Евгений БЕЛОБОРОДОВ: забота о здоровье нации — задача государства

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Врачу, чтобы быть высококлассным специалистом, нужно учиться всю жизнь. А чтобы стать хорошим руководителем медицинского учреждения, мало только профильного образования, опыта и менеджерских качеств, требуется еще и доскональное знание всех звеньев системы здравоохранения.
Все это можно сказать о главном враче ГУЗ «Городская клиническая больница № 19» (ГКБ № 19) г. Москвы Евгении Белобородове, прошедшем уникальную профессиональную и управленческую школу — от главного (и единственного) врача сельской больницы до руководителя одной из лучших московских клиник. Практического опыта и знаний ему достаточно для того, чтобы не только эффективно руководить крупным медицинским учреждением, но и судить о всей системе российского здравоохранения.

— Евгений Тарасович, в России уже не первый год реализуется приоритетный национальный проект в области здравоохранения. Как вы оцениваете его? Учтены ли в проекте все проблемы, остро стоящие сегодня перед российским здравоохранением?

— Очень хорошо, что в России наконец-то занялись здравоохранением. Иначе могло бы быть слишком поздно, мы и так уже потеряли много времени. Весьма значимо и то, что на медицину обратили внимание люди, находящиеся на самом высоком уровне власти и что они сейчас непосредственно контролируют реализацию приоритетного национального проекта в области здравоохранения. Программы, направленные на поддержку медицины, принимались в России уже десятки раз, но все они либо благополучно забывались, либо просто не выполнялись. Когда же ситуацию отслеживают первые лица государства, такого произойти не может.
Национальный проект «Здоровье» — это первоочередные шаги по ключевым направлениям развития здравоохранения в России. Проект нацелен в основном на улучшение материальной обеспеченности отдельных категорий медицинских работников, улучшение технической базы отдельных лечебно-профилактических учреждений, строительство и оснащение диагностических центров в некоторых регионах России. Он предусматривает материальное стимулирование первичного звена, участковой службы в терапии и педиатрии; введение родовых сертификатов для улучшения качества работы женских консультаций и родильных домов; меры по профилактике заболеваний и их обнаружению на ранней стадии; применение новых технологий, с помощью которых предполагается повысить доступность высокотехнологичных видов медицинской помощи.
Учтены ли в нем все проблемы? Конечно же, нет. Кроме терапии, в медицине есть еще много узких специальностей (офтальмология, оториноларингология, эндокринология, травматология, ортопедия, неврология, психиатрия и др.), которые пока не охвачены национальным проектом. В осенне-зимний период больные, находясь в стационаре, продолжают испытывать дискомфорт от своего пребывания там, что связано со ставшим уже традиционным перегрузом больниц в это время. Впрочем, с конца прошлого года в рамках нацпроекта стали поднимать и стационары. Так, в последние дни декабря наша больница получила помощь в размере 11,5 млн руб., на эти деньги мы приобрели новое оборудование. В больнице активно проводится капитальный и текущий ремонт, укрепляется материально-техническая база, начата диспансеризация. За последние два года существенно выросла заработная плата медицинских работников. Насколько я знаю, в 2008 году стационарами будут заниматься более активно.
Меры, заложенные в нацпроект, безусловно, правильные. Но говорить об их эффективности пока рано. В январе исполнилось два года с начала его реализации, а это весьма небольшой срок. Должно пройти пять — десять лет, чтобы можно было объективно судить о достигнутых успехах.

— Несмотря на серьезную материальную помощь в рамках национального проекта, финансирование учреждений российского здравоохранения все еще остается притчей во языцех. Какие механизмы, на ваш взгляд, нужно задействовать, чтобы раз и навсегда избавиться от этой головной боли?

