Технический премьер с горячим сердцем


Александр ВЫСОЦКИЙ
Александр ПОЛЯНСКИЙ

Михаил Фрадков возглавил правительство второго срока Путина – периода, когда президент России мог действовать с развязанными руками без оглядки на «семью».
В марте 2004 года на место Михаила Касьянова прочили самых разных людей: и Виктора Христенко, и Алексея Кудрина, и Игоря Иванова… Но так же, как и сейчас, все гипотезы оказались ложными. Владимир Путин сделал премьером малоизвестного широкой публике человека, в чьей лояльности не сомневался.
По сути, реальным наполнением словосочетания «технический премьер», появлявшегося при Касьянове, мы обязаны именно Михаилу Фрадкову. Михаил Касьянов имел тесные связи с влиятельной «семьей», стремился, и небезуспешно, быть влиятельной фигурой, активным игроком одного из кланов президентского окружения. Не то Фрадков. Будучи креатурой Игоря Сечина, он, тем не менее, зарекомендовал себя как абсолютно неполитический персонаж, стоящий над схваткой группировок. Его по сути единственная функция была текущая координация социально-экономических ведомств.
При Фрадкове началась реализация ряда масштабных социально-экономических проектов, при всей своей неоднозначности серьезным образом изменивших страну:
• масштабная реформа федеральной исполнительной власти;
• монетизация социальных льгот — замена «натуральных» социальных льгот денежными компенсациями, вызвавшая массовые протесты населения;
• начало реализации нацпроектов «Доступное и комфортное жилье», «Здоровье», «Образование», «Развитие АПК», а также начало реализации демографической программы; блока экономических проектов: в области нанотехнологий, судо- и авиастроения, энергетики; жилищно-коммунального хозяйства;
• антиинфляционная политика, снижение инфляции до уровня менее 10%.
• внедрение системы ЕГАИС, предназначенной для автоматизации государственного контроля за объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции;
Перечень, конечно, далеко не полный, но применительно ни к одному из этих проектов, кроме, разве что, самого первого, фамилия премьера никогда не упоминалась, что характеризует уровень участия премьера в экономической политике. Справедливости ради надо сказать, что Фрадков пытался выступать инициатором ряда решений в этой сфере, в частности снижения НДС, всячески акцентировал внимание экономических министров на проблемах реального сектора.
В этих и других попытках сформулировать собственную экономическую позицию он опирался на таких самостоятельно мыслящих фигур, оказавшихся в аппарате правительства и секретариате его главы, как замруководителя аппарата правительства бывший сотрудник Юрия Маслюкова и один из главных авторов его концепции промышленной политики Михаил Копейкин, а так же экономический советник председателя правительства еще со времен Касьянова Андрей Белоусов. Кстати, Фрадкову удалось сделать Белоусова заместителем Грефа по прогнозированию и стратегическим вопросам: он стал, заметим, не только единственным макроэкономистом, но вообще единственным экономистом в руководстве МЭРТ. Ему удавалось постоянно наращивать влияние ближайшего соратника – руководителя аппарата правительства Сергея Нарышкина. То есть определенные аппаратные победы у Михаила Ефимовича были.
Однако, после неудачи с проектом снижения НДС Фрадков не осмеливался выступать с самостоятельными политическими инициативами, дозволяя лишь критиковать экономических министров Михаилу Копейкину: реакция на эту критику Алексея Кудрина, например, была довольно бурная и грубая, что, наверное, доставляло удовольствие премьеру, не согласному с минфиновской версией экономического либерализма. Но дальше этих критических стрел дело уже не шло.
Единственное его политическое предложение, которое было принято – минимальное число замов у руководителей федеральных ведомств и система двух заместителей федеральных министров. Конечно, минимизация количества заместителей – это позитивный управленческий процесс, но не в такой, доведенной до абсурда, форме. Тем более, что никто, кроме министра и его заместителя не уполномочен подписывать документы от имени министерств, и такие гигантские многозадачные министерства, как МЭРТ, Минфин, Минздравсоцразвития, Минпромэнерго оказались из-за этого решения на грани потери управляемости.
Из системы двух замов сначала было сделано исключение для так называемых президентских министров (силовые и МИД), а так же федеральных агентств и служб, потом она переросла в систему трех заместителей (для наиболее крупных министерств – четырех). Теперь же ограничения на количество замов, судя по всему, полностью канули в прошлое.
И еще премьер Фрадков запомнился своими афоризмами, вполне конкурентоспособными с черномырдинскими.

об инновациях

«Чтобы все знали, и бизнес знал, что, если он сегодня не пойдет вот в нанотехнологии, предположим, он пропустит все на свете. И будет в лучшем случае в телогрейке работать на, значит, скважине, которую будут обслуживать и управлять наши друзья и партнеры».

о племенном скоте

«На колбасу, конечно, они вряд ли порежут, но то, что заниматься осеменением, или оплодотворением, или, как там правильно, покрытием всей страны они не будут, – это факт. Значит, они просто не купят. Но мы потеряем, значит, нитку просто управления. Не к кому нам просто будет обратиться, чтобы покрыть корову».

И, пожалуй, еще одно, мега-крылатое, выражение – «Нужно взять за рога эту птицу».

Так или иначе, в словах чувствовалось искреннее желание решить возникавшие проблемы. И потому его образ в общественном сознании воспринимался преимущественно позитивно.
В ноябре 2005 года Владимир Путин ввел две новые вице-премьерские должности в правительстве РФ, назначив на них Дмитрия Медведева и Сергея Иванова. И хотя премьеру удалось частично компенсировать эту потерю влияния возвышением Сергея Нарышкина, противостоять двум ближайшим соратникам президента, неофициально объявленным крон-принцами, он не мог. С тех пор смысл его существования на премьерском посту был только в том, чтобы этот пост не доставался не одной из противоборствующих группировок.
И это существование закономерно закончилось с началом финальной предвыборной разводки.
За свою работу на посту председателя Правительства РФ М.Е. Фрадков награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» I степени: премьерский пост и абсолютная лояльность человека, его занимавшего, обязывала президента Путина к такому решению. Теперь Михаил Ефимович, возможно получит крупный дипломатический пост, благо у него есть соответствующий опыт или возглавит одну из государственных финансовых структур.