Ошибка номер четыре


Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ,
политический обозреватель,
Александр ПОЛЯНСКИЙ

Государственная дума четвертого созыва завершила свою работу и дает дорогу новой нижней палате парламента. Это едва ли не главный результат ее деятельности.

 

16
ноября Государственная дума закончила свою работу. Финал был довольно грустным
для многих депутатов: по прогнозам аналитиков, в следующей Думе окажется не
более половины из них, в парламент не попадет множество популярных одномандатников.
Тем не менее даже такая масштабная смена кадрового состава представительной
власти не сделала завершение работы четвертой Думы политическим событием. Вполне
закономерный итог работы этой Думы.

Участок штамповки

Спокойствие и апатичность, пожалуй, главные отличительные черты нынешнего парламента:
ни тебе громких скандалов, ни тебе жарких споров. Законопроекты проходили на
ура, критика правительства была умеренной, критики президента не наблюдалось
вовсе, даже со стороны коммунистов. Причина проста — эта Дума стала первой за
всю историю нового российского парламентаризма, где у Кремля имелось пусть и
«составное», но гарантированное конституционное большинство.
Подводя итоги четырех лет работы, Борис Грызлов подчеркнул, что «такой конструктивной
совместной работы депутатов с президентом и членами правительства, как в эти
четыре года, еще не случалось». Еще бы: возглавляемую им нижнюю палату парламента
справедливо считали местом, где просто штампуются законы, присланные из Кремля
и Белого дома.
Эпиграфом ее работы стало знаменитое высказывание бывшего главного российского
милиционера: «Парламент — не место для дискуссий». И если сессии предыдущих
составов то и дело превращались в феерическое шоу, а споры порой доходили до
рукоприкладства, то нынешняя Дума экспрессией не отличалась. Это было запрограммировано
в Кремле, и, судя по всему, такой работа нижней палаты парламента видится на
долгосрочную перспективу: для бурных дебатов, правда без юридических последствий,
специальным законом был создан особый орган под названием «Общественная палата».
Пожалуй, единственный случай, когда Дума проявила характер политического институ-та,
— кризис после вступления в силу закона о монетизации льгот. Депутаты — как
одномандатники, так и партсписочники — не преминули использовать этот кризис,
вызванный фантастически некомпетентными действиями властей, для собственного
пиара. Больше всего усердствовала, конечно, оппозиция. Коммунисты до сих пор
разыгрывают эту карту в своей предвыборной кампании. «Депутаты фракции “Единая
Россия” не только не выполнили обещаний, которые давали гражданам перед прошлыми
выборами, но и наоборот: напринимали все, что в общественном мнении вызывало
и вызывает отторжение», — сказал заместитель председателя фракции КПРФ Иван
Мельников. Но и единороссы проявили довольно высокую активность в критике кабинета
министров по данному вопросу, стремясь лишний раз подчеркнуть, что не полностью
контролируют правительство, в котором еще есть «младореформаторы».
Но больше Кремль не давал думским политикам такой возможности, в том числе и
потому, что его действия стали более продуманными. Польза публичной власти,
таким образом, проявилась хотя бы в том, что какой бы выхолощенной она ни была,
она не позволяет власти исполнительной вести себя совсем уж как слон в посудной
лавке.
По всем крупным проблемам Дума была монолитна. Однако по менее значимым для
общества темам дискуссии шли, и довольно серьезные. Достаточно вспомнить законопроекты,
касающиеся муниципальной политики или сферы экономики. Внутри конституционного
большинства образовывались группировки, ориентированные на ту или иную кремлевскую
команду или сообщество лоббистов из деловых кругов, и между ними разворачивалась
весьма острая борьба, о которой, впрочем, широкой общественности мало что известно.
Ведь касалась она, как уже сказано, частных вопросов.

Политическая реформа не перешла в конституционную

Многие подозревали, что Дума сформирована именно таким образом для правки Конституции.
Этот прогноз не подтвердился, хотя не исключено, что вероятность внесения изменений
в Основной закон учитывалась при создании подобной политической конструкции.

Тем не менее для политического устройства современной России деятельность Думы
четвертого созыва стала поистине революционной. Благодаря ей депутаты теперь
могут избираться лишь по партийным спискам, повышен барьер для прохождения партий
в парламент, а на выборах не будет ни минимального порога явки, ни графы «против
всех». Проведена реформа партийной системы, отменены прямые выборы губернаторов.