— У нас до сих пор не разработана четкая система финансирования медицины. Сегодня главные его источники — бюджет и средства обязательного медицинского страхования. Сейчас в регионах ОМС — основной источник, финансирующий наиболее емкие, затратные статьи расхода, и этих средств катастрофически не хватает. Более того, в регионах РФ, да и в отдельных районах Московской области, больным, направленным на стационарное лечение, выдается список, по которому они должны приобрести медикаменты, расходный материал за свой счет, а в ряде регионов на госпитализацию приходится идти даже со своими постельными принадлежностями.
Здоровье нации и обеспечивающий его высокий уровень оказания медицинской помощи гражданам — это национальная безопасность государства. И значит, государство обязано в полной мере финансировать здравоохранение, а добровольное медицинское страхование, платные медицинские услуги, спонсоры, меценаты — все это должно быть в настоящее время как дополнительный источник финансирования.
Вообще, я считаю, что наше здравоохранение финансируется по остаточному принципу: на него выделяются средства в размере максимум 3—4% от ВВП. В идеале же на нужды здравоохранения надо направлять не менее 10% ВВП, именно столько дают своей медицине развитые страны.
Отмечу, что в столице вопрос с финансированием медицинских учреждений стоит не так остро, как по всей России. Правительство Москвы выделяет значительные суммы, достаточные и для поощрения труда медицинских работников, и для строительства лечебных учреждений, и для их текущего и капитального ремонта, и для приобретения современной медицинской аппаратуры и оборудования.

— Система профилактики и оказания первичной медицинской помощи, которая была принята в Советском Союзе, славилась на весь мир. Сегодня этой системы нет, что трагическим образом сказывается на здоровье нации.

— Система профилактики и оказания первичной медицинской помощи, которая была принята в Советском Союзе, действительно славилась на весь мир. У нас учились, черпали практические навыки и теоретические знания, а потом внедряли у себя элементы советской системы многие зарубежные страны.
Сегодня же в стране фактически полностью разрушена стройная качественная, научно обоснованная и законодательно закрепленная система диспансеризации населения: рабочих, служащих, школьников, студентов. В прежние времена больные, состоящие на диспансерном учете, четко знали, что от них требуют медицинские работники, а медики четко знали и выполняли все положения по «Д»-учету — по оздоровлению и профилактике сезонных обострений заболеваний. Мы регулярно наблюдали своих больных — и не возникало никаких рецидивов. Врачи же нового поколения смутно представляют себе, что такое диспансеризация. А пациенты, в свою очередь, забыли, что от них требуется при диспансеризации.

— Особенно остро эта и многие другие проблемы, связанные с функционированием первичного звена системы здравоохранения, стоят в сельской местности.

— Да, во времена пребывания в должности министра здравоохранения РФ Михаила Зурабова по инициативе министерства были ликвидированы практически все участковые больницы, многочисленные фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы), то есть первичное звено, где сельскому населению по месту проживания оказывалась ургентная врачебная помощь. Если рядом нет больницы или ФАПа, как тогда помочь пациенту, которому срочно требуется операционный стол: женщине с внезапным кровотечением, вызванным внематочной беременностью, больному с острым аппендицитом, ущемленной грыжей, прободной язвой желудка или 12-перстной кишки? Сейчас помощь этой категории пациентов может быть оказана только за несколько десятков километров от их дома — в районной больнице, с большим опозданием и худшим исходом заболевания. Все участковые больницы со стационарами превращены в амбулатории. Но вернуть в прежнее русло первичное звено здравоохранения на селе можно. Для этого нужно максимум два-три года и добрая воля руководителей и властей в регионах.

— Еще один так до сих пор и не решенный вопрос — отсутствие внутреннего производства стратегически важных фармацевтических препаратов.

— Да, в стране полностью разрушена фармацевтическая промышленность. Мы все хорошо понимаем серьезность данной проблемы, и это тоже вопрос национальной безопасности. Сегодня в получении жизненно важных лекарств — инсулина, гормональных препаратов и ряда других — мы зависимы от иностранных государств. В случае отказа нам в поставках тех или иных препаратов со стороны зарубежных производителей бороться с недугом нам будет проблематично. Так что вопрос восстановления отечественной фармацевтической промышленности — вопрос номер один.
Считаю, что медикаменты, применяемые в реанимации, интенсивной терапии, препараты ургентного действия, то есть жизненно необходимые лекарства, должны производиться в нашей стране. Мы не должны зависеть ни от настроений и желаний зарубежных фирм-производителей, ни от политических отношений России с другими странами. Решение данного вопроса надо включить в приоритетный национальный проект — это весомее и более выполнимо. Государственных же программ было и есть много, но они, как я уже говорил, или вообще не выполняются, или выполняются с большим опозданием.

