Карина ПАШАЯН: сила — в единении

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА, Сергей ТКАЧУК
Фото | Александр ЛОГИНОВСКИЙ

Рекламы московской клиники «КМ-МЕД центр» нигде не встретишь, ее просто нет. И тем не менее эта клиника хорошо известна, поскольку благоприятные отзывы о качестве оказываемых здесь медицинских услуг передаются благодарными пациентами из уст в уста. Такая высокая оценка — заслуга генерального директора «КМ-МЕД центра» Карины Пашаян, сумевшей собрать и сплотить вокруг себя коллектив высокопрофессиональных специалистов. Опыт, полученный Кариной Карповной за годы работы на рынке медицинских услуг, позволяет ей не только развивать современный медицинский центр, визитной карточкой которого является ведение беременности и планирование семьи, но и давать грамотные рецепты относительно того, как оздоровить этот рынок.

— Карина Карповна, насколько развит сегодня рынок медицинских услуг в России?

— Зарождение и развитие рыночных отношений происходило, да и происходит сейчас, в сложных экономических и политических условиях — без четко работающих законодательных документов и социально стратегических позиций. Еще недавно в здравоохранении царила анархия в самом плохом смысле этого слова. Однако люди, которые понимали, что современный мир во всех отраслях экономики, особенно в медицине, должен иметь альтернативные предложения, заинтересовались этим видом бизнеса. Для создания частного медицинского бизнеса была взята модель советской хозрасчетной системы здравоохранения. Но для того чтобы частная медицина стала равноправным партнером и одной из основных составляющих здравоохранения, требуется много времени, нужны конкретные юридические документы, законы, постановления. Постепенно происходил отсев: из частных медицинских клиник выжили те, что имели высокотехнологическое оборудование и высококвалифицированный персонал. Часть же частных клиник, конечно, отпала, и этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока наша медицина не будет отвечать международным стандартам.

— И рынок цивилизовался?

— К сожалению, я не могу так сказать, поскольку отечественный рынок медицинских услуг, как я уже сказала, до сих пор не имеет четких юридических и социально-стратегических позиций. Давайте посмотрим, что такое рынок в научном понимании — это механизм реализации рыночной экономики, обладающий в общем виде признаками свободных отношений между производителем и потребителем, главная характеристика которого — свободная конкуренция между всеми участниками рынка. Исходя из этого, цель рынка медицинских услуг заключается в свободном выборе пациентом лечебного учреждения и врача. Если хоть один из этих компонентов отсутствует — либо пациент не свободен в определении места, куда ему
обратиться, либо рынок монополизирован, — тогда говорить о совершенстве частной медицины не приходится.
У нас все еще не разработаны необходимые нормативно-правовые акты, которые бы четко регламентировали рынок медицинских услуг. Увы, частную медицину многие до сих пор воспринимают как некий механизм зарабатывания денег, и не более того. Стереотип, выработанный за годы советской власти, — медицина должна быть бесплатной. Но ведь всем ясно, что зарплаты у медиков были нищенские, часто приходилось платить в «карман» врачу за визит, да и сейчас, кстати, еще имеет место такая практика в государственных медицинских учреждениях. И тем более парадоксально, что оплата за медуслуги в частных клиниках вызывает такое же негативное отношение. Этот принцип заложен в законодательстве, нормы которого сегодня пытаются распространить на частную медицину, поэтому оно малоэффективно и ставит частные клиники в весьма невыигрышные условия. Судите сами: не секрет, что сегодня практически все государственные медицинские учреждения имеют коммерческие отделения. Эти структуры не платят за аренду, не покупают оборудование, не испытывают недостатка в медицинском персонале, поскольку могут пользоваться всеми ресурсами государственной клиники, под крышей которой они находятся. Более того, зачастую медицинские учреждения сдают принадлежащие государству нерентабельные площади в аренду, нередко под рестораны и казино. Альтернативные же государственным медицинским учреждениям частные клиники вынуждены делать все с нуля: им сложно получить помещение, дорого обходится строительство и ремонт, у них длительные сроки начала работы, значительные затраты на оказание медицинской услуги (в частной клинике это около 75% от стоимости, тогда как в государственной они редко превышают 25—30% при аналогичной цене).
Требуется совершенно новое законодательство, которое должным образом решило бы статус частной медицины. И тогда появилась бы возможность запуска общепринятых международных стандартов в основные две составляющие — цена плюс качество. Это бы стимулировало деятельность и развитие медицинского бизнеса. А на те коммерческие «пристройки» к государственным учреждениям, которые, не платя ни за инфраструктуру, ни за оборудование, просто зарабатывают деньги, должны распространяться совсем другие нормы.

