Буриданов осел и слон в посудной лавке


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ, журналист-международник

Несмотря на фантастическую непопулярность республиканской администрации Буша, шансы демократического и республиканского кандидатов выглядят сегодня примерно равными. Борьба обещает быть жесткой — такой же, какой была борьба за место кандидата в каждой из двух главных американских партий.

20 января 2009 года кресло в Белом доме вместо Джорджа Буша займет новый, 44-й глава американской администрации. До этого события остается еще почти год, но уже сейчас ясно, что, кто бы ни пришел на этот пост, такого президента, как 44-й, в истории США еще не было.
Варианта, как известно, три: или 71-летний ветеран, или темнокожий, или женщина. Пожалуй, впервые американцам предстоит выбрать главу государства из такого экзотического перечня кандидатов. Наверное, именно поэтому даже в России за предвыборной гонкой в США следят с намного большим интересом, чем за своей собственной.

Раскол в стане демократов

Наиболее интересной оказалась борьба между кандидатами на пост президента от Демократической партии. И главная сенсация здесь — темнокожий молодой сенатор от штата Иллинойс Барак Обама. До 2005 года, когда он выиграл выборы в сенат, о нем мало кто слышал не то что в мире, но и в самой Америке. И вдруг невесть откуда взявшиеся президентские амбиции и более чем уверенное выступление на праймериз.
Что же принесло ему подобный успех? Перемены — вот ключевое слово практически в каждом выступлении Барака Обамы. Именно этим он завоевывает голоса неимущих, молодежи, жителей американской глубинки, всех тех, кто хочет видеть в Белом доме новое лицо, которое еще не успело примелькаться в коридорах власти. Ну и, конечно же, афроамериканцев.
В отсутствие солидного политического опыта Обама взывает к чувствам избирателей. «Голосуй сердцем» — этот подзабытый лозунг из российской действительности мог бы идеально подойти и к его кампании.
Но все-таки есть у молодого харизматичного кандидата одна беда: для большинства и демократов, и американских избирателей вообще Обама слишком радикален. Американцы, конечно, ждут перемен, но не таких резких и не в таком количестве. Да и, по большому счету, не так уж и пострадал средний класс от неуклюжей политики администрации Буша, чтобы бросаться в омут с головой за пылким молодым сенатором, обещающим радикальные изменения.
На этом и играет его соперница по демократическим праймериз. Хиллари Клинтон политическим новичком не назовешь. Еще в бытность свою первой леди США она познакомилась со всеми тонкостями американской внешней и внутренней политики. Большое влияние, по слухам, она имела практически на каждое решение своего мужа Билла Клинтона.
Затем в ее активе были триумфально выигранные выборы сенатора от штата Нью-Йорк, принесшие ей славу уже самостоятельного политика. Единственным проколом, который ей при каждом случае припоминает Обама, для Клинтон стала поддержка начала войны в Ираке — сейчас она выступает как ярый ее оппонент. В остальном же предвыборная программа Хиллари Клинтон выглядит солиднее и обоснованнее, чем у ее соперника.
Один из центральных пунктов ее речей — реформа системы медицинского страхования, что интересует сегодня американцев не меньше, а то и больше иракской кампании. Эта реформа по Клинтон обещает быть дешевой, эффективной, а главное, реалистичной, Обама не может похвастаться таким подходом.
Хиллари Клинтон с самого начала считалась фаворитом среди демократических кандидатов, однако молодой да ранний Барак Обама преподнес ей неприятный сюрприз. На сегодняшний день он лидирует по количеству штатов, поддержавших его кандидатуру на предварительных выборах. Из-за этого Клинтон в сердцах даже уволила главу своего предвыборного штаба, а затем и его заместителя. Пока ее спасает то, что за нее выступили ключевые штаты, такие как Калифорния, Нью-Йорк.
И сейчас два демократических кандидата
идут ноздря в ноздрю: за каждого готовы отдать свои голоса примерно по 1 тыс. человек, которые в конце августа на съезде Демократической партии в Денвере определят, кто же будет бороться за президентское кресло. Всего для выдвижения кандидату необходимо заручиться поддержкой чуть более 2 тыс. делегатов.
Многое может решиться в начале марта, когда праймериз пройдут в таких важных штатах, как Огайо и Техас. Да и сам съезд в Денвере вполне способен преподнести несколько неожиданностей, по большей части Бараку Обаме: поговаривают, что к нему прохладно относится большинство так называемых суперделегатов — 900 представителей верхушки Демократической партии, голосующих вне зависимости от исхода праймериз в тех или иных штатах. Кроме того, немалый вес все еще имеет и слово Билла Клинтона. Недаром злые языки называют его жену не иначе как Биллари, намекая на то, что она зачастую выезжает на авторитете мужа.
Вообще же, демократы, надо признать, оказались в довольно незавидном положении: из двух «зол» им теперь надо выбрать меньшее, ведь и женщина, и темнокожий кандидат изначально находятся в невыгодном положении. Как представляется, будет справедливым предположить, что, несмотря на все громкие заявления о гражданских свободах и равенстве, Соединенные Штаты все же не готовы отдать предпочтения таким претендентам на важнейший пост в стране.

