Кого по осени считают


Александр ВЫСОЦКИЙ

Отставки губернаторов продолжаются. Что за этим стоит?

Похоже, никто не в состоянии дать исчерпывающего ответа на вопрос, почему продолжаются отставки губернаторов. Какова причина активизации региональной политики Кремля? Если дело в выборах, то в каких? Если в переделе сфер влияния, то между кем и кем? Если в усилении федеральных финансово-промышленных групп, то каких именно?

В действительности если сопоставить географию и «подноготную» последних отставок и назначений губернаторов, то мы придем к одному-единственному заключению: сегодня не существует генеральной тенденции, которая бы объединяла и объясняла все кадровые изменения в губернаторском корпусе.

Пожалуй, к такой тенденции, да и то с натяжкой, можно отнести только факт снижения «веса» губернаторов: из политиков регионального, а иногда и федерального масштаба они постепенно превращаются в чиновников, замена которых – дело обыденное, учитывая их сохраняющуюся публичность и «открытость всем ветрам».

Таким образом, нам стоит постепенно отвыкать от восприятия замены тех или иных губернаторов как чего-то чрезвычайного и из ряда вон выходящего. Ротация в губернаторском корпусе, вероятно, обречена приобрести рутинный и вялотекущий характер и будет активизироваться лишь в канун федеральных выборов. Впрочем, не только избирательные кампании способны «вышибать кресло» из-под губернаторов. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на хронику последних «рокировок».

Самара
27 августа президент Владимир Путин отправил в отставку политического «тяжеловеса», своего бывшего соперника по президентским выборам, губернатора Самарской области Константина Титова – как выяснилось чуть позже, «по собственному желанию». По всей видимости, похожее «желание» проявил, уходя в отставку, и Михаил Фрадков. На место Титова назначен Владимир Артяков, бывший президент группы «АвтоВАЗ», входящей в «Рособоронэкспорт» Сергея Чемезова.
Заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что «Отстранение Титова имеет две основные причины. Первая – Кремль избавляется от региональных фигур, ранее имевших самостоятельные политические амбиции федерального масштаба. Титов был главой Социал-демократической партии, он выдвигался в президенты и старался играть федеральную роль. Кремль старается избавляться от таких фигур: вспомним историю с новгородским губернатором Прусаком, у которого одно время также была своя партия – Демократическая партия России. И в то же время Кремль действует прагматично: если эти фигуры уже “износились” и стали менее влиятельными, то он от них избавляется; если они остаются сильными и полностью доминирующими в своих регионах, как Лужков в Москве и Строев в Орловской области, то их оставляют. Кремль дифференцированно относится к таким губернаторам, но, видимо, в случае с Титовым, как и с Прусаком, было решено, что издержки от ухода одного из ветеранов губернаторского корпуса будут оправданными.
Дополнительным фактором выступает экспансия ФГУП “Рособоронэкспорт” в Самарскую область. “Рособоронэкспорту”, в составе которого находится АвтоВАЗ, выгодно иметь своего человека на посту губернатора. Это аппаратно-экономический интерес “Рособоронэкспорта”».

Член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров заявил в комментарии для Polit.ru, что «Причиной может быть борьба против криминала и коррупции, связанных с АвтоВАЗом и т. д., но мне кажется, что в ряде последних отставок губернаторов видна система. Титов, как один из последних могикан – губернаторов, пришедших к власти уже более полутора десятков лет назад, просто не вписывается в новую систему, когда губернаторы нужны не в качестве трибунов и политиков, а скорее в качестве чиновников, которые отвечают за свой, четко определенный участок деятельности. Это назначение продолжает серию, начатую в свое время в Тульской, Саратовской и Иркутской областях, когда на место уходящего губернатора назначали представителя федерального центра из жестко централизованных, полувоенных или связанных с ВПК структур. Мы видим замену политика, который даже участвовал когда-то в президентских выборах, на менеджера, который неплохо себя зарекомендовал в качестве управляющего компанией и рассматривается центром как вполне готовый кандидат на управление регионом. Это решение логично, но в конечном счете не очень эффективно. Менеджер на уровне крупной государственной корпорации или крупной заводской структуры – это совсем не обязательно сколько-нибудь приличный, не говоря уж об эффективности, управляющий на уровне региона в целом».