— Может ли Россия использовать в организации системы здравоохранения модель, принятую в других странах, уже прошедших путь урегулирования деятельности государственной и частной медицины?

— Просто копировать чужой опыт, думаю, не стоит. Другое дело, что мы можем и должны взять на вооружение некоторые принципы и механизмы, заложенные в зарубежных системах, и использовать их у себя.
Скажем, за рубежом иначе поставлена сама организация лечения. Почему бы и нам не создать все условия для комфорта пациентов, не воспитать более чуткое отношение медицинского персонала, не внедрить основные положения медицинской этики и этики поведения вообще? Речь идет об условиях, в которых находится пациент и его лечащий врач. Какими бы знаниями, опытом и навыками ни обладал специалист, если его труд недооценивается государством или руководством, он не может быть бескорыстным. Ведь каждый из нас сталкивался с так называемыми поборами, когда, обращаясь в поликлинику или ложась в стационар, приходилось давать деньги медсестре за то, чтобы она подошла к вам, врачу — за то, чтобы он уделил вам больше внимания, чем другим больным. И мне кажется, что в этом порочном круге виноваты не врачи: в тех жестких рамках, в которые они поставлены, им и так удается делать очень многое.
Для наглядности приведу пример «КМ-МЕД центра». Когда к нам приходят новые сотрудники, мы, естественно, их тестируем, внимательно изучаем их медицинскую деятельность, отзывы о них, а когда они начинают работать, я прошу кого-нибудь из «старожилов» центра, специалистов по тому же профилю, посмотреть, как новенький лечит, как относится к пациенту. Это важно, потому что в нашей клинике к пациенту и его здоровью относятся как к самой большой ценности. И вот что примечательно: в самом начале работы некоторые новички, пришедшие из госучреждений, обращаются с пациентами не очень ровно, но как только человек получает первую зарплату или от него уходит пациент к другому врачу, он меняется на глазах, становится более внимательным, обходительным и ведет себя с пациентами совершенно по-другому. Продолжительность приема увеличивается (а в нашем центре установлен определенный регламент времени и набора исследований), потому что специалист понимает, за что и ради чего он трудится, и никогда не позволит себе дать слабину.

— Могут ли частные клиники помочь государству в реализации приоритетного национального проекта «Здоровье», насколько ваш центр к этому готов?

