Лили СИБЕЛЬДИНА: российскому производству нужна государственная поддержка

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

ООО «Орион-Си» — уникальное предприятие, которое возглавляет удивительный человек — биофизик, профессор, доктор наук, генеральный директор и вице-президент НП «Гильдия производителей медтехники и медизделий», президент благотворительного фонда «Медицина катастроф и чрезвычайной помощи» Лили Сибельдина. Заслуга Лили Аркадьевны — в возрождении применения озоновых технологий в российской медицине, а также в ряде отраслей народного хозяйства.

— Лили Аркадьевна, «Орион-Си» — ведущее российское предприятие в области внедрения озоновых технологий в стране. Как оно появилось?

— Озоновые технологии получили мировое признание еще 100 лет назад. Сегодня они используются для очистки воды и сточных вод в коммунальном хозяйстве, в медицине, в промышленности. Мировые достижения в области применения озона не могли пройти мимо высокоразвитой науки Советского Союза. Когда-то 17 отраслевых институтов страны разрабатывали озонаторы для применения в народном хозяйстве СССР. Так продолжалось до 1985 года, а потом отраслевые институты были уничтожены, а их уникальные разработки забыты.
Я ознакомилась с озоновыми технологиями, когда работала руководителем лаборатории ЯМР-спектроскопии Института химической физики АН СССР. В 1981 году я участвовала в создании современного ожогового центра в Институте скорой помощи им. Склифосовского. Туда была завезена немецкая камера по озонотерапии для обработки ожоговых больных. Через некоторое время глава Госплана СССР Н.К. Байбаков обратился к руководителю Института химической физики АН СССР академику Н.М. Эммануэлю с просьбой в двухнедельный срок доказать, что озон не нарушает никаких основных характеристик пищевых продуктов при его использовании в целях увеличения их сроков хранения. И мы действительно доказали, что озон ингибирует бактериальную флору на пищевом продукте и продлевает ему жизнь.
ООО «Орион-Си» было создано в марте 1989 года, тогда оно называлось НПО «Орион». Наше предприятие было ориентировано на производство. Мы сразу поставили перед собой амбициозную задачу — создание озонатора, отличающегося от старых, разработанных в СССР, портативностью и многопрофильностью. Он должен был быть лучшим в мире, должен был давать те же концентрации озона и перекрывать все отрасли народного хозяйства, в том числе и медицину. Этой работе мы посвятили два года напряженного труда. И в результате озонатор был создан. В этом процессе также участвовали оказавшиеся не у дел специалисты ряда космических предприятий. Нам удалось разработать уникальный аппарат — озонатор «Орион-Си» ОП1-М, отличающийся широким диапазоном применения и портативностью (вес прибора в десять раз ниже, чем у всех имеющихся на рынке аналогов, — всего 3,5 кг). В 1996 году мы создали еще один уникальный аппарат — озоновый стерилизатор, позволяющий в операционном блоке больницы в момент операции или после нее получать стерильный инструмент или расходный материал за невообразимо краткий срок — 10—15 минут.
Наша работа не осталась незамеченной, и в 1998—2000 годах, не без оглядки, как мне кажется, на опыт «Орион-Си», начали возрождаться производства бывших отраслевых институтов. Их преемниками стали пять — семь небольших региональных предприятий.

— Насколько востребованы сегодня озоновые технологии в России?

— Увы, в нашем медицинском сообществе, а также в среде руководителей предприятий по переработке пищевой промышленности роль озона как дезинфектанта явно недооценена.
В народном хозяйстве наблюдается интересная тенденция: если начальником производства или главным инженером на предприятии трудится человек, получивший профессиональное образование до 1985 года, он понимает, что в мясоперерабатывающей и рыбной промышленности, в птицеводстве и при хранении овощей требуется использование озона — и никаких проблем при внедрении не возникает. Вообще, в народном хозяйстве озон имеет чрезвычайно широкий спектр применения — он поистине «волшебник», когда речь идет о хранении пищевой продукции.
С медициной же все значительно сложнее, поскольку российское медицинское сообщество чрезвычайно консервативно, для того чтобы врачи-практики приняли новейшие технологии, требуются годы. Большинство российских медиков почему-то считает, что подготовка операционной должна проводиться по старинке: в течение 20 часов с помощью бактерицидной лампы. Хотя для тех же целей может применяться озоновая технология, причем гораздо более эффективно и экономично. Так, с помощью озонатора ОП1-М операционная готова к следующей операции через 20 минут, при этом расход электроэнергии составляет 70Вт. Производителей медицинского оборудования такой консерватизм, с одной стороны, несколько сдерживает, но, с другой стороны, мы понимаем: врачи должны на практике увидеть положительные результаты этих технологий и быть полностью уверены в том, что они не вредят пациентам.
Я надеюсь, что со временем ситуация с применением озоновых технологий в России изменится к лучшему. Тем более что перспективы более активного использования такого уникального природного дезинфектанта, как озон, самого, кстати, безопасного и самого дешевого, сегодня широко обсуждаются мировым сообществом.

— В каких областях медицины применяются сегодня озоновые технологии и в каких, еще не охваченных ими, они могли бы быть эффективны?