Взлет ястреба

Пока демократы, видимо решившие, что символ их партии не просто осел, а именно буриданов осел, разрываются между Хиллари Клинтон и Бараком Обамой, у республиканцев, похоже, уже все решено. Слон — символ Республиканской партии, и вот сенатор от Аризоны Джон Маккейн как старый матерый слон практически растоптал своих соперников-однопартийцев. Даже признанный любимчик республиканцев, бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, еще недавно считавшийся единственным, кто в силах бросить вызов Хиллари Клинтон, потерпел позорное поражение (хотя и в силу грубых тактических ошибок) и был вынужден сняться с дистанции. Маккейн же, на которого в начале предвыборной гонки никто не ставил, выскочил вперед и сейчас продолжает свое триумфальное шествие на республиканских праймериз.
Вера в Маккейна даже в рядах Республиканской партии была столь низка, что он с огромным трудом смог собрать средства на свою кампанию. Для регистрации избирательного фонда ему пришлось залезть в долги и взять в банке кредит на $3 млн, в то время как другие кандидаты, спокойно тратящие десятки миллионов, это и за деньги не считают.
Единственное, чем мог щеголять сенатор от Аризоны на фоне остальных претендентов, — практически безупречная биография. Герой войны, боевой летчик, более пяти лет во вьетнамском плену. Простота, ненаигранность и честность — вот на чем Джон Маккейн выехал в лидеры республиканских предварительных выборов.
Рубаха-парень? Да, может быть, но при всей кажущейся бесхитростности своей стратегии Маккейн умудряется, кроме прочего, играть и на поле противников-демократов. Да, жесткая позиция по зарубежным делам; да, репутация того еще ястреба. Но, с другой стороны, он, например, как заправский либерал заявляет, что не против абортов, что, мол, готов признавать однополые союзы, только бы их браком не называли, более того, он даже в курсе, что такое глобальное потепление.
А ведь эти вопросы твердо занимают верхние строчки в списке самых важных для американского общественного мнения проблем — где-нибудь по соседству с реформой системы здравоохранения. Конечно, подобное «полевение» Маккейна не вызывает восторга у ультраконсерваторов, изначально уверовавших в него как в своего парня. Но делать им просто нечего: голосовать-то больше не за кого. Ну не за демократов же, в самом деле?
Международная политика Маккейна неудивительна для республиканца. В то время как кандидаты от демократов готовы передраться друг с другом, споря, кто же из них больший противник войны в Ираке, Маккейн ничтоже сумняшеся заявляет, что поддерживает эту войну и неплохо бы довести ее до победного конца.
Иран? Санкции, санкции и еще раз санкции, да пожестче. А не сработают, так можно и бахнуть: «как крайняя мера воздействия вариант военного вмешательства не должен сниматься с повестки дня».
Впрочем, попадет в случае победы Маккейна не только Ирану, Ираку и Афганистану и прочим оплотам международного терроризма. Москве тоже ничего хорошего не светит. Уже давно стало ясно, что кто бы ни победил на предстоящих президентских выборах в США, во многом свою внешнюю политику он или она будет строить на антироссийской риторике.
Но Маккейн, пожалуй, переплюнул всех. По его словам, Россию самое время попросить изо всех мало-мальски влиятельных международных организаций, в первую очередь из «большой восьмерки», тем более что кандидатов на освободившееся место будет предостаточно. Да что там «группа восьми»! Послушать Маккейна, так вообще надо с Москвой пожестче, ведь партнерских отношений, по убеждению сенатора, с русскими выстроить не удалось и в ближайшее время не удастся. «Политика сдерживания» — вот ключевые слова в стратегии Маккейна по отношению к России.
А не получится сдерживать, так надо напрямую вмешиваться в дела страны, «недозревшей до стандартов демократии».
И все же свои вполне могут прокатить Маккейна, пусть даже для этого придется сдать Белый дом демократам. Республиканская верхушка наверняка припомнит ему, например, постоянные выпады в сторону Джорджа Буша, ведь такая самодеятельность «темных лошадок» в партии, славящейся своей дисциплиной, не поощряется.
Во многом же успех или поражение Маккейна будет в конечном счете зависеть от того, с кем ему в результате придется столкнуться на выборах.
Барак Обама или Хиллари Клинтон? Для Маккейна этот вопрос, пожалуй, важнее, чем для самих демократов. Думается, что Клинтон была бы для него более неприятным соперником. Молодой, горячий Обама, конечно же, привлекает своим энтузиазмом, искренностью и верой в необходимость перемен. Но в условиях реальных, не внутрипартийных выборов все эти популистские штучки могут и не пройти: многие политологи сходятся на том, что шансов обыграть Маккейна у Барака Обамы не так уж и много.
Иное дело Клинтон, которая хоть и не обладает красноречием своего однопартийца, но все же способна сплотить вокруг себя демократов и перетянуть голоса умеренной части республиканцев. С учетом всего этого не исключено, что в «финале» сойдутся два опытных бойца, и тогда США получат самого пожилого в истории президента или впервые страну возглавит женщина. Что ж, Хиллари Клинтон к Белому дому не привыкать.