— Мне кажется, наша клиника уже участвует в национальном проекте в области здравоохранения. Особенно это относится к той его части, которая направлена на улучшение демографической ситуации в России, на заботу о материнстве и детстве. Дело в том, что в первые годы нашей деятельности, а мы открылись в 2001 году, в «КМ-МЕД центре» было представлено три направления медицины: гинекология, урология и иммунология. В гинекологии самым большим источником дохода для частных клиник считаются аборты — это наиболее «легкие» и «быстрые» деньги. Но у нас это направление не пошло, напротив, фактически со дня открытия в центр стали приходить беременные женщины, желающие выносить своего ребенка в максимально комфортных условиях под наблюдением высококлассных специалистов и нацеленные на то, чтобы родить. Думаю, так случилось потому, что в центре изначально работали квалифицированные и опытные профессионалы в области акушерства и гинекологии, проводилась и проводится психологическая работа с пациентами, и, может быть, еще и потому, что я сама очень люблю детей. Таким образом, сам собой сформировался основной профиль деятельности клиники, ее «конек» — дородовое наблюдение беременности (акушерство и гинекология) и планирование семьи. А через некоторое время это направление было включено в программу Министерства здравоохранения и социального развития РФ по дородовому наблюдению беременных.
Сегодня центр стал многопрофильной медицинской организацией, но приоритет остался — беременные женщины. За последние полтора года у нас наблюдалось более 2 тыс. беременных женщин, причем не только россиянок, но и гражданок других стран. Это очень высокий показатель для такой небольшой клиники, как «КМ-МЕД центр». Наши пациентки становятся нашими друзьями, они знают и меня, и мою семью, а в клинику приходят как домой. Это я считаю главной моральной победой нашего коллектива врачей и медицинского персонала: люди сумели не только доказать свой высокий профессионализм, но и создать атмосферу, которая, вне всякого сомнения, располагает к доверию.
Часто наши вчерашние пациентки возвращаются к нам со своими близкими и родными и, конечно же, со вторым и с третьим ребенком. И это не может не радовать. Моей мечтой, если можно так сказать, является то, чтобы мои дети и внуки жили в стране, где относятся с уважением и любовью к самому дорогому, что есть у человека, — к его здоровью и жизни. А как итог моей мечты — рост продолжительности и качества жизни нашего народа, дальнейшее повышение рождаемости в России и воспитание здорового поколения молодых людей. Здоровье чело-
века — национальное достояние государства. Улучшение демографической ситуации является показателем социального благополучия, нормального экономического функционирования общества, важнейшей предпосылкой национальной безопасности. Все это — наша цель, к которой я и мои единомышленники идем планомерно, каждый день, помогая людям восстанавливать и беречь свое здоровье.
Вообще, должна сказать, что сейчас многие частные клиники реально участвуют в выполнении приоритетного национального проекта в области здравоохранения. И что особенно примечательно — за счет собственных ресурсов и частных инвестиций. Ведь они кровно заинтересованы в качестве оказываемых медицинских услуг, его повышении, а следовательно, относятся к здоровью своих пациентов как к самой большой ценности. От этого зависит их репутация на рынке и их будущее.

— Частно-государственное партнерство в медицине — близкая реальность или отдаленная перспектива?

— Я считаю, что в принципе оно в России уже существует. Сейчас, на мой взгляд, государству неплохо было бы обратить внимание на частные клиники, которые без его поддержки успешно работают и развиваются, внося свой вклад в улучшение здоровья нации. Нужно стимулировать тех людей, что вкладывают деньги в медицину, набирают профессионалов, персонально отвечают за результаты деятельности, оказывают высококлассную медицинскую помощь, излечивают пациентов.
У государственных мужей в министерствах и ведомствах есть все инструменты для вывода медицины на качественно иной уровень. Имеются и огромные бюджетные средства, и внушительный научный потенциал, а главное — есть четкая установка сделать все, чтобы снизить уровень смертности, стимулировать рождаемость, улучшить здоровье нации. Но все время что-то не срастается, чего-то не хватает. А те частные клиники, которые на деле стремятся улучшить здоровье людей и, самое главное, достигают успеха, почему-то оказываются один на один с бюрократической машиной, лишь плодящей барьеры на пути их развития. Министерство здравоохранения, лицензионная комиссия, санитарно-эпидемиологическая служба, пожарная охрана, налоговые органы и другие вышестоящие организации требуют от учреждений частной медицинской практики полный комплект документации, положенный для государственных клиник, но в более жестком режиме и относятся к ним с меньшим доверием.
Говорят, сила в объединении, еще никому и никогда не удавалось выжить в борьбе в одиночку. А наша сегодняшняя ситуация — это настоящая борьба: за здоровье нации, за повышение рождаемости и снижение смертности, за будущее страны. Так что для государства и частных клиник выход здесь может быть только один — прийти к здоровому партнерству. Я думаю, что мы к этому придем и, надеюсь, в скором времени. Буквально недавно президент страны обратил внимание на эту проблему и пришел к заключению, что частная медицина, именно та, которой занимаюсь и я, должна объединиться с государственной. Это очень своевременно, тем более что сейчас остро стоит вопрос о вступлении России в ВТО.

— Вопрос ценообразования в российской коммерческой медицине сегодня весьма спорен. Можно ли, на ваш взгляд, сделать эту процедуру более прозрачной?

