Третьим будет?


Александр ПОЛЯНСКИЙ

Технический премьер отставлен. На его место пришел политический.

В среду 12 сентября «Ведомости» вышли с утечкой: сегодня, писала газета, произойдет отставка правительства, Михаила Фрадкова на посту премьера сменит Сергей Иванов. То есть Путиным выбор сделан – сценарий передачи власти преемнику входит в решающую стадию.
В то же утро прогноз начал сбываться. Михаил Фрадков, посещавший одну из московских налоговых инспекций, неожиданно прямо оттуда отправился в Кремль на встречу с президентом. Где под запись телекамер заявил об отставке, которая была тут же принята главой государства.
Но практически сразу стало известно, что в части персонажа будущего премьера прогноз оказался неверным: в Думу поступило, как бы навеянное последним публичным мероприятием Фрадкова – представление на бывшего налоговика Виктора Зубкова.
«БОСС» уже писал (см. № 4 за 2007 год, с. 1), что Путин в последнее время выводит на первый план своих незасвеченных близких соратников, которые еще не успели примкнуть ни к одному из кремлевских кланов и не ассоциируются ни с одним из близких к президентскому уху кремлевских руководителей. К этой категории относятся и новый глава Центризбиркома Владимир Чуров, и председатель Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ Александр Бастрыкин, тот же Виктор Зубков.
Он так же принадлежит к группе «второго эшелона», с той лишь разницей, что о его перспективах в политологическом сообществе говорили давно. Впрочем, довольно давно о них и забыли.