Комментарии экспертов

Дмитрий БАДОВСКИЙ, политолог, эксперт Института социальных систем МГУ:
— Если до недавнего времени казалось, что избирательная кампания в США будет
во многом завязана на внешнеполитической тематике, на теме Ирака, то сегодня очевидно, что это не совсем так. Экономика начинает играть очень большую роль. Здесь очень многое зависит от того, как в ближайшее время будет изменяться ситуация. В рамках этой избирательной кампании большую специфику вносит и то, что на нее оказывает подспудное влияние тема стратегического, кардинального выбора в развитии Штатов, связанного в том числе и с социокультурной динамикой в американском обществе. На примере Демократической партии мы видим, что два доминирующих кандидата в случае своего выдвижения, а тем более избрания, создадут в современной политической истории США определенный прецедент. Речь идет как о возможном избрании Хиллари Клинтон, которая стала бы первой женщиной — президентом США, так и о гипотетической победе Барака Обамы, который был бы первым главой государства — выходцем из среды афроамериканцев.

Сергей Марков, депутат Государственной думы, директор Института политических исследований:
— У демократов больше шансов на победу в президентских выборах из-за провальной политики президента Буша.
Приход демократов к власти в США принципиально не повлияет на отношения России и Америки. Дело в том, что политика в США определяется не столько личностью президента, как это происходит в нашей стране. В России личность президента значит очень много, поскольку у нас слабые институты. В Америке очень сильные институты, там все определяется ими, в том числе и в американском политическом классе, который существенно не меняется. Вторую роль играют конкретные политические силы, приходящие к власти. При Буше это была неоконсервативная группировка. Но главным фактором остается американский политический класс, который определяет внешнюю политику.

Константин Сонин, профессор Российской экономической школы:
— Футбольный фанат меня поймет. Это как первый матч сборной России на чемпионате мира или Европы. Сердце замирает, сок уже приготовлен, орешки — ну не знаю, кому что нужно. Биографии игроков, и так известные наизусть, еще раз прочитаны. Вся последняя статистика — вот, пожалуйста! Остается только включить телевизор (здесь не один,
а несколько параллельных
прямых репортажей!).
Нет, стоп — какой футбольный матч?! На наших глазах, на CNN Live, они избирают президента. Вот то воплощение звездно-полосатого высокомерия, которое мы будем видеть следующие четыре, а то и восемь лет, — сейчас сражается в прямом эфире <…> на наших глазах. Мы — простые зрители с чужого континен-
та — можем жевать орешки, кричать: «Шибче, голуба!» или там «Бей первым, Фредди!» Разве не удивительно, что политика может быть такой конкурентной, такой спортивной, такой интересной?

Подготовил
Александр Высоцкий