Новгород
Вторым попавшим в немилость «старожилом» стал губернатор Новгородской области Михаил Прусак, занимавший эту должность с далекого 1991 года. Его отставка имела интересную и практически детективную предысторию – не чета будничному смещению Титова.
В свое время Новгородская область под командованием Прусака считалась флагманом экономического развития регионов. Инвестиционный бум начался там тогда, когда в других частях страны о таком словосочетании даже не слышали. Но счастье было недолгим: в последние годы экономические показатели области оставляли желать лучшего. Кроме того, на рынок хлынули быстро растущие компании из обеих столиц, постепенно оттесняя местный бизнес из, казалось, неотчуждаемых сфер.
«Влиятельной группе бизнесменов» во главе с Тельманом Мхитаряном и его правой рукой Николаем Кравченко (в городе его чаще называют Коля Бес) тесновато стало. Отбиваясь от внешних конкурентов, они были вынуждены бороться также и за контроль над Новгородом и областью.
Выстроенная Прусаком система отношений власти и бизнеса дала трещину. Первое политическое столкновение произошло на выборах новгородского мэра: группа Мхитаряна выставила на них Сергея Лобача, а областная администрация — вице-губернатора Николая Гражданкина. Прусак тогда победил, но значительная часть бизнеса поддержала Лобача, что оказалось неожиданностью для губернатора. В результате на выборах городского законодательного собрания пальма первенства осталась за Мхитаряном.
В конце прошлого года этот конфликт интересов разросся уже до областных масштабов. Так, прокуратура возбудила уголовное дело против одного из самых верных соратников губернатора — главы администрации Мошенского района Геннадия Голубева.
Следует отметить, что политическая борьба шла в лучших традициях 90-х годов: криминальные сводки не знали недостатка в информации о заказных убийствах.
Федеральный центр в борьбу практически не вмешивался, хотя полпред в СЗФО Илья Клебанов о проблемах докладывал регулярно. Терпение федеральных властей кончилось по весне. Тогда в Новгород пожаловали сотрудники питерского УФСБ и начали разгром группы Мхитаряна. Разоружив почти все местные частные охранные предприятия, которых в 200-тысячном городе насчитывалось более двух десятков, правоохранительные органы приступили к проверкам в отношении бизнеса, подконтрольного Тельману Мхитаряну и Николаю Кравченко. По сведениям журнала «Эксперт», сегодня ни того ни другого в городе уже нет и а об их местонахождении никому ничего не известно.
Параллельно удар был нанесен и по команде Прусака: против его зама возбудили уголовное дело, губернатора вынудили подать в отставку, которую президент незамедлительно принял.
Место Прусака занял опытный федеральный чиновник Сергей Митин, тут же приступивший к реформированию губернаторской команды: так, из восьми вице-губернаторов свои посты сохранили лишь двое.

Конфликт в Архангельске
Противостояние мэра Архангельска Александра Донского и губернатора Архангельской области Николая Киселева давно вышло за пределы регионального уровня. Причина тому – заявленные президентские амбиции Донского, который в борьбе с губернатором решил сделать ставку на громкий PR. Получилось не слишком удачно, но, судя по всему, Донскому все-таки удастся «утянуть» вслед за собой и своего оппонента.
Опубликованные (очевидно, не без участия мэра) видеозаписи с «человеком, похожим на губернатора», берущим взятку у бывшего гендиректора ОАО «Севергаз» Владимира Гудовичева, могут стоить Киселеву кресла. Не только из-за обвинений в коррупции, которые, кстати, прокуратура, судя по всему, даже не собирается выдвигать. Скорее причиной отставки может стать поистине оглушительный публичный скандал. Таких «звезд кино» на местах центр не жалует.

Сахалин
Говоря об отставке сахалинского губернатора Ивана Малахова, (напомним, Малахова убрали, обвинив в недостаточно быстрой реакции на разрушительное невельское землетрясение), эксперты называют самые разные причины данного кадрового решения, но основных версии две.
Первая связана с предстоящими