Юрий БОЙКО: бизнес не должен отставать от социально ориентированной политики государства


Тескт |Анастасия САЛОМЕЕВА, Геннадий ШАЛАЕВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Несмотря на молодость, Юрия Бойко хорошо знают и в родном Искитиме, и в Новосибирской области, да, наверное, уже и за ее пределами. Его уважают как талантливого управленца, генерального директора и создателя ООО «Промметпласт» — ныне одного из крупнейших игроков на рынке вторичных металлов в Сибирском федеральном округе. Его ценят и как инициативного молодого политика — депутата Совета депутатов г. Искитим, хорошо разбирающегося как в проблемах федерального уровня, так и в вопросах местного самоуправления и, более того, видящего пути решения многих из них.

Лучшая школа — жизнь

— Юрий Геннадьевич, как происходило ваше формирование в качестве руководителя? Какие прошли университеты?
— Жизненные, наверное. В 14 лет, в 1989 году, после окончания восьмого класса уехал из Искитима в другой город Новосибирской области — в Бердск, где поступил в Бердский электромеханический техникум. Так началась моя самостоятельная жизнь. А что такое 1989 год? Бедность и пустота на магазинных полках. Приходилось самостоятельно формировать свой бюджет. Я был молодым, хотелось как-то самоутвердиться, быть независимым от родителей.
Я учился и работал. А потом понял, что мне нужно получить высшее образование. И в
1991 году, после второго курса техникума, поступил в Новосибирскую академию водного транспорта на заочное отделение. Можно было поступать и на очное, но я решил учитьс параллельно и там и там. Окончил техникум, затем с красным дипломом и академию.

— А как появилась компания «Промметпласт»? Изначально ведь ваш бизнес не был связан с металлоломом?

— Да, не был. Мой приятель работал в Новосибирске технологом на предприятии, которое занималось производством изделий из пластмасс. Заказов к ним поступало много, а оборудования не хватало. Он предложил мне наладить выпуск этих изделий в Искитиме. Идея понравилась. У нас в городе был обанкротившийся кирпичный завод. Я договорился с конкурсным управляющим об аренде его производственных помещений.
От старых хозяев завода осталось кое-какое примитивное оборудование, в том числе и станки для литья пластмассы под давлением. Мы с приятелем эти станки немного подновили, а формы для изделий он привез из Новосибирска со своего предприятия. Это же предприятие стало размещать у нас свои заказы. Так в
2000 году мы начали работать. Полученные средства я вкладывал в новые пресс-формы, чтобы выпускать другие изделия. За два года очень активной работы у нас появились деньги на то, чтобы недорого выкупить арендованный нами кирпичный завод.
Но тут в 2002 году пошел очень серьезный рост цен на нефть. А нефть — это основа сырья для пластмассы. Конечно, и цены на сырье сильно выросли. Тогда же началась и экспансия дешевых товаров из Китая, в том числе и
пластмассовых изделий. Наши изделия перестали покупать. Полгода мы еще кое-как барахтались, а потом приняли решение дело свернуть, а все оборудование — станки, пресс-формы — сдать в металлолом. Когда же подсчитали доход с этой одной операции, то не поверили: мы столько зарабатывали за год!