— Можно и нужно. Россия вплотную подошла к необходимости эффективной организации системы здравоохранения, при которой осуществляется реалистичная оплата предоставляемых медицинских услуг. Чрезвычайно важно, чтобы, во-первых, реальная цена устанавливалась на основе баланса спроса и предложения, а во-вторых, отсутствовало монопольное положение, искажающее реальную цену той или иной медицинской услуги. Здоровая конкуренция между самими частными клиниками и между частными центрами и коммерческими отделениями при государственных учреждениях и заключается в свободном выборе цены на медицинские услуги при высоком качестве работы.
Например, в нашей клинике цены на медицинские услуги весьма демократичны и рассчитаны на граждан со средним достатком. Мы не предлагаем никаких эксклюзивных трендов, гарантирующих мгновенное исцеление; в своей работе применяем современные методики и новейшие фармакологические препараты. Когда мы формируем цену на свою услугу, то обязательно учитываем уровень затрат на ее выполнение, анализ ее качества, конкурентоспособность, спрос и предложение на рынке. Естественно, цены на наши услуги зависят от стоимости равноценных услуг в государственных медицинских учреждениях.
Однако разумному формированию демократичных цен на услуги в одних частных клиниках серьезно мешают попытки монополизировать рынок других. Отсюда и такой серьезный разброс цен на медицинские услуги в разных клиниках. К сожалению, в настоящее время очень многие крупные игроки на рынке частной медицины пытаются подмять под себя всех остальных, диктуя им свою ценовую политику, как правило весьма завышенную. В одиночку бороться с этим явлением чрезвычайно трудно. В нашей стране в определенных кругах бытует мнение, что если услуги дорогие, то, значит, и качество высокое. И конечно, этим пользуются многие клиники. А по-моему, должно быть наоборот: цену медицинских услуг надо формировать исходя из реального уровня их предоставления. Однако цена должна отражать существующую экономическую ситуацию в стране, материальное благосостояние населения, учитывать стандарт цен в рентабельных и востребованных населением медицинских учреждениях.

— Большое значение в формировании ценовой политики и стандарта качества медицинских услуг имеет добровольное медицинское страхование, где правила диктуют страховые компании.

— Наш центр уже много лет сотрудничает с ведущими страховыми компаниями России, такими как «Ингосстрах», «Росгосстрах», «Россия», «УралСиб», «Ренессанс», «Капиталъ страхование», «РОСНО», «Югория», «Стандарт-Резерв», «ING Life Россия», «ГРАНИТ», «ВСК групп» и др. Мне очень нравится работать со страховыми компаниями, поскольку ими блестяще выстроен алгоритм взаимодействия с медицинскими учреждениями.
Действительно, страховые компании часто участвуют в формировании и стандартов обслуживания, и цен. Здесь есть как плюсы, так и минусы. Несомненное достоинство в том, что эти процедуры абсолютно прозрачны и понятны, а недостаток — что страховщики, работая с большим количеством клиник, волей-неволей применяют ко всем стандартные подходы, не учитывая ни индивидуальности медицинского учреждения, ни особенностей предоставляемых им услуг. Вообще же, должна отметить, что в последнее время страховщики больше прислушиваются к пожеланиям клиник и учитывают в своих стандартах рекомендации практикующих врачей.

— Основные клиенты частных клиник — люди со средним достатком и выше. Но в стране так и остается нерешенным вопрос о предоставлении качественных медицинских услуг низкооплачиваемым и социально незащищенным слоям населения.

— Пациентами частных медицинских центров становятся прежде всего граждане, которые предъявляют повышенные требования к качеству медицинской услуги (высоко ценящие свое здоровье и считающие: «Зачем мне дом, машина или дорогая одежда, если я не смогу этим пользоваться, а в дальнейшем не смогу работать и зарабатывать») при наилучшей стоимости (ценящие свой труд, свои материальные ресурсы). Такой в совокупности подход к оценке медицинской услуги и формирует культуру человека в отношении своей личности. Говорят, здоровый человек думает о жизни, больной — о смысле жизни. Формирование частного рынка медицинских услуг направлено на сохранение, восстановление и профилактику здоровья граждан России, что совпадает с задачей, поставленной президентом перед здравоохранением. Если у нас сложится здоровое частно-государственное партнерство, то решить проблему медицинского обслуживания низкооплачиваемых слоев населения возможно. Не секрет, что сегодня, несмотря на колоссальные усилия, предпринимаемые правительством по стимулированию развития отечественного здравоохранения, многие государственные и ведомственные поликлиники, больницы, диспансеры продолжают пребывать в нищенском положении и не в состоянии оказать населению качественной медицинской помощи. Сближение государственной и частной медицины, думаю, способно дать положительный эффект. Так, частные клиники могли бы быть включены в систему обязательного медицинского страхования и оказывать по его тарифам услуги незащищенным слоям населения. В этом случае можно было бы возродить обязательные профилактические осмотры, то есть диспансеризацию всех граждан страны (а это очень большое достижение советской системы здравоохранения), в которых участвовали бы и частные клиники.
Это будет полезно и пациенту, которого примут в нормальных условиях и обслужат по высоким стандартам, и государству, ведь тем самым будет внесен вклад в дело оздоровления нации, и самой частной клинике, поскольку такая социальная позиция сможет изменить сегодняшнее, не всегда позитивное отношение людей к частной медицине.