Витя Отдай Миллион
Виктор Зубков, напомним, был заместителем Путина в Комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. В 1993 году Анатолию Собчаку удалось сделать его главой Управления Госналогслужбы по Петербургу и одновременно заместителем руководителя Госналогслужбы России. Те же посты он занимал после преобразования Госналогслужбы в Министерство по налогам и сборам, хотя Собчак покинул Смольный и федеральный центр стал при определении руководителей своих местных структур делать ставку не на местных выдвиженцев, а на лояльных центру специалистов. Зубков, несомненно, этому требованию отвечал, так как сохранил свои посты и при Александре Починке, и при Борисе Федорове, и при Геннадии Букаеве (последний, кстати, получил назначение помощника нового председателя Правительства РФ). Но не терял связи и с местной элитой: именно с его легкой руки, как известно, под Приозерском, где он раньше работал председателем горисполкома и первым секретарем райкома партии, в зоне «питерской Рублевки» «был создан теперь уже знаменитый дачный кооператив «Озеро». Его соучредителями стали Владимир Путин, Владимир Якунин, Виктор Иванов, Андрей Фурсенко и в который позднее вступило почти все нынешнее «питерское» руководство страны.
Тем не менее в деятельности своего управления Виктор Алексеевич последовательно проводил политику федерального центра, состоявшую в том, чтобы максимально «трясти» бизнес, выколачивая дополнительные доходы бюджета. В Питере за ним закрепилась кличка Витя Отдай Миллион.
В букаевский период статус заместителя министра для Зубкова стал уже не просто приставкой к должности начальника питерского налогового управления: в качестве заместителя главы ведомства он курировал весь Северо-Западный регион. И отчасти закономерно, что именно этому старожилу налогового ведомства в 2001 было году поручено сформировать новую структуру – финансовую разведку (при этом должность главы питерского налогового управления унаследовал его зять Анатолий Сердюков, работавший заместителем руководителя городской Инспекции по работе с крупнейшими налогоплательщиками, а перед самым переводом Зубкова назначенный его заместителем). Впрочем на должность главы Комитета по финансовому мониторингу претендовал, и, пожалуй, с большим основанием, экс-глава свежеликвидированной тогда Федеральной службы налоговой полиции Михаил Фрадков. Но пост достался «питерскому» – Зубкову.
О том, какое значение придавалось новой спецслужбе, свидетельствует тот факт, что Зубков стал одновременно «вторым» первым замом министра финансов. Именно тогда, в начавшуюся эпоху Путина, много говорили о том, что Виктора Зубкова ждут новые высокие посты.
Но этого не произошло: Зубков отработал в Комитете по финансовому мониторингу до конца первого президентского срока Путина и в 2004 году после министерской реформы, остался главой этого же ведомства, но под другим названием – его переименовали в Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг). При этом его преемник Анатолий Сердюков в 2004 году возвысился до руководителя Федеральной налоговой службы.
Можно было бы сказать, что в фискальных ведомствах образовался такой же тандем, как тандем Патрушев — Нургалиев в правоохранительных. Напомним, Николай Патрушев перевел в Москву своего бывшего подчиненного по карельскому управлению ФСБ Рашида Нургалиева и спустя какое-то время сделал его министром внутренних дел, тем самым поставив МВД под контроль ФСБ. Но, во-первых, аппаратного веса Зубкова было явно недостаточно, чтобы пролоббировать назначение Сердюкова главным налоговиком страны. Просто Геннадия Букаева при удобном случае сменили на своего, «питерского», но то, что им оказался именно Сердюков, – заслуга Зубкова, сделавшего его своим наследником в налоговом управлении Санкт-Петербурга. Во-вторых, Росфинмониторинг – служба настолько несопоставимая по масштабу работы и влиянию с ФНС, что говорить о том, что Зубков мог быть в этом тандеме ведущим, не приходится. Служба по финансовому мониторингу контролирует финансовые потоки, преимущественно проходящие через банки, выявляет средства, неучтенные налоговыми органами, деньги криминального происхождения, источники финансирования терроризма. Работа, конечно, важная, но вспомогательная по отношению к деятельности той же ФНС, органов банковского надзора Центробанка или служб экономической безопасности и антитеррора МВД и ФСБ.
Анатолий Сердюков довольно быстро, благодаря завершению «дела ЮКОСа» и контролированию олигархов через налоговые платежи, стал более влиятельной, чем тесть, фигурой, что выразилось в назначении его в начале 2007 года на такой ключевой политический и экономический пост, как пост министра обороны, причем с очень широкими полномочиями. Им был ревизован фактически весь курс предшественника – Сергея Иванова, произведены такие масштабные кадровые изменения, на какие тот не решался после своего назначения довольно длительный период. Напомним: заменен один из двух первых заместителей министра обороны, замминистра по вооружению, введена должность заместителя министра по финансово-экономическим вопросам, сменены главкомы ВВС и ВМФ, начальники главных управлений международного сотрудничества и воспитательной работы… Причем это все фигуры, назначенные при Иванове, в рамках его политики замены прежних кадров.
Зубков же в Росфинмониторинге не мог похвастать сенсационными делами. Если бы крупный российский капитал оставался преимущественно банковским, как в середине 90-х годов, службе Зубкова было бы чем о себе громко заявить. Но в нынешний период пределом ее политической влиятельности были трения с ЦБ, провоцирование банковского кризиса путем объявления о наличии «черного списка» банков с нелегальными финансовыми потоками и т. п. Безусловно, большим достижением службы стало исключение России из «черного списка» FATF, то есть признание, что страна эффективно борется с отмыванием денег. Никаких других ярких результатов у структуры Зубкова не было. Да, судя по всему, Виктор Зубков и не стяжал славу наших устраивающих один публичный скандал за другим бескомпромиссных Каттани – замруководителя Росприроднадзора Олега Митволя и главы ФАС Игоря Артемьева.
Почему же Зубков оказался в тени, на периферии большой политики? Путин забыл о своем бывшем заместителе или до поры до времени держал его в резерве? Истина, скорее всего, лежит посередине – держал в резерве, но не для премьерского поста.

