Не раковый корпус


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Онкологический центр областной клинической больницы был открыт в самом конце 2006 года, а начал работать только в ушедшем году. Но уже сейчас он позволил взять под контроль неблагополучную онкологическую ситуацию в регионе.

Уровень заболеваемости раком в Саратовской области еще в начале 2000?х годов достиг опасной черты — превысил общероссийский, очень высокий, уровень. Причины: поздняя диагностика, малый коечный фонд, несо­временные методы лечения. Проще говоря, отставание от потребностей времени област­ной онкологической службы, фактически не финансировавшейся все 90-е годы и в начале 2000-х. Зримое свидетельство нищеты, до которой была доведена саратовская онкология, — старый областной онкологический диспансер в городе Энгельсе, размещенный в доме постройки 30-х годов прошлого века.
Областное правительство разработало специальную целевую программу, чтобы переломить тенденцию, — в продолжение и развитие национального проекта «Здоровье» выделило несколько сотен тысяч рублей на приобретение современного оборудования и лекарственных препаратов. Ключевой элемент программы — высокотехнологичный онкологический центр в составе област­ной клинической больницы. Он был сдан в самом конце 2006 года, радиологическое отделение начало действовать только с августа 2007-го, но за это время через центр уже прошло несколько тысяч пациентов.
В Саратовском онкоцентре применяются международно признанные медицинские технологии. На первом, диагностическом, этапе проводится ультразвуковое сканирование при помощи новейшего оборудования.
— На сканерах, обычно используемых в онкологических клиниках, — поясняет и. о. главного врача областной больницы Игорь Тяпкин, — сканирование, например, грудной клетки обычно занимает 20—25 минут. На том, что у нас, — 20 секунд! Оно производится за одно вращение сканирующего устройства: сразу делается четыре снимка. Это, конечно, колоссальное снижение лучевой нагрузки и огромная пропускная способность. Таких сканеров в России немного.
А вот установленная у нас в центре третья, новейшая, версия американ­ской компьютерной 3D-системы Fokal в нашей стране вообще в единственном экземпляре. С помощью этой системы происходит управление сканером: планируются диагностические мероприятия, затем происходит анализ данных, постановка математически точного диагноза и планирование лучевой терапии — во всех возможных проекциях.
Система выделяет очертания критически важных органов, позволяет определить мишень — то есть область точечного лучевого воздей­ствия, составляет гистограмму распределения дозы радиации в облучаемом объеме. Так что, как видите, наш центр совсем не раковый корпус.
— В планировании лучевой терапии, — дополняет зам. главного врача больницы по онкологии Александр Шароватов, — принимают участие не только доктора, но и профессиональные физики-ядерщики, работающие в штате центра, — с саратовскими и московскими дипломами, прошедшие специальное дополнительное обучение для работы в медицине. Когда доктора подобрали правильное изображение воздействия, физики с помощью специальной системы расчетов СИО 3, которая тоже в России большая редкость, начинают вычислять физические параметры этого воздействия.
Радиологическое лечение проводится в так называемом каньоне — отдельном бетонном здании, специально по­строенном для онкоцентра (с высоким уровнем наружной и внутренней радиационной безопасности, соответствующим российским ГОСТам и международным требованиям), в котором установлен линейный ускоритель.
Сейчас для увеличения числа пролеченных строятся еще два каньона с линейными ускорителями — в 2008—2009 годах они примут пациентов. После этого только радиологическое лечение в центре смогут проходить несколько тысяч больных в год.
— В линейный ускоритель СЛ 75—5 МТ, — поясняет Игорь Анатольевич, — поступает в рамках автоматизированной системы онкоцентра задача по облучению, содержащая мишень и параметры облучения: она благодаря лазерным центраторам реализуется с высочайшей точностью. Кроме того, используются специальные комплекты деталей из так называемого сплава Вуда, непроницаемого для радиации, которыми обкладывается мишень для защиты здоровых тканей. Особые приспособления используются при лечении опухолей головы. То есть мы можем максимально щадящим для организма образом лечить опухоли любых локализаций.
— Отличие линейного ускорителя от гамма-пушки, — добавляет доктор Шароватов, — состоит вот в чем. Ускоритель направляет на мишень пучок электронов, который тормозится тканями организма и в момент торможения выделяется тепло, оказывающее лечебное воздей­ствие. То есть лечение происходит за счет тепловой энергии, а не ионизирующего излучения, как в гамма-пушке, и потому менее травматично.
— В центре, — рассказывает далее главврач больницы, — действуют также онкохирургическое отделение, впервые объединившее хирургов, выполнявших ранее онкологические операции в различных специализированных отделениях (урологических, гинекологических и т. д.), и отделение химиотерапии, в котором освоено уже несколько новейших методик лечения.
Кадры для центра готовит в основном кафедра онкологии СГМУ, а также кафедры хирургии этого вуза. Причем онкохирурги проходят специальное дополнительное обучение и лицензирование.
С началом работы онкоцентра обеспеченность онкологическим коечным фондом в области увеличилась в полтора раза. А эффективность борьбы с раковыми заболеваниями благодаря новейшим технологиям и высокой
пропускной способности оборудования вырастет еще больше!