— Наряду с ценообразованием очень остро стоит вопрос о стандартах в государственной и частной медицине. Нужно ли их унифицировать, на ваш взгляд?

— Очень непростой вопрос. Введение единого стандарта оказания медицинских услуг, безусловно, необходимо. В советском здравоохранении существовали нормы по обследованиям, лечению, диспансеризации, есть они и сегодня, и, по большому счету, им должны неукоснительно следовать в государственных лечебно-профилактических заведениях. Однако в силу дороговизны наши поликлиники и больницы часто предпочитают к ним не обращаться — это накладно, и лишний раз дорогостоящий курс пациенту никто не назначит.
В частной медицине у врачей больше не только материальных стимулов, но и — если они работают в хороших клиниках — возможностей для качественного лечения пациентов и работы на результат. Но в то же время у специалистов связаны руки, потому что им четко известен арсенал собственных возможностей клиники и тех услуг, которые оказываются ее пациентам по договору в других местах. Частные медицинские учреждения не имеют таких преимуществ, как государственные: у них нет широкого доступа к научному потенциалу, к инновационным технологиям и эксклюзивному оборудованию, поскольку велики материальные затраты.
Не является секретом и то, что некоторые частные клиники используют в своей работе методы и подходы, которые совершенно не стыкуются с клятвой Гиппократа. Но если частная клиника настроена на сохранение своей репутации и дорожит своими материальными вложениями, такого не произойдет. Высокопрофессиональный врач всегда думает о своей репутации.
Так что нам еще предстоит разработать систему качества оказания медицинских услуг и единый стандарт. Мне кажется, для этого стоит сформировать экспертный совет, куда должны войти представители министерств и ведомств, научного сообщества, государственной и частной медицины.
Еще один вопрос, который предстоит решить, — это выработка законодательной защиты пациента и медицинского работника, сегодня ее в России фактически нет. В этой связи мне кажется правильной идея страхования ответственности врачей перед пациентами, необходимы также правовые акты в защиту медработников от необоснованных жалоб.

— Вы можете предложить конкретные меры, способные оздоровить наше здравоохранение?

— Нужно создать целостную систему, в рамках которой гармонично развивались бы и конкурировали друг с другом государственная и частная медицина. Я убеждена, что для эффективного государственного регулирования медицинской деятельности целесообразно поставить вопрос о развитии всего здравоохранения, определить приоритетные направления и выделить этапы этого развития. При этом важно понимать, что модернизация построенной еще при советской власти инфраструктуры здравоохранения возможна только с привлечением капитала на базе частно-государственного партнерства.
Должна быть принята внятная программа государственной поддержки малого и среднего бизнеса, к которым относятся частные клиники, включающая частичное оказание ими услуг по тарифам ОМС, государственные квоты на оказание клиниками высокотехнологичных медицинских услуг, которые финансировались бы из бюджета. Целесообразным мне кажется и послабление налогового бремени, изменение механизмов аренды недвижимости, уменьшение платы за коммунальные услуги. Логичным был бы шаг по допуску представителей частных клиник к участию в работе лицензионной палаты и тарифной комиссии.
Все это будет способствовать формированию единой ценовой политики для всех граждан страны в сфере медицины, что даст каждому россиянину возможность выбора любого медицинского учреждения и врача с гарантией оптимального соотношения цены и качества со стороны Минздрава.
До тех пор пока у нас не выработаны прозрачные и понятные всем сторонам правила и стандарты, в органах здравоохранения будет коррупция, на рынке — монополизм и присутствие недобросовестных игроков, а пациент не получит качественной медицинской помощи.