Маленькие детские радости


Ирина СКЛЯРОВА, экономический обозреватель


Каковы действительные результаты реализации самой эффективной, по утверждению
чиновников, ФЦП «Дети России»?

2008 год объявлен Годом семьи. Чтобы обеспечить жизнь ребенка в быту хотя бы
на уровне прожиточного минимума, нужно 26 тыс. руб. в год. Эта цифра после заседания
правительства, обсуждавшего в прошлом году содержание новой федеральной целевой
программы «Дети России», была озвучена в кулуарах одним из высокопоставленных
чиновников Минздравсоцразвития. Но на практике, как подсчитал член Общественной
палаты, академик РАМН Александр Баранов, в год на ребенка будет приходиться
лишь 7 руб. Именно столько причитается каждому маленькому россиянину, если «размазать»
на всех наших детей 51 млрд руб. программы сроком действия до 2010 года.

ФЦП «Дети России», по утверждению правительственных чиновников, «самая эффективная»
среди прочих программ, так как финансируется она примерно на 70%, а не по остаточному
принципу. С программой развития Сочи, приоритетной для правительства, ей, конечно,
конкурировать трудно, но даже и 70% финансирования «живыми деньгами» тоже вполне
удовлетворительный объем.

ФЦП усыхает

Правда, с годами детская ФЦП «усыхает» в содержании. Первая программа была
начата в 2003 году и включала шесть подпрограмм: «Здоровое поколение», «Одаренные
дети», «Дети и семья», «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»,
«Дети-сироты» и «Дети-инвалиды». В новой программе трех последних позиций не
оказалось. В 2006 году первая программа завершилась. Из официального отчета
Мин-здравсоцразвития по ее исполнению следовало, что помочь улучшить быт и поправить
здоровье удалось 4 млн детей: каждому четвертому ребенку-инвалиду, каждому десятому
ребенку, попавшему в сложную жизненную ситуацию, и каждому двенадцатому из числа
детей-сирот.

Отчет ведомств-исполнителей, а за выполнение программы отвечал почти что десяток
министерств — от Минздравсоцразвития до Минкульта, не удовлетворил правительство.
Нельзя сказать, что качественных сдвигов не было вовсе. Показатель смертности
младенцев, к примеру, сократился до запланированного в программе уровня. Если
раньше умирало 15 малышей в возрасте до одного года на 1 тыс. родившихся, то
к 2006 году их число удалось уменьшить до 11. Хотя и этот показатель все равно
в два раза выше, чем в европейских странах. Что, в общем-то, и неудивительно,
ведь перинатальные центры, открытые за три года реализации программы, можно
пересчитать по пальцам одной руки. Да и то посчастливилось лишь городам- миллионникам.

Подпрограмма «Дети-инвалиды» также не особо порадовала своих адресатов: реабилитационных
учреждений для детей-инвалидов к окончанию действия программы стало больше лишь
на 6%. А во всей нашей 150-миллионной стране функционирует всего три с половиной
сотни медицинских центров для детей и подростков с ограниченными возможностями.

Реабилитационные центры, созданные в рамках подпрограммы по профилактике без-надзорности,
тоже не снискали лавров коммун Феликса Дзержинского: 85 млн руб., вы-деленных
на эти цели, сократили число беспризорников только на 2 тыс. — до 5,5 тыс. человек
— и помогли обустроить жизнь 200 тыс. детей из неблагополучных семей. Но таковых
в стране остается еще более 700 тыс.

Впрочем, эти результаты хотя и производят удручающее впечатление, но они все
же поддаются точному количественному подсчету. А вот с задачей выявить одаренных
детей Минздравсоцразвития вообще не сумело справиться. Говоря о поиске талантливых
ребят, исполнители программы хвастались в основном лишь количеством прошедших
школьных предметных олимпиад — изобретением едва ли не сталинской поры. Всего
в олимпиадах участвовало 12 тыс. человек. 1,5 тыс. победителей было предложено
провести каникулы в детских летних лагерях, где организовывались специализированные
творческие смены.