— И так, волею случая, ваша компания вышла на рынок вторичных металлов.
— Да, после этого решили заниматься цветным и черным металлоломом, получили соответствующие лицензии. 2003—2004 годы стали для нас периодом обучения, мы начали понимать, как проводить сбор металлолома, как себя вести на этом рынке, узнали другие тонкости. Нас заметили крупные металлургические компании: «Евраз-холдинг», Магнитогорский и Новокузнецкий металлургические комбинаты… С компаниями, которые принимали наш металлолом, у нас выстроились доверительные отношения. В итоге в 2005 году в Новосибирской области у нас появилось много собственных площадок для сбора и отгрузки металлолома, мы выкупили большое количество баз.
В том же 2005 году нами было принято очень верное стратегическое решение. Мы получили лицензию на работу с вредными и опасными объектами и начали активно заниматься демонтажем крупных производственных объектов, в том числе и старого оборудования, которое участвовало в химических технологических цепочках. Сделали на это ставку и не прогадали, поскольку на рынке вторичных металлов большую роль играет сезонность и зима — традиционно сложное время для компании, специализирующейся на сборе и заготовке металлолома. «Промметпласт» очень удачно «закрывает» этот период демонтажем старого химоборудования. Сейчас это одно из приоритетных направлений деятельности компании.
Другое направление нашей работы — разбор старых плавсредств, которыми еще с советских времен завалены поймы судоходных рек. Здесь мы сотрудничаем с Верхне-Обским бассейновым водным управлением.
А в 2006 году мы вышли в Алтайский край. Сейчас занимаем там не лидирующую, но довольно крепкую позицию. А по нашей области у «Промметпласта» конкурентов нет.
И даже в Сибирском федеральном округе сегодня мы самое крупное предприятие по сбору металлолома. Это порядка 150—180 тыс. т металлолома в год, что, кстати, покрывает месячную потребность в ломе черных металлов такого крупного производства, как Новокузнецкий металлургический комбинат.

Построить металлургический завод!

— А каково ваше мнение о развитии российского рынка вторичных металлов в целом?
— Рынок вторичных металлов развивается по тому же сценарию, что и большинство отраслей в стране. Тем более что он является сырьевым и во многом зависит от положения дел в металлургии. Для металлургов же, как считают эксперты, сейчас наступают золотые времена. Мировая конъюнктура рынка и бум строительства в России привлекают в эту отрасль все больше и больше инвестиций.
Основной тенденцией последних лет стал рост внутреннего потребления металлолома в России, в связи с чем резко уменьшился
объем его экспорта. В 2000 году 50% и более металлолома уходило за рубеж — в Китай и Европу. Сегодня же фактически весь металлолом остается в России.
Государство участвует в данной отрасли только в части лицензирования и контроля за исполнением законности. На самом же деле она давно уже нуждается в реформировании. Российские металлурги до сих пор классифицируют металлоломы согласно ГОСТу, принятому в 1975 году. Стоит ли говорить, что с тех пор кардинально изменились и потребность в этом сырье, и качество металлолома, необходимого для металлургических предприятий.
Отдельный вопрос — налогообложение, касающееся предприятий, занимающихся заготовкой и переработкой лома черных и цветных металлов. В этом году правительство пыталось сделать наш рынок более цивилизованным, введя льготу на НДС при операциях с ломом черных и цветных металлов. Причем льгота была не обязательной, и участник рынка сам принимал решение, использовать ее или нет. С 1 января 2008 года вступает в действие новый Налоговый кодекс, в котором льгота на операции с черным металлом отменена совсем, а на операции с ломом цветных металлов введена в обязательном порядке. На мой взгляд, это спорное решение, потому что принципиальных отличий между рынком черных и цветных металлов нет. Я считаю, что и на операции с ломом черных металлов льготу необходимо вводить в обязательном порядке.

— Вы сказали, что серьезно изменилось качество металлолома, а как именно?
— Сейчас металлургические компании в основном переходят на электроплавильные печи. На таком оборудовании гораздо рентабельнее работать.
Кстати, у нас есть идея построить в Искитиме металлургический комбинат — сравнительно небольшой электроплавильный завод. Такие заводы получили большую популярность благодаря небольшим капиталовложениям и возможности быстрого монтажа, ведь производство можно запустить в течение года.
Мощность завода — 60 тыс. т металлопроката в год. И можно сказать, что его продукция, а это будет в основном строительная арматура, разойдется прямо с конвейера: она
востребована нашими же искитимскими предприятиями, многие из которых сегодня на подъеме. Уже выбрана площадка, есть необходимые мощности, а также газ, вода, электричество, железная дорога. А поскольку у нас своя заготовка, мы можем полностью закрыть потребность в металлоломе. Сразу же повышается рентабельность. Кроме того, появление нового промышленного предприятия в Искитиме выгодно самому городу, ведь, помимо серьезных налогов в местный бюджет, оно еще даст работу примерно 500 человек. А кадровый потенциал в Искитиме есть.
Весь проект стоит порядка 30 млн евро, и нам самим пока не осилить такой объем инвестиций. Поэтому сейчас мы ищем партнера, с которым сможем в 2008—2009 годах его реализовать.