— Одно из направлений приоритетного национального проекта в области здравоохранения — удовлетворение потребности населения в высокотехнологичной медицинской помощи. Но достаточно ли для этого только оснащения медучреждений современной техникой, которое проводится в рамках проекта?

— Конечно, недостаточно. В Москве этот вопрос на сегодня решен: в столице есть и высокотехнологичная техника, и высококвалифицированный медицинский персонал, умеющий обращаться с ней и выполнять сложнейшие эндохирургические вмешательства. Приведу в пример нашу больницу: мы получаем бесплатно для больных, нуждающихся в проведении стабилизирующих операций на позвоночнике и спинном мозге, дорогостоящие металлоконструкции стоимостью 100 тыс. руб. и более. Во многих регионах РФ таких операций не делают, так же как и пересадку почки, операции при пороках сердца, коронароангиографию с баллонной ангиопластикой, стентированием, АКШ и т. д. Значит, даже если такое оборудование
туда поставят, приоритетный национальный проект будет в этих регионах тормозиться. Чтобы справиться с этой проблемой, необходимо срочно создать четкую программу подготовки кадров по применению высокотехнологичного оборудования на местах, в регионах.

— Как, на ваш взгляд, будет развиваться приоритетный национальный проект дальше?

— Думаю, что проект периодически будет дополняться новыми разделами медицины. Он, безусловно, будет реализовываться, если его выполнение станут контролировать, как сейчас, непосредственно первые лица Правительства РФ и президент страны, а в регионах — и областные власти, при условии, конечно, достаточного финансирования.

— В российской медицине сейчас существует серьезная кадровая проблема, выражающаяся в недостатке квалифицированных молодых врачей. Как вы думаете, отчего так происходит?

— Да, остро не хватает хороших молодых специалистов. По моим наблюдениям, сегодня 80—90% врачей, окончивших мединститут без прохождения интернатуры, не способны самостоятельно работать. Чтобы из выпускника вуза получился нормальный специалист, требуется пять — десять лет интенсивной работы. Когда-то нам очень помогала хорошо отлаженная система распределения.
40 лет назад, когда я окончил Куйбышевский государственный медицинский институт, молодые врачи по распределению направлялись в участковые сельские больницы, в районные городские больницы в качестве терапевтов, хирургов, акушеров-гинекологов и других узких специалистов. И мы самостоятельно приступали к работе безо всякой интернатуры. Помню, когда я, 21-летний мальчишка, был направлен после вуза в участковую больницу села Большая Елань в Пензенской области, то в первый же день работы ко мне пришла пациентка с кровотечением, вызванным внематочной беременностью, и женщину пришлось срочно оперировать. Несмотря на страшное волнение, я справился. И мой случай — не исключение, а обычное явление в те годы.
Мы отрабатывали как минимум три года по месту распределения, и это была потрясающая школа. Мы знали все, что нужно, и не боялись, как сегодняшние вчерашние студенты, подойти к больному. Кроме того, при системе распределения у государства была возможность лучше укомплектовать врачами, медсестрами то или иное лечебно-профилактическое учреждение.
Сейчас же молодые специалисты, вольные сами решать, где им работать после вуза, выбирают, как правило, престижные лечебно-профилактические учреждения. В нашей больнице проходят интернатуру студенты московских вузов, и нередко мне приходится слышать от будущего врача: «Зачем мне ходить на операции, посещать специальные семинары и конференции? В будущем мне это не понадобится!» Обычно они выбирают места, где хорошо платят и не требуется ночами сидеть у постели больного, — медицинские учреждения, оказывающие услуги по косметологии или гинекологии, платные клиники.
Было бы очень хорошо, если бы мы вернулись к прежней системе распределения. Тогда мы решили бы многие проблемы, не только кадровую.
Хочу также отметить, что особенно меня удручает низкий уровень подготовки студентов столичных медицинских вузов. Ребята, которые приезжают в нашу больницу из регионов, отличаются более высоким уровнем знаний, самостоятельностью, собранностью.