Ближе к концу первой программы оказалась под угрозой сама идея детской ФЦП:
летом 2006 года кабинет министров никак не мог найти в себе силы обсудить концепцию
новой детской ФЦП. Чудом программа сохранилась: появление нацпроектов требовало
сокращения количества целевых программ, и на новые сроки были переутверждены
лишь самые приоритетные. Детскую ФЦП все же реанимировали. На три года, с 2007-го
до 2010-го, на детей должно быть потрачено 51 млрд руб. И хотя нынешний вариант
программы на 30% дороже предыдущего, ведомства-исполнители оценивают эту программу
как «не очень выразительную по деньгам». Ведь более половины детей, проживающих
в России, по данным Минздравсоцразвития, имеют отклонения в состоянии здоровья,
требующие лечебно-коррекционных мероприятий, а почти 600 тыс. детей — инвалиды.
Только треть новорожденных могут быть признаны здоровыми.

Цель новая

Цели детской программы тем временем незаметно изменились. Если ранее акцент
делался на повышении доступности для малолетних россиян социальных и медицинских
услуг, а также на поддержке беспризорников и ребят из неблагополучных семей,
то в действующей ныне ФЦП говорится уже о физическом выживании. Низкий уровень
рождаемости в последние 15 лет, как уверяют разработчики программы, к 2010 году
приведет к прямым экономическим потерям. В стране просто некому станет работать
из-за нехватки молодежи трудоспособного возраста.

Федеральный бюджет при всем при этом не намерен сильно тратиться на детей.
Финансирование ФЦП «Дети России» из внебюджетных источников увеличено в шесть
раз. Федеральный же бюджет несет практически символическую нагрузку, выделяя
лишь 13 млрд руб. (в прежней программе — чуть более 6 млрд), остальное заплатят
региональные бюджеты. По мнению куратора ФЦП вице-премьера Дмитрия Медведева,
это вполне справедливо, так как целевая программа должна быть адаптирована под
специфику регионов.

Хотя не все результаты программы могут быть подсчитаны в численном выражении,
ее предполагаемые финансовые итоги уже озвучены. Как рассчитывает правительство,
средства, потраченные на «Детей России», должны полностью окупиться и вернуться
в экономику в виде трудовых ресурсов. В 2011 году экономический эффект от детской
ФЦП ожидается в размере около 19 млрд руб. К 2020 году этот показатель должен
вырасти до 29 млрд руб., за счет того что 230 тыс. «проблемных» детей, которых
намечено вылечить или оградить от пагубного социального окружения, к тому времени
перейдут в категорию трудоспособной молодежи.
Основные индикаторы, на которые будет ориентирована детская ФЦП, в целом весьма
скромные. Взять, к примеру, показатели абсолютного здоровья: если сегодня к
первой группе здоровья можно отнести 30% детей, то через два года их должно
быть 37%. Инвалидов, охваченных реабилитационными мероприятиями, должно стать
43% — всего на 10% больше, чем сегодня. Скромны и заявки по борьбе с безнадзорностью:
число малолетних беспризорников намечено снизить с нынешних 2,4% детского населения
до 2,1%.

По прогнозам правительства, младенческая смертность к 2010 году составит не
более 9,3 детей на 1 тыс. новорожденных, родившихся живыми, а материнская смертность
при родах сократится с 29 до 21 женщины на 100 тыс. рожениц. Смертность детей
в возрасте до четырех лет снизится с нынешних 14 до 11 человек на 1 тыс.

Чиновники до сих пор не могут решить, по какому критерию определять свои успехи
в подпрограмме «Одаренные дети». Четких стандартов оценки и методов выявления
юных талантов придумать не удалось опять, хотя подпрограммой предусмотрено создание
целой государственной системы выявления маленьких гениев, чтобы с самого раннего
возраста развивать талант с учетом индивидуальных особенностей. Тем не менее
искать гениев будут, в том числе и среди сельских ребят, а также среди тех,
кто живет в отдаленных регионах. Планы здесь весьма серьезные: долю детей, включенных
в эту подпрограмму, намечают увеличить с сегодняшних 27 до 40%.

Еще более амбициозные результаты запланированы в популяризации идей приемной
семьи и усыновления. На воспитание в семьи к 2010 году должно передаваться порядка
70% сирот. Однако для того чтобы заявленные задачи со временем не девальвировались
и программа через год не изжила бы себя, «Детям России» необходим персональный
спикер. Но пока его нет, так как до статуса национального проекта ФЦП не дотянула
и «детский вопрос» оказался сегодня расщеплен между несколькими нацпроектами.