— Как вы оцениваете стремление России в ВТО? Постоянная отсрочка вступления в эту организацию нам на пользу или же, наоборот, во вред?
— Отсрочка вступления в ВТО является несомненным благом для российского бизнеса. При вступлении России в ВТО на тех условиях, которые нам сейчас навязывают, снизится конкурентоспособность отечественных компаний. Это неминуемо приведет к всплеску безработицы, к потере национального контроля над многими отраслями экономики. Опыт стран Балтии и Польши — наглядный тому пример. Я думаю, российскому бизнесу нужно дать какое-то время на подготовку к международной конкуренции. Сегодня мы к этому не готовы.

Партбилет вручил Карелин

— С 2003 года вы член партии «Единая Россия». Что привело вас в ее ряды?
— В 2002 году ко мне обратились ребята из нашего города, представляющие фонд содействия развитию спорта «Юбилейный», с
предложением поучаствовать в восстановлении спортивных сооружений Искитима. Выяснилось, что в городе уже 15 лет как нет хоккейных коробок. Я полностью поддержал идею. Мы привели в порядок стадион «Юбилейный», построили хоккейную коробку. Наша компания взяла на себя финансирование детских хоккейных команд, мы наняли тренеров, купили форму. А чуть позже я стал помогать нашим футбольным командам.
Ребята из инициативной группы были членами партии «Единая Россия». Тогда главой регионального отделения ЕР по Новосибирской области был Александр Александрович Карелин, который, как вы знаете, очень много делает для спорта с помощью своего фонда. Его пример, то, что делали мои знакомые из фонда, убедили меня, что эта партия занимается не популизмом, а реальными делами, и в 2003 году я принял решение вступить в ее ряды.
И не жалею об этом. Кстати, партбилет мне вручил Александр Александрович Карелин.

— А как вы занялись вопросами местного самоуправления?
— Дело было в 2005 году. Я только закончил строительство очередной хоккейной коробки в микрорайоне «Ложок», и тут ко мне обратились местные жители — человек 40 — с
просьбой стать депутатом горсовета от их округа. В декабре 2005 года планировались выборы в городской совет.
Я им ответил, что никогда не собирался заниматься политикой, да и вопросы местного самоуправления мне совсем непонятны. Однако горожане настаивали. Тогда я им сказал: «Если соберете еще большее число жителей, которые меня поддержат, тогда я дам согласие». После этого поехал к главе города, с которым был лично знаком, и рассказал об инициативе жителей. Он ответил: «Очень хорошо, нам нужны молодые энергичные люди в совете, которые готовы работать на благо города».
В следующий раз на встречу пришло человек 500, и все единогласно проголосовали за мое выдвижение. Тут я уже не мог отказать. На выборах получил более 70% голосов.

— И с чего началась ваша деятельность в городском совете?
— На первом заседании я выступил и сказал, что у нас нет Комиссии по молодежной политике и спорту. И предложил вести этот сектор, использовав ресурсы Комитета по социальной политике. Депутаты меня поддержали и выбрали председателем новой комиссии.
По моей инициативе было создано муниципальное учреждение «Центр развития физической культуры и спорта», на баланс которого передали все спортивные объекты города. Раньше они находились на балансе управления образования и финансировались по остаточному принципу: основные средства шли на образование, а на спорт все время не хватало. А ведь эти сооружения надо было содержать, восстанавливать, развивать. Сейчас все три наших стадиона очень активно работают, появились хоккейные и футбольные команды, ребята играют в баскетбол и волейбол.