— Говорят, врач учится всю жизнь. Вы согласны с этим утверждением? И как вы оцениваете систему, которая сложилась сегодня в области профессионального совершенствования медицинских работников?

— Да, я согласен с тем, что врач учится всю жизнь. Если он не совершенствует свои практические навыки и ежедневно не пополняет свой теоретический багаж — он погиб как профессионал или по крайней мере превратился в малозначительного «специалиста».
Работу существующих в России систем профессионального усовершенствования медиков я оцениваю как неудовлетворительную. Не знаю, как обстоят дела в регионах, но в Москве профессиональная переподготовка врачей оставляет желать лучшего. Все основано на формальном подходе. Многонедельное пребывание врача на курсах усовершенствования — с прослушиванием устаревшего материала, компьютерными играми, тест-контролем — очень скучно и малопродуктивно. Эту систему нужно в корне менять. Врач, проходящий переподготовку, должен на теоретической части получить сверхсовременную информацию, основанную на российских и зарубежных достижениях. Обязательна и практическая часть на клинической базе — с разбором больных соответствующего профиля, обходом в отделениях совместно с практикующими высококлассными специалистами, проведением мастер-классов.

— Городская клиническая больница № 19 — одно из старейших медицинских учреждений столицы. С чего начиналась его история?

— Начало истории нашего медицинского учреждения восходит к далекому 1893 году, когда было построено первое здание больницы — дом № 15 по Большому Предтеченскому переулку. Сейчас это здание не эксплуатируется из-за аварийного состояния, а основные мощности больницы размещаются в более современном корпусе, построенном рядом с ним в 1976 году.
Сегодня ГКБ № 19 — это современное, хорошо оборудованное лечебное учреждение со стационаром на 310 коек. Здесь функционируют нейрохирургические отделения на 110 коек, кардиологическое отделение (для больных с инфарктом миокарда), кардиоревматологическое, общетерапевтическое, реанимационное, параклинические отделения (функциональной диагностики, физиотерапии, ультразвуковой диагностики, эндоскопии), рентген-отделение, клинико-диагностическая лаборатория, кабинет плазмофереза, стоматологический и урологический кабинеты, отделение лечебной физкультуры и массажа.
30 лет назад в больнице было организовано отделение спинномозговой нейрохирургии НИИ нейрохирургии им Н.Н. Бурденко на 60 коек. Позднее на его базе создан Всесоюзный центр спинномозговой травмы. Здесь работали сотрудники и Института нейрохирургии, и нашей больницы. Это было первое в стране специализированное отделение по лечению больных с повреждениями и заболеваниями позвоночника и спинного мозга. Уже тогда в отличие от зарубежных и отечественных центров у нас осуществлялось комплексное лечение этих больных. Наряду с операциями на позвоночнике и спинном мозге здесь проводилась реабилитация, нейроурологическое лечение и хирургическое лечение пролежней.
К настоящему времени создан мощный Центр спинномозговой нейрохирургии, состоящий из двух отделений. В нашей больнице расширилась клиническая и материальная база, появилось современное оборудование.
С началом работы нескольких залов лечебной физкультуры, кабинетов электростимуляции и оксибаротерапии улучшились возможности полноценной реабилитации, сегодня ГКБ № 19 считается лучшей в этом плане по Москве.
Одновременно возросли возможности хирургического лечения. Недавно в больнице была открыта еще одна современно оборудованная операционная. Ежегодно в отделениях проводится более 500 сложнейших операций пациентам с различными заболеваниями позвоночника и спинного мозга. Это операции при переломах позвоночника с повреждением спинного мозга различными доступами, нейроортопедические операции на позвоночнике с применением современных стабилизирующих систем импортного производства, операции при дегенеративных заболеваниях позвоночника и межпозвонковых дисков, при опухолях позвоночника и спинного мозга, при воспалительных заболеваниях позвоночника, при прогрессирующей миелопатии в позднем периоде травматической болезни спинного мозга, операции по лечению пролежней, при камнях мочевого пузыря, при свищах уретры, при спастических и болевых синдромах.
Хирургические вмешательства выполняются на современном уровне с применением современной оптики и микрохирургического инструментария. При большинстве операций на спинном мозге используется микрохирургическая техника. Применяются малоинвазивные методы лечения при дископатии шейного, грудного и поясничного отделов позвоночника с использованием лазерной реконструкции диска. Внедрена эндоскопическая методика.