Дума 2003—2007 годов — это также и ужесточение наказания за экстремистскую деятельность,
это закон о некоммерческих организациях, ограничивший в том числе активность
западных фондов. Были приняты поправки в КоАП, серьезно оптимизировавшие и ужесточившие
систему наказаний за нарушение правил дорожного движения. Не успели подверстать
только закон о референдуме, де-факто запрещающий плебисцит, — проект так и остался
принятым лишь в первом чтении.
«Все эти меры способствовали реальному, а не демагогическому укреплению институтов
государственной власти, увеличился уровень их предсказуемости», — заявил глава
Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству
Владимир Плигин. По его мнению, Дума четвертого созыва заложила основу стабильного
развития России, следующий парламент будет решать вопросы «качественного улучшения»
в различных областях.
В соответствии с посланиями президента принятыми Думой законами серьезно реформирована
социальная сфера. Отменен налог на имущество, переходящее в порядке наследования
или дарения, повышены детские пособия и — незначительно — стипендии, надбавки
кандидатам и докторам наук. Женщины по рождению ребенка будут получать 23 тыс.
руб., а начиная со второго — уже по 250 тыс.
Последняя Дума — это также переход на год службы по призыву и продолжение армейских
реформ.
Внешнеполитическая деятельность депутатов этого созыва была, возможно, не столь
яркой, зато президентский курс они поддерживали без колебаний. Примером тому
может служить единогласное голосование за выход из ДОВСЕ.

Быстро, но в том ли направлении?

Конечно, нельзя забывать и о целом пакете экономических законов. Плюс Думы
четвертого созыва — благодаря быстроте ее работы правовое регулирование получило
множество сфер. Минус — де-факто, без дискуссий, законодательно оформлялся перевод
России на рельсы госкапитализма.
Весной 2007 года впервые принят трехлетний бюджет, закрепивший переход на среднесрочное
бюджетное планирование, созданы новые институты экономического развития: Инвестиционный
фонд, объем которого в 2007 году составил 110 млрд руб., а к 2010 го-ду возрастет
почти до 400 млрд руб., Российская венчурная компания с капиталом в 15 млрд
руб., а также Банк развития и внешнеэкономической деятельности. Еще одной новацией
стало массовое появление крупнейших госкорпораций в основных отраслях: Российской
корпорации нанотехнологий, «Ростехнологий», «Росатома», госкорпораций в авиационной
и судостроительной промышленности.
При этом нельзя сбрасывать со счетов принятый в третьем чтении закон о саморегулируемых
организациях, устанавливающий принципиально иную форму государственного регулирования
— не через лицензирование, а через саморегулирование. Он подводит правовую основу
под создание профессиональных организаций, которые занимались бы не только вопросами
контроля и надзора за действиями своих членов, но и, самое главное, стандартизацией
этой сферы.
Важным событием стало принятие закона, разрешившего хозяйствующим субъектам
выкупать земельные участки под своими предприятиями за 2,5% от кадастровой стоимости.
Этот закон позволил сформироваться единому объекту недвижимости, что создало
условия для большей конкуренто- и кредитоспособности бизнеса.
Говоря о финансовой и банковской сферах, стоит упомянуть корректировку закона
о страховании вкладов, принятого в самом конце работы Думы третьего созыва.
Практика его реализации в течение всех последних четырех лет выявила многие
шероховатости, которые требовалось устранить. Минимальная сумма, гарантированная
государством, сначала выросла со 100 тыс. руб. до 200 тыс. руб., а сейчас превышает
400 тыс. руб. В сочетании с принятым позднее законом о банкротстве банков это
привело к тому, что люди перестали бояться вкладывать деньги в банковские учреждения,
прошел «синдром 1998 года».
Этот состав нижней палаты одобрил дачную амнистию, внес важные поправки в закон
об ОСАГО, а также значительно улучшил Лесной кодекс РФ, что, по мнению экспертов,
фактически спасло российские леса.
На счету российских парламентариев и иные принципиально важные законы, решения
по которым не принимались годами: о сохранении водных биологических ресурсов,
о рыболовстве, об ограничении рекламы пива, а также поправки в Воздушный кодекс,
касающиеся страховой защиты авиапассажиров.
Впрочем, следующим депутатам остается обширное поле для работы. Это и борьба
с рейдерством, и законы о потребительском кредите, о коллекторских агентствах
и о банкротстве физических лиц.
…Глава ЦИК РФ Владимир Чуров любит повторять, что в прошлый период существования
Дум их было только четыре, а теперь появится пятая — для нестабильной российской
истории это уже событие. Жаль только, что путь к пятой Думе лежал через выхолащивание
парламентаризма, поскольку понятно, что в следующей нижней палате, в которой
конституционное большинство вообще окажется в руках одной партии, его будет
еще меньше.