Отставка обернулась премьерством
Более того, некоторые наблюдатели отмечают, что у Зубкова начались проблемы по основному месту службы. В 2007 году он засобирался в отставку. О ней – отмечает политолог Татьяна Становая, весной даже публично объявил куратор Росфинмониторинга Алексей Кудрин. Кудрин тем самым хотел положить конец трениям подведомственной ему службой и весьма дружественным руководством Центробанка России. Из Администрации президента был «спущен» новый руководитель Росфинмониторинга – Олег Марков, назначенный заместителем Зубкова, и именно он, кстати, стал и.о. руководителя Росфинмониторинга после того, как Зубкова утвердили в должности премьера, а в конце сентября – новым главой службы. Для Зубкова же еще весной, подчеркивает заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин, начали подбирать сенаторское кресло. И если бы не закон о «цензе оседлости» для сенаторов, нового российского премьера, несомненно, звали бы по-другому.
Сенаторство для Зубкова с высокой вероятностью являлось бы временной синекурой, такой близкой к Путину фигуре наверняка нашлось бы применение в постпутинском политическом истеблишменте. Но это вряд ли было бы место премьер-министра.
Из-за закона с отставкой пришлось повременить – Зубкову стали экстренно расчищать место сенатора от Ленинградской области. В середине сентября законодательное собрание области должно было голосовать за кандидатуру нового члена Совета Федерации от представительной власти области … Но Путин совершенно неожиданно даже для своего окружения делает Виктора Зубкова премьером – так же неожиданно, как назначил когда-то Михаила Фрадкова.

 

Расчет президента
Когда президент в Сочи на встрече с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» говорил о том, что отставил кабинет по экстренным мерам, а вообще планировал, что правительство Фрадкова доработает до завершения его второго срока и сложит полномочия перед новым президентом, он озвучивал только один из вариантов развития событий, причем вряд ли приоритетный.
Во-первых, многие предупреждали, что Путин станет развивать систему ограничителей, которую он начал с формирования «своего» состава ЦИК во главе с бывшим замом Владимиром Чуровым, продолжил выстраиванием автономной подследственной вертикали в составе Генеральной прокуратуры во главе с одноклассником Александром Бастрыкиным. В том числе и формированием лояльного только Путину правительства. Во-вторых, всем понятно, что перед своим вторым сроком он уже отставлял правительство заранее, чтобы показать министрам, кого он возьмет в счастливое завтра. Наконец, в-третьих, отставки правительства именно в августе –- сентябре ожидали с высокой степенью вероятности, потому что прошлая, ельцинская операция «преемник» начиналась именно в это время. А наша политическая система еще очень молода, и у советников высших руководителей по политтехнологиям наблюдается устойчивая склонность к повторению гарантированно удачных ходов. Заключавшаяся в раскрутке кандидата в президенты на посту премьера, и первые шаги нового главы кабинета заставляют думать, что Виктор Зубков вполне может стать по крайней мере одним из кандидатов в преемники: Жесткий, индивидуальный, самовластный стиль, который перед телекамерами обильно демонстрирует новый премьер, жесткий разговор даже с другим возможным преемником – Сергеем Ивановым. А также неожиданное заявление об отставке с поста министра обороны Анатолия Сердюкова – потому что зятю не пристало работать под руководством тестя… Совместная работа в налоговом управлении Петербурга ни Зубкова, ни Сердюкова почему-то не смущала.
В конце концов отставка Сердюкова не была принята президентом. Тем не менее это явно первые штрихи к формированию как минимум серьезной политической фигуры – ясно, что идет работа над имиджем Зубкова. Возможно, он станет президентом, но может быть, и нет, и тогда ему выпадет роль одного из мощных альтернативных центров влияния, о необходимости которых Путин говорил на встрече с участниками клуба «Валдай».
Почему же именно Зубков был выхвачен для премьерства? Очевидно, он подошел сразу по нескольким критериям. Первый – принадлежность и абсолютная лояльность политической и деловой корпорации, приведенной к власти Путиным. Собственно, Зубков был одним из тех, кто стоял у истоков создания этой «группы кооператива “Озеро”». Второй – наличие хорошей советской управленческой школы, которую он, несомненно, сможет продемонстрировать на административном поприще. Третий – политический опыт: Зубков когда-то участвовал в выборах губернатора Ленинградской области, правда, неудачно. Кстати, руководителем его предвыборного штаба был Борис Грызлов. Четвертый – отсутствие ярко выраженной принадлежности к одному из кремлевских кланов, при том что Зубков все же тяготеет к наиболее влиятельным сегодня Игорю Сечину и Виктору Иванову.
Но самая главная причина – Владимир Путин вдруг испытал потребность в относительно новом человеке, обладающем всеми этими качествами. Дело в том, что прежние его выдвиженцы Дмитрий Медведев и Сергей Иванов не показали себя в достаточной степени фигурами, способными вызвать серьезный общественный интерес, конкуренцию за лидерство нужно усилить. А Зубков при всем своем технократизме оказался способен себя показать. Вероятно, именно на возможность появления такой фигуры намекал Игорь Шувалов во время поездки в Америку и встреч с тамошним экспертным сообществом несколько месяцев назад.
Едва ли Зубков единственный представитель питерской группы и довольно широкого круга политиков непитерского происхождения, пользующихся доверием президента, кто рассматривался в числе кандидатов на роль нового президента и вообще лидеров постпутинского государства – они наверняка еще будут выдвигаться на первый план. Но, видимо, на данный момент Виктор Зубков оказался для президента оптимальным вариантом, и с точки зрения равновесия кремлевских кланов в том числе и по неким внутренним причинам, о которых мы можем только гадать.