— Оба нейрохирургических отделения вашей больницы являются клинической и научной базой НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. Что это подразумевает?

— Да, наши отделения являются клинической и научной базой НИИ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко РАМН и работают в тесном контакте с отделением спинальной нейрохирургии института. У нас проводится большая научная работа по утвержденным на ученом совете НИИ нейрохирургии научно-практическим темам.
Большинство врачей обоих отделений окончили клиническую ординатуру и аспирантуру в ведущих клиниках страны (НИИ нейрохирургии, ЦИТО, РМАПО, ММА им. Сеченова). Более половины врачей — кандидаты медицинских наук, двое из них работают над докторскими диссертациями. Многие прошли специализацию и стажировку в различных клиниках мира: в Германии, Испании, Италии, США и других странах мира. По традиции, еще с советских времен, сотрудники отделений оказывают помощь жертвам техногенных и природных катастроф.
Одним из нейрохирургических отделений руководит ведущий научный сотрудник кафедры травматологии, ортопедии и медицины катастроф ММА им И.М. Сеченова профессор М.В. Боев. Под руководством этого опытнейшего врача и квалифицированного клинициста в отделении разработано и внедрено новое направление — реконструктивные операции на предплечье и кисти у больных с травмой шейного отдела спинного мозга, что позволяет добиться у парализованных больных выработки движений в кистях рук, достаточных для самообслуживания, а это весомо улучшает качество жизни инвалидов.
Другим нейрохирургическим отделением более 20 лет заведует известный специалист в этой области В.И. Юндин. Под его руководством разработаны методы оперативного лечения воспалительных заболеваний позвоночника, и сейчас мы наиболее авторитетны в этом вопросе. Еще до появления в нашей стране различных импортных металлоконструкций для фиксации позвоночника В.И. Юндиным был разработан и введен в практику оригинальный метод трансдентального остеосинтеза при переломе зубовидного отростка С2 позвонка. Приоритетные направления работы этого отделения — лечение больных с одной из самых сложных патологий спинальной нейрохирургии (заболеваний и повреждений краниовертебрального региона) и хирургическое лечение специфических и неспецифических воспалительных заболеваний позвоночника.
Сотрудники нейрохирургических отделений ГКБ № 19 регулярно участвуют в работе различных отечественных и зарубежных конференций и съездов. Только за последние два года были подготовлены доклады на Всемирном съезде нейрохирургов в Марокко, совместной конференции нейрохирургов Франции и России в Париже, Всероссийском съезде нейрохирургов. Наш сотрудник кандидат медицинских наук С.В. Юндин в 2006 году завоевал первое место на конкурсе «Молодые ученые России», проводившемся в рамках всероссийской научно-практической конференции «Поленовские чтения».
В обоих отделениях проходят лечение больные со всех уголков России, ближнего и дальнего зарубежья.
В отделениях функционирует урологический кабинет, в котором оказывается комплексная квалифицированная помощь больным с нейрогенными расстройствами мочевой системы. Проводится хирургическое лечение заболеваний мочеполового тракта, мочекаменной болезни, в том числе эндоскопическое (цистолитотрипсия), лечение свищей уретры. Выполняется комплексное консервативное лечение при нейрогенных дисфункциях мочеполовой системы.
В отделениях осуществляется комплексное консервативное лечение дегенеративных заболеваний позвоночника и послеоперационная реабилитация больных с использованием гипербарической оксигенации (барокамеры), широкого спектра физиотерапевтических процедур, электростимуляции мышц, лечебной физкультуры и массажа.
Отмечу также, что весь коллектив нашей больницы постоянно работает над совершенствованием медицинской помощи больным подобного профиля в соответствии с мировыми стандартами, над улучшением качества жизни прооперированных пациентов.