— В вашей визитке написано, что вы являетесь председателем Ревизионной комиссии горсовета. Ведете эту работу параллельно с молодежными делами?
— Да. По 131-му закону муниципальным образованиям положено иметь контрольный орган. Я автор многих законодательных инициатив в нашем горсовете и разрабатывал в том числе положение о ревизионном органе. Коллеги-депутаты, не разрешив мне оставить молодежную комиссию, выбрали меня председателем и ревизионной, поскольку считают, что я человек неподкупный. Сейчас занимаюсь и тем и другим.

Кадры будут!

— А какой, на ваш взгляд, должна быть политика государства в отношении молодежи и спорта? И какую роль в этой политике может играть бизнес?
— Если мы посмотрим на сегодняшний бюджет страны, то увидим, что в 2007 году 15% заложенных в нем средств направлено на социальную составляющую. А в следующем, трехлетнем, бюджете предусмотрено
еще большее финансирование социальной сферы — 17—18%. В то же время в государственном бюджете США или любой европейской страны на социальные нужды выделяется лишь 1—2%. Но разве можно сказать, что социальная сфера на Западе не развивается? Конечно, нет. Развивается, и очень активно, причем во многом благодаря поддержке со стороны бизнеса.
Я считаю, российский бизнес не должен отставать от социально ориентированной политики государства и президента и по возможности равняться на бюджет. Настало время учиться этому.

— Ваша компания, судя по всему, уже научилась.
— Вы знаете, я просто очень люблю Искитим — город, в котором вырос. И мне далеко не безразлично, что в нем происходит. Поэтому я стал депутатом городского совета, поэтому моя компания участвовала в восстановлении его спортивных сооружений и других социальных объектов. Кстати, сейчас мы помогаем не только Искитиму и Искитимскому району, но и другим районам нашей области.

— У «Единой России» ведь, насколько мы знаем, есть молодежные программы, ровно как и программы, направленные на подготовку молодых управленцев, а последняя проблема в стране стоит очень остро.
— Да. Наша партия очень серьезно относится к молодежи и к молодым управленческим кадрам. Например, партия поддерживает и курирует проект «Школа молодого лидера
местного самоуправления», участником которого я, кстати, являюсь. Эта программа направлена на формирование круга молодых общественно-политических лидеров, способных к общественной и организационной работе и обладающих высокой политической культурой.
Недавно «Единая Россия» запустила еще один очень хороший проект. Он называется «Профессиональная команда страны». На сайте «Единой России» висит приглашение для активной, амбициозной и грамотной молодежи присылать свои анкеты. И это не случайно, поскольку сегодня в стране действительно дефицит грамотных управленцев. Задача номер один — найти эти кадры, подучить их, направить в нужном направлении. «Профессиональная команда страны» — та площадка, где будут готовить профессиональные кадры для управления страной, и не только в политике, но и в бизнесе, по всем отраслям экономики.
Кроме того, существует проект «Молодежное федеральное собрание», инициированный «Молодой гвардией». В его рамках я внес в областной совет Новосибирской области проект постановления по созданию молодежного регионального собрания. Это сообщество молодых депутатов всех уровней в возрасте до 35 лет. Молодые депутаты, войдя в него, будут предлагать новые идеи, ставить проблемы и предлагать пути их решения. Потом эти идеи попадут в Госдуму, правительство.
Такая площадка на региональном уровне очень нужна. Во-первых, это эффективный механизм выдвижения талантливой молодежи во все структуры власти, эффективное решение тотальной кадровой проблемы. Те ребята, которые будут выявлены через данный проект, разбирающиеся в вопросах местного самоуправления, видящие, как можно решать существующие проблемы на законодательном поле, смогут пройти через 20-процентную квоту, выделенную «Единой Россией» для молодых людей, идущих во власть, и найти применение своим талантам и энергии и на муниципальном, и на региональном, и на федеральном уровне. А во-вторых, благодаря этому проекту можно высветить много проблем, возникающих в ходе реализации федеральных законов на муниципальном уровне, и определить пути их решения.

Как решить проблемы ЖКХ?