Трехголовый преемник
Судя по тому, что состав и структура правительства, утвержденного 24 сентября, не претерпели существенных изменений, понятно, что президент решал прежде всего задачу выдвижения еще одной сильной фигуры, а не формирования кабинета – ограничителя для нового главы государства. Дополнительной задачей, о которой говорили многие эксперты, конечно, являлось избавление от некоторых одиозных персон, с которыми власти нельзя было идти на выборы, причем избавление как бы в результате неких системных перемен, а не под давлением общественности.
По большому счету, все осталось, как и было. Усилился Алексей Кудрин: он не только стал пятым вице-премьером, но и посадил своего заместителя Татьяну Голикову на Минздравсоцразвития. Возвращен в Москву Дмитрий Козак: Минрегион, который он возглавил, станет мощным инструментом региональной политики и ресурсом для превращения его в одного из ведущих государственных руководителей.
Покинул правительство Герман Греф: то ли как одна из одиозных фигур, то ли потому, что его министерству «уточнили» полномочия, урезав их уже в который раз. Но скорее всего, и по той, и по другой причине. МЭРТ возглавила Эльвира Набиуллина – один из сделавших карьеру на стороне – в Центре стратегических разработок бывших заместителей министра экономического развития.
В якобы новом правительстве не решен целый ряд задач, о которых говорилось на самом высоком уровне. Михаил Фрадков заявил о необходимости разделения Минздравсоцразвития на два министерства – Министерство здравоохранения и Министерство социального развития. Кроме того, многие эксперты считают, что Минздрав должен возглавлять, конечно, политик, но при этом профессиональный врач. Тем не менее министерство осталось единым, и его главой вместо одиозного Михаила Зурабова стала Татьяна Голикова – как и Михаил Юрьевич, тоже профессиональный финансист. Это чиновник, отвечавший в Минфине за формирование бюджета и прямого отношения к социальной политике не имевший.
Говорили о разделении Минпромэнерго на два министерства, предполагалось, что энергетическое ведомство возглавит Анатолий Чубайс. Этого не произошло. «Единая Россия» требовала головы министра культуры и массовых коммуникаций Александра Соколова – он остался. Не произошло и оптимизации трехзвенной структуры правительства. Более того, по предложению премьера появилось четвертое звено – государственные комитеты. Пока их только два: по рыболовству и по делам молодежи, видимо, президент с осторожностью пошел на уступки премьеру в этом вопросе. О придании более весомого статуса Федеральному агентству по рыболовству говорилось на недавнем госсовете по рыбной отрасли в Астрахани, а Госкомитет по делам молодежи, вероятно, еще одна составляющая выстраивания имиджа Виктора Зубкова. Но лиха беда начало: со временем госкомитетов наверняка будет больше. Вообще, скорее всего, более фундаментальная реформа правительства все-таки отложена на период после избрания нового президента: тогда и новый премьер наберется опыта.
Таким образом, новая конфигурация власти состоит в том, что вместо буферного, нейтрального премьера появился председатель правительства, который сам будет активно участвовать в президентской гонке.