— Расскажите, пожалуйста, о своем профессиональном пути. Какие «университеты» вы прошли?

— Как я уже говорил, в 1968 году после окончания факультета «Лечебное дело» Куйбышевского государственного медицинского института меня направили в участковую больницу села Большая Елань. Я был назначен главным врачом и врачом общей практики и был в этой больнице единственным врачом. Работать приходилось фактически круглосуточно и без выходных: я осуществлял практическую помощь хирургическим, терапевтическим, гинекологическим больным, беременным женщинам и роженицам, а также детям. Помимо самой больницы в моем ведении находился приписной участок, в который входило около 20 сел, обслуживаемых шестью медицинскими пунктами. Не реже чем раз в месяц я обязан был посетить каждый из них, чтобы принять больных и проконтролировать работу заведующего. За хорошую работу облздравотдел премировал нашу больницу санитарной машиной.
В 1975 году меня перевели на должность заместителя главного врача по лечебной работе ЦРБ Пензенского района Пензенской области, где в моем подчинении находились непосредственно ЦРБ и еще восемь участковых больниц. Работу заместителя главного врача по лечебной части я совмещал с работой хирурга.
Через год поступил в клиническую ординатуру г. Харькова на кафедру анестезиологии-реаниматологии Украинского института усовершенствования врачей, после окончания которой заведовал детским реанимационным отделением при городской инфекционной клинической больнице. За время моей работы детская смертность уменьшилась в этом отделении в четыре раза. За достигнутые успехи наше отделение неоднократно награждалось почетными грамотами руководства клиники и горздравотдела.
В московской ГКБ № 19 я работаю с 1984 года. Сначала был заместителем главного врача по лечебной работе, а в 1986 году назначен главным врачом.

— А как вы вообще решили стать врачом?

— Такое решение я принял, учась в девятом классе средней школы. У меня перед глазами был хороший пример: мой брат уже работал ЛОР-врачом. Это был очень добрый, ласковый и надежный человек, как врач он знал все о болезни и быстро помогал своим пациентам. Помню, в школе нам задали написать сочинение на тему «Моя будущая профессия», там я впервые заявил о своем желании, а раньше стеснялся даже говорить о нем: мне казалось, что я не имею на это права.
На мой взгляд, врач — это и профессия, и призвание. Профессия — потому что, чтобы стать врачом, необходимо обучиться и научиться в высшей школе, у высококлассных специалистов. А призвание — потому что не все студенты, поступив в институт, оканчивают его, далеко не всем это дано. Врач обязан быть очень добрым человеком, сопереживать больному и любить его, всегда должен представлять, что вместо пациента перед ним сидит его больная любимая, мать, отец или ребенок.

— Сегодня вы больше врач или управленец?

— И то и другое. Как управленец я прошел следующие ступени: главный врач сельской участковой больницы, главный врач районной больницы, главный врач городской клинической больницы. Как врач — я хирург и анестезиолог-реаниматолог. Не мыслю себя без ежедневного чтения специальной литературы. Я провожу аналитические разборы, научно-практические и клинико-анатомические конференции, общебольничные конференции, лечебно-контрольные комиссии, больничные советы. Для того чтобы проводить все это и давать экспертную оценку, руководителю нужно обладать медицинскими знаниями.
Вообще, я считаю, что медициной должен руководить исключительно специалист — медик по образованию, которому присущи также качества хорошего менеджера. Это я говорю и об отдельных медицинских заведениях, и об отрасли здравоохранения в целом. От руководителя, его профессиональных навыков и личностных качеств, зависит очень многое. Вы замечали, что в одних больницах дела обстоят значительно лучше, чем в других, хотя находятся они, по сути, в равных условиях? Все дело в том, что первыми руководят более подходящие люди. Ведь на руководителе лежит ответственность за то, чем занимается клиника, за ее материально-техническую оснащенность, за внедрение новейших методик диагностики и лечения, за уровень образованности и профессионализма персонала, за дисциплину во вверенном ему учреждении, наконец. Кстати, дисциплина, на мой взгляд, в медицинском учреждении должна быть жесткой. Халатное отношение к пациентам — вещь недопустимая и должно пресекаться на корню.


