Расправительство


Александр ВЫСОЦКИЙ,
политический обозреватель

Вслед за кадровыми в правительстве произошли и функциональные изменения.

Изменения персонального состава правительства на первый взгляд не поражают воображение своей масштабностью. Да, заменили премьера. Да, ввели в кабинет троих новых министров. Да, подняли статус Кудрина до вице-премьерского. Но, в общем-то, на кадровую революцию весь этот правительственный сыр-бор явно не тянет: Медведев и Иванов остались на своих постах, так же как и ключевые министры — обороны, внутренних и иностранных дел.
Гораздо интереснее, думается, причины имевших место и будущих перестановок. Подковерная борьба за финансовые потоки и рычаги влияния достигла этой осенью нешуточных масштабов.


Сколько вешать в граммах?

Наиболее заметному перераспределению нагрузки подвергся экономический блок кабинета министров. Министерство экономического развития и торговли вместе с Германом Грефом лишилось и львиной доли своих, прежде весьма обширных, полномочий.
Самая лакомая их часть досталась Министерству регионального развития, которое, напомним, возглавил бывший полпред президента в Южном федеральном округе, а до этого замглавы президентской администрации Дмитрий Козак.

Агентство «Интерфакс» еще до официального сообщения анонсировало передачу от МЭРТ к Минрегиону функций распоряжения средствами многомиллиардного Инвестиционного фонда, а также контроля над федеральными целевыми программами. У Грефа эти программы давно вызывали аллергическую реакцию.
Более того, повышение статуса Алексея Кудрина (министр финансов стал новым, уже пятым по счету вице-премьером, составив компанию Иванову, Медведеву, Жукову и Нарышкину) означает, что теперь именно Министерство финансов будет руководить работой экономического блока в Белом доме. То есть МЭРТ становится подотчетен Кудрину, и Эльвира Набиуллина фактически возглавила абсолютно другое министерство, если сравнивать его с грефовским. Забегая вперед, скажем, что рост влияния Алексея Кудрина был скомпенсирован исключением из ведения Минфина Росфинмониторинга — система сдержек и противовесов продемонстрировала себя во всей красе.
Что касается МЭРТ, то, как известно, Набиуллина долгое время возглавляла Центр стратегических разработок, имевший репутацию штаба путинских реформ. Здесь появились на свет и проекты первых экономических преобразований президента. Так что, похоже, Минэкономразвития отнюдь не застраховано от эволюции в сторону исключительно экспертного ведомства, «мимо кассы» которого впредь потекут основные деньги.


Ближе к телу

Детище нынешнего премьер-министра — Федеральная служба по финансовому мониторингу — осталось в его подчинении, несмотря на стремительный карьерный рост Виктора Зубкова. Своим указом президент Владимир Путин вывел финансовых рыцарей плаща и кинжала из-под контроля Министерства финансов и вице-премьера Алексея Кудрина. Во главе Росфинмониторинга поставлен хорошо знакомый Зубкову Марков, ранее бывший его заместителем.
Высказываются предположения, что и сам Зубков выдвинут на пост премьера в неких антикоррупционных целях. На предыдущем месте службы он имел доступ к весьма интересной информации о теневой сфере жизни России. Не исключено, что это даст ему возможность держать в узде нужных людей в переходный период 2007—2009 годов.
В связи с этим «Полит.ру» приводит мнение заместителя директора Центра изучения современной политики Сергея Рыженкова: «…в условиях относительной нестабильности (в России и мире) и даже возможного кризиса новое правительство должно действовать мобилизационным способом. Для этого нужна новая финансовая политика, пусть временная, но надежная. Ее параметры довольно просты и ясны. Ужесточить контроль со стороны государства над деятельностью коммерческих банков. Найти новые способы “доить” частный бизнес и извлекать в доход государства прибыль от деятельности государственных сегментов “нефтянки” и иже с ней. Сократить коррупционную составляющую финансового оборота. Перераспределить потоки госрасходов в направлении избирателей без наступления немедленных — закономерных и тяжелых — последствий для экономики. Новая финансовая политика требует и новых структур, способных ее осуществить. По крайней мере первые три задачи — это то, чем прямо занималось ведомство Виктора Зубкова все последние годы… Росфинмониторинг просто на какое-то время вберет в себя и правительство, и Центробанк, став суперфинансовым спецведомством».
Насколько справедливо это мнение, станет ясно в ближайшее время. Но в любом случае в одном эксперты сходятся: нам стоит ждать новых аппаратных пертурбаций, и в этих условиях Росфинмониторинг Зубков от себя не отпускает.


