство. Акции предприятия — не талоны социальной помощи, выданные бабушке в далекой деревне, а мощный инвестиционный инструмент, с которым должны работать профессионалы и который не только дает определенные блага, но и требует от собственника значительных усилий по управлению и использованию. Образно говоря, для того чтобы копаться в песочнице, экскаватор не лучший инструмент».
Другим существенным нововведением, считает Веселов, является усложнение получения обеспечительных мер в корпоративных спорах: «Положительно оценивая данные изменения, хотелось бы отметить их недостаточность. Без внимания законодателя остался ряд важных вопросов. Так, например, в арбитражных судах сложилась порочная практика отказывать в предоставлении встречного обеспечения по неимущественным искам (в корпоративных отношениях под это определение подпадает большинство исков: оспаривание решений общих собраний, советов директоров и т. п.). Подобная позиция судов ставит стороны процесса в заведомо неравное положение. Обеспечив иск миноритария, например, запретом регистрировать многомиллиардную дополнительную эмиссию акций, арбитражный суд отказывается предоставлять встречное обеспечение ввиду нематериальности иска, при этом эмитент несет колоссальные убытки от неполучения денежных средств, на которые рассчитывал.
А вопрос о взыскании данных убытков с миноритария, которым часто является лицо, не обремененное “лишними” активами, остается без ответа. Проект закона лишь частично исправляет данную ситуацию, предусматривая обязательное встречное обеспечение по некоторым категориям дел. Кроме того, на сегодняшний день АПК не предоставляет право стороне, которой отказано в предоставлении встречного обеспечения, обжаловать этот отказ отдельно от обжалования итогового акта по делу, а после вступления решения в силу вопрос о встречном обеспечении теряет всякую актуальность. В связи с чем необходимо внести дополнения в п. 3 ст. 94 АПК».
Руководитель судебной практики юридической фирмы «Линия права» Дмитрий Чепуренко подчеркивает: «Для бизнес-сообщества важно, что в этом законопроекте впервые вводится определение корпоративного конфликта. По мнению законодателей, наказание за захват собственности нужно ужесточить, приравняв это преступление к уголовному, в частности к мошенничеству. Ведь на сегодняшний момент механизм расследования подобных дел таков, что их практически никогда не удается довести до суда».
В соответствии с пакетом законопроектов, отмечает он, против рейдерства вводится новое определение реестра акций, поскольку до 95% всех захватов производится на основе манипуляций реестром. Кроме того, будет повышена ответственность должностных лиц правоохранительных органов и чиновников, которые имеют допуск к реестру (сейчас, например, в соответствии с законом о милиции любой милиционер может написать письмо и ему пришлют весь реестр). Существенно повысится ответственность эмитента и регистратора акций.
«Вместе с тем, — продолжает Чепуренко, —
даже начальный анализ убедительно показывает: существующих проблем и пробелов в законодательстве намного больше, нежели видно с первого взгляда. Ведь вносить изменения необходимо не только в Арбитражный процессуальный кодекс РФ и федеральный закон “Об акционерных обществах”, но и в федеральные законы “Об обществах с ограниченной ответственностью”, “О рынке ценных бумаг”, “О производственных кооперативах”, “О сельскохозяйственной кооперации”,
“О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей”, Налоговый, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, Кодекс об административных правонарушениях. Принятие поправок в действующее законодательство Российской Федерации, касающихся корпоративных конфликтов в целом и рейдерства в частности, существенно снизило бы количество рейдерских атак на стабильно работающие предприятия, а также позволило бы предпринимательской деятельности в России осуществляться на более цивилизованном уровне».
Позитивный эффект от данных нововведений безусловно будет, говорят специалисты, однако особых надежд на то, что оперативно появятся законы, защищающие собственников от рейдерских захватов, питать не стоит.

Не поймать

Сенатор Ахмедов, в частности, отмечает, что меры, принимаемые государством, «не успевают за полетом изощренной мысли корпоративных юристов». «Нынче, пока мы раскачиваемся, рейдеры уже успели подготовить себе обходные пути и выработали новые приемы», — сетует он.
По словам же Геннадия Гудкова, рейдерство в России будет сохраняться еще очень долго потому, что в стране не урегулированы вопросы собственности, а правовое поле только формируется. «С учетом этих фактов и размаха коррупции проблема рейдерских атак вряд ли будет решена в ближайшей перспективе», —
считает зампред Комитета Госдумы по безопасности.