Евгений Тарасович Белобородов родился в 1944 году. В 1962 году поступил в Куйбышевский (ныне Самарский) государственный медицинский институт на факультет «Лечебное дело». В 1968 году успешно окончил этот вуз и по распределению был направлен в Еланскую участковую больницу (село Большая Елань) Пензенской области, где работал главным врачом и врачом общей практики, осуществлял практическую помощь хирургическим больным, терапевтическим, гинекологическим, беременным, роженицам, детям. Как главный врач больницы наблюдал также приписной участок — около 20 сел, которые обслуживались шестью медпунктами.
В 1975 году был переведен на должность заместителя главного врача по лечебной работе ЦРБ Пензенского района Пензенской области. В его подчинении находились непосредственно ЦРБ и восемь участковых больниц с общей численностью коечного фонда 960 коек. Совмещал эту работу с работой хирурга.
В 1976 году поступил в клиническую ординатуру г. Харькова на кафедру анестезиологии-реаниматологии Украинского института усовершенствования врачей. Защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. После окончания клинической ординатуры заведовал детским реанимационным отделением при городской инфекционной клинической больнице. За время работы Е.Т. Белобородова в реанимационном отделении в должности заведующего детская смертность в отделении уменьшилась в четыре раза.
За достигнутые успехи отделение неоднократно награждалось почетными грамотами руководства клиники и горздравотдела.
В 1984 году пришел в городскую клиническую больницу № 19 г. Москвы. До 1986 года был заместителем главного врача по лечебной работе. С 1986 года занимает должность главного врача ГКБ № 19.
За время работы в ГКБ № 19 Е.Т. Белобородов проявил себя талантливым организатором здравоохранения. Он имеет высшую квалификационную категорию по организации здравоохранения, пользуется в профессиональном сообществе большим авторитетом. Под его руководством больница превратилась в учреждение, способное оказывать высококвалифицированную медицинскую помощь по мировым стандартам, была оснащена современным лечебно-диагностическим оборудованием, позволяющим быстро диагностировать заболевание и успешно его лечить.
Е.Т. Белобородов — профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, член-корреспондент Международной академии общественных наук.
В 2007 году за большой личный вклад в развитие отечественной медицины и здравоохранения он был удостоен европейского ордена Н.И. Пирогова (эта награда вручается выдающимся деятелям российской медицины). В том же году ГКБ № 19 г. Москвы, единственная из столичных больниц, получила международную премию «Профессия — Жизнь» (она присуждается за достижения в области медицины и индустрии здоровья) в номинации «За достижения в области клинической медицины», а Е.Т. Белобородов был удостоен ордена «За честь, доблесть, созидание, милосердие».

ГУЗ «Городская клиническая больница № 19» г. Москвы — одно из старейших лечебных учреждений России, в этом году отмечающее свое 115-летие. В настоящее время это современное, хорошо оборудованное лечебное учреждение со стационаром на 310 коек. Здесь функционируют кардиологическое, кардиоревматологическое, общетерапевтическое, два нейрохирургических и реанимационное отделения. Более 30 лет назад на базе ГКБ № 19 было создано отделение спинномозговой нейрохирургии НИИ нейрохирургии им Н.Н. Бурденко, в дальнейшем преобразованное во Всесоюзный центр спинномозговой травмы (ныне Центр спинномозговой нейрохирургии).
Ежегодно в нейрохирургических отделениях ГКБ № 19, являющихся клинической и научной базой НИИ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко РАМН, проводится более 500 сложнейших операций.
Большинство врачей ГКБ № 19 окончили клиническую ординатуру и аспирантуру в ведущих клиниках страны. Более половины врачей — кандидаты медицинских наук. Сегодня эта больница — одно из лучших учреждений здравоохранения России.