Крайний комитет

Несколько лет назад, во времена приснопамятной административной реформы, было принято решение перекроить структуру правительства. Тогда по предложению Дмитрия Козака была скопирована американская модель деления на министерства, агентства и службы, а привычные слуху каждого выходца из СССР комитеты оказались похоронены. Как выяснилось, ненадолго.
Провал административной реформы, про которую все уже забыли, вновь ярко подтверждается реинкарнацией комитетского звена в правительстве. Отныне у нас аж два комитета — по рыболовству и молодежи.
Госкомитет по рыболовству возглавил бывший глава Росрыболовства Андрей Крайний, до Росрыболовства стоявший у руля известного Калининградского морского порта (там он сменил экс-губернатора Горбенко). Вообще, Андрей Крайний — человек с интересной биографией. До ухода «в рыбу» он был военным корреспондентом «Комсомольской правды».
Сразу после отставки правительства Фрадкова Андрей Крайний собрал пресс-конференцию, где обрисовал состояние дел в своей отрасли, не жалея темных тонов. Цитата:
«У нас в стране не существует неорганизованного браконьерства — все браконьеры чьи-то: Россельхознадзора, МВД, ФСБ и любых других ведомств». А когда СМИ информируют о задержании браконьеров, речь идет «о случайных людях». Отвечая на вопрос о системе спутникового контроля за судами, Крайний отметил, что сведения часто «фальсифицированы, иногда мы видим, что, если верить координатам, судно идет по суше».
Вообще, разговоры о необходимости создания отдельного ведомства для контроля над рыбной отраслью велись уже достаточно давно. По этому поводу еще летом высказывался Сергей Иванов: «Уже настало время принимать серьезные организационные решения и делать одного ответственного, давать ему поручения и с него спрашивать, потому что когда 16 ведомств согласовывают друг с другом десятилетиями, то ничего у нас не будет».
В свое время премьер Фрадков даже предлагал создать рыболовный нацпроект. Все эти идеи на тему «Главрыбы» имели одну цель —
вывести сверхдоходный бизнес из ведения Минсельхоза и министра Алексея Гордеева.
Тут есть за что бороться. Скажем, рынок запрещенной к продаже черной икры в стране оценивался в $200—300 млн. Заманчивая перспектива оттяпать браконьерские деньги у Минсельхоза постоянно стимулировала разговоры о «рыбном» переделе.
Таким образом, борьбу с Гордеевым Крайний (и его возможные кураторы) выиграл. Теперь ему предстоит решить значительно более сложную задачу — установить контроль над сверхпроблемной отраслью.
Что касается молодежи, то ее курировать поручено известному комсомольцу от «нашистов» Василию Якеменко. Непыльная должность с непонятными функциями этому подвижнику всеобщей молодежной любви к президенту, может быть, и по плечу. А у «Наших» же теперь новый лидер: знакомьтесь, Никита Боровиков из Владимира.

Наш дом — Роспром
Руководителем Федерального агентства по промышленности (Роспром) назначен Андрей Дутов. История с креслом главы этого ведомства напоминает хитроумную шахматную комбинацию, за которой стоит «Рособоронэкспорт». Напомним, в августе был отправлен в отставку губернатор Самарской области Константин Титов. Его место занял экс-глава «АвтоВАЗа» Артяков, выходец из «Рособоронэкспорта». У руля автомобильного гиганта встал многолетний руководитель Роспрома Борис Алешин. На освободившееся после Алешина место как раз и призвали Дутова.
Об Андрее Дутове сообщается, что он родился в 1964 году в Москве. Окончил Московскую финансовую академию. В 1993—1998 годах работал начальником управления предприятий оборонного комплекса Объединенного экспортно-импортного банка (ОНЭКСИМ-банк). В указанные годы был также избран председателем совета директоров ОАО «Балтийский завод», членом совета директоров ОАО «Московский радиотехнический завод», ОАО «СЗ “Северная верфь”», ФПГ «Оборонительные системы», ОАО «Завод им. Дегтярева», ОАО «ЛОМО». После прихода в Роспром благодаря опыту работы на «Северной верфи» возглавлял судостроительный департамент.
C июня 2005 года — заместитель руководителя Роспрома.
Таким образом, за весьма непродолжительный срок структура исполнительной власти в стране претерпела ощутимые изменения. Причем есть все основания полагать, что процесс этот продолжится. И дело тут не в выборах или интригах, а в самой сути российской властной структуры. Знаменитая с ельцинских времен система сдержек и противовесов никуда не делась, более того, она и по сей день успешно функционирует. Именно в рамках подобной логики и будет происходить дальнейшая эволюция властной вертикали.