— Люди, которые прошли управленческую школу в регионах и показали себя там с лучшей стороны, очень ценный ресурс, и их опыт нужно использовать на разных уровнях власти. Вы один из таких людей. Нет ли желания продолжить политическую карьеру?
— Вы знаете, я для себя уже решил, что поскольку я востребован на этой ниве, то да, продолжу. Без ложной скромности могу сказать, что в нашем городе меня ценят и как управленца, и как депутата, и как специалиста по местному самоуправлению. Кроме того, став депутатом, я вник и в проблемы жилищно-коммунального хозяйства и сейчас понимаю, как нужно отстраивать у нас в городе ЖКХ.

— И как?
— В Искитиме, да и во всей Новосибирской области, муниципальные предприятия, которые занимались жилищно-коммунальным хозяйством, так и не смогли перейти на коммерческие рельсы. Подход к работе у них остался прежним: дайте денег — мы сделаем. А в ЖКХ сначала нужно сделать, чтобы потом давали. Муниципальные предприятия говорят, что средств, заложенных в тариф на обслуживание жилищного фонда, им не хватает. Но коммерческие предприятия почему-то развиваются и расширяют свою территорию обслуживания. Вопрос: почему? Именно потому, что руководители этих предприятий смогли адаптироваться к рыночным условиям.
Нужно дать коммерческим предприятиям возможность по-честному выходить на рынок. Почему по-честному? Потому что бывшее муниципальное предприятие зарегистрировали как ООО, и теперь оно заключает договоры как коммерческое лицо, но работает так, как и раньше. А настоящий бизнес уже не может выйти на данную территорию, потому что ему этого не дает сделать пресловутый административный ресурс.
Кроме того, в плане ЖКХ у муниципальных образований есть еще одна очень большая проблема. С 2006 года была упразднена льгота на налог на имущество. Весь фонд муниципального имущества с 2006 года облагается налогом, что должно стать доходной частью бюджета муниципального образования. А что происходит в реальности? Вот недавно мы проводили проверку и выяснили, что некая управляющая компания в конце 2005 года сбросила с баланса весь свой жилищный фонд, а администрация города на свой баланс его не приняла. И весь 2006 год, и первую половину 2007 года в доходную часть муниципального бюджета не поступали средства по договору социального найма, и соответственно в расходной части бюджета не были предусмотрены расходы на уплату налога на имущество муниципальной казны. Я посмотрел, как обстоят дела с этим по всей России, и оказалось, что такая ситуация почти во всех муниципальных образованиях.
Хотел бы также отметить, что важным направлением реформы ЖКХ является стимулирование инициативы собственников жилья, а значит, нужно формировать комфортные условия для создания и деятельности ТСЖ. Я считаю, что для ТСЖ необходимо ввести льготную регистрацию юридического лица, а также льготную и упрощенную систему налогообложения.