— К сожалению, в озонотерапии слишком велико влияние моды. Сейчас на волне — производство приборов, посредством которых озон вводится в кровеносную систему организма человека через вену. Особенно активно развивают это направление Германия и Австрия. «Орион-Си» пошел другим путем, тем, который был опробован еще 80 лет назад пионерами озоновых технологий. Мы выбрали озонотерапию, основанную на «проточном» методе (с локальной обработкой озоном пораженного участка организма). Так была создана еще одна наша уникальная разработка — терапевтический озонатор «Орион-Си». Его использование во многих случаях исключает необходимость применения антибиотиков для снятия воспалительных процессов после хирургических операций, а также химических дезинфектантов для обработки помещений. Наш прибор очень быстро стал востребован в операционной хирургии. Кроме того, он может применяться в дерматологии, урологии, гинекологии, проктологии, в родильных домах и перинатальных центрах. Мы видим большие перспективы использования озона и в лечении псориаза, трофической язвы и даже СПИДа.

— В тяжелейшие для российских производителей годы ваша компания стала инициатором создания НП «Гильдия производителей медтехники и медизделий». Чем это было вызвано?

— Действительно, в марте 1998 года по инициативе ООО «Орион-Си» была создана Гильдия производителей медтехники и медизделий, целью которой является вывод российских предприятий на международные рынки. Это благое начинание очень дорого обошлось нашей компании. Предприятия, входившие в гильдию, не платили взносов, хотя они были смехотворны — $500 в год. Все расходы, естественно, легли на «Орион-Си». Наши затраты оказались связаны и с потерей рабочего времени сотрудников. И тем не менее мы не жалеем об этом начинании: благодаря ему наша компания обладает уникальным банком данных по производителям медицинского оборудования и медицинских изделий России. Думаю, что подобной базы нет ни у одного отечественного министерства. На основе полученных данных ООО «Орион-Си» выпустило ряд изданий, последнее из них — «Энциклопедия. Производитель России», где собрана информация по 603 предприятиям — производителям медицинского оборудования, фармацевтических препаратов, расходных материалов и пр.

— А как развивается сегодня российский рынок медицинского оборудования?

— Сложный вопрос. Давайте не будем забывать о том, что отечественный рынок медоборудования, впрочем, как и все российское производство, а также сопряженная с ним наука, в 90-х годах планомерно уничтожался. На фоне разгрома отечественного производства и науки на российский рынок хлынуло иностранное оборудование всех видов — от костылей и инвалидных колясок до сложных диагностических систем. Возрождение же российского производства медицинского оборудования началось в 1998 году. К настоящему времени наши предприятия более или менее встали на ноги. Однако, как и раньше, они продолжают испытывать невнимание и даже пренебрежение к своей деятельности со стороны руководства страны. Самый болезненный для производителей вопрос — финансовые ресурсы, которые нужны для того, чтобы осваивать новые технологии, закупать современные комплектующие, организовывать обучение персонала. Ни одна компания в мире не начинает производство без кредитования на десять лет вперед под 5% годовых. Но только не в России — у нас такого механизма нет.
Должна сказать, что два года работы «Орион-Си» в Китае (там у нас создано представительство, и мы рассчитываем получить в этой стране серьезный рынок сбыта для нашей продукции) дали мне серьезное видение роли государства в развитии промышленности. Я просто преклоняюсь перед действиями руководителей КНР! Там правительство финансирует производство, ибо думает о безопасности Китая как государства. Это аксиома: нет собственного производства — нет государства. Не удивительно, что при наличии такой мощной государственной поддержки, которую имеет китайский производитель, он заполонил весь мир своими продуктами. Россия могла бы поступить аналогично, но, к сожалению, позиция руководства нашей страны совсем другая.

— Расскажите, пожалуйста, о коллективе предприятия.

— Когда-то в состав нашего предприятия входили Хирургический центр при УДП РФ (в 1992—2000 годах) и Магниторезонансный томографический центр (в 1990—2000 годах), и тогда у нас был очень большой штат. Кстати, я получила пожизненное звание профессора за внедрение ЯМР-спектроскопии в биологию и медицину. Академик Н.М. Эммануэль и я стали свидетелями первой томографии на головном мозге, которая была проведена в Германии компанией «Брукер». В 1990 году мы поставили первый немецкий магниторезонансный томограф в России, так родился Магниторезонансный томографический центр. Итог нашей работы — банк данных по 50 тыс. пациентов. Кроме того, мы организовали Хирургический центр на базе 11-го корпуса Центральной кремлевской больницы, там впервые в стране начали практиковаться новые методы хирургии, эндоскопии и лапароскопии. Но экономические обстоятельства вынудили нас передать эти центры в другие руки.
Сегодня весь наш потенциал брошен на внедрение озона в медицину и народное хозяйство, причем не только в России, но и по всему миру. В ООО «Орион-Си» работают 28 человек, но каждый сотрудник стоит пятерых — ровно столько разноплановой работы он выполняет. В компании огромное количество открытых вакансий, но, увы, мы не можем подобрать на них людей, чей профессиональный уровень нас бы полностью удовлетворял. Вообще, я считаю, что сегодня кадровый вопрос — главная проблема России.