Нацпроекты работают

— Что вы думаете о политике реализации приоритетных национальных проектов?
— Нацпроекты — это беспрецедентное решение модернизации социальной сферы, которая находится в серьезном кризисе. Однозначно ответить на вопрос о недоработках пока нельзя, так как если нацпроекты «Здоровье» и «Образование» уже начали давать ощутимые результаты, то с проектами «Доступное жилье» и «Развитие АПК» сложнее. В этих секторах невозможно добиться сиюминутной отдачи.
Скептики говорят, что нацпроект «Доступное жилье», кроме роста цен на квартиры, ничего не дал. Однако мой помощник, например, имея среднюю зарплату, получил кредит на покупку жилья и соответствующую субсидию, полагающуюся молодым семьям. То есть схема в принципе работает. Да, цены на жилье пошли вверх, но и возможность приобрести его появилась.
Что касается развития сельского хозяйства, то позволю себе напомнить слова Петра Столыпина. «Нам не нужно, — считал он, — иметь 14,5 млн крестьянских дворов недееспособных, но выравненных в общинных переделах. Будет достаточно примерно 2—4 млн, если они будут эффективными, деятельными, способными вести хозяйство не для удовлетворения натуральных потребностей, а ради увеличения прибыли». То есть от моральной экономики пора переходить к рыночной. Тем хозяйствам, которые задействованы в нацпроектах, нужна помощь: надо гасить не только проценты, как происходит сейчас, но и на безвозмездной основе субсидировать часть кредита, хотя бы 10%. Тогда будет определенный прорыв. Нужно рассмотреть возможность государственного кредитования залоговой базы или по крайней мере создания идеологии этого процесса.
Общая недоработка, на мой взгляд, заключается в том, что люди, ради блага которых это все и задумано, плохо или вообще не осведомлены о задачах, методах и первых результатах их внедрения. В том числе из-за того, что недостаточно гласности, прозрачности и открытости. Основная часть населения совершенно не связывает себя с приоритетными национальными проектами, люди считают, что государство задумало это для кого-то другого, но только не для них.
Да и участники приоритетных национальных проектов, их исполнители, те же медики и учителя, получающие неожиданную прибавку, воспринимают ее как нечто такое, что государство задолжало им за прежние заслуги. И они не собираются отрабатывать эти деньги, улучшая качество обслуживания населения. А ведь весь смысл национальных проектов в том, чтобы добавлять именно за качество обслуживания.
То есть про нацпроекты нужно больше говорить в центральных СМИ, рассказывать, как они работают. Надо ставить эту задачу на федеральном уровне.

За демократию на местах

— Реализация нацпроектов зависит от работы власти на всех уровнях, в том числе и на региональном, и на городском. Как вы относитесь к системе назначения губернаторов? Может, стоит, следуя этой логике, перейти и к назначению мэров?
— Считаю, что мэров крупных городов неплохо было бы назначать. К системе выборов можно относиться двояко. Да, выборы —
это хорошо, потому что это волеизъявление народа. Но мы знаем, что сегодня можно так провести предвыборную кампанию, что народ проголосует за «нужного» кандидата. Но будет ли он эффективен как руководитель? Будет ли проводить на своей территории линию федерального правительства?
А когда президент и «Единая Россия» взяли на себя ответственность за каждого руководителя региона и за то, какие реформы проводятся в каждом субъекте РФ, то такой риск оказался сведен к минимуму. Губернаторы и мэры — это управленцы, которые должны управлять своей территорией так же, как руководитель частной компании управляет собственным предприятием, так, чтобы душа болела за каждую насущную проблему, за то, эффективно ли потрачена каждая копейка, но только в рамках общей стратегии развития страны. Бюджет, ориентированный на результат, в том числе и в региональном управлении, — очень важная вещь.

— Но если и мэров, и губернаторов назначать, где же тогда место для демократии?
— Места для демократии достаточно. И основная для нее база — местное самоуправление. Именно на уровне местного самоуправления главы должны быть выборные. На месте гораздо лучше видно, кто есть кто.

— Есть ли политические моменты в проблемах местного самоуправления?
— Местное самоуправление и политика лежат в разных плоскостях. Местное самоуправление — это именно ведение хозяйства территории. Главы муниципальных образований должны быть как коммерсанты. Грубо говоря, главе необходимо найти привлекательные стороны своей территории, связанные с природными ресурсами, земельными владениями, культурными традициями, и дорого их продать.
Например, в Искитиме на территории бывшего лагеря ГУЛАГа, где в братской могиле похоронены десятки тысяч людей, не так давно пробился святой источник. Я сейчас помогаю там строить храм. И в это место хлынули люди буквально со всех концов света, даже из-за границы приезжают паломники, родственники тех, кто здесь погиб. Это одна из его особенностей. Можно выстраивать инфраструктуру на более высоком уровне. У меня есть мысль создать попечительский совет по развитию этой территории, в который войдут наиболее известные и яркие люди области. Появится инфраструктура — в казну пойдут налоги.
И подобную особенность на своей территории должен видеть каждый глава. Надо найти свою изюминку, и тогда для развития не понадобятся бюджетные средства — бизнес будет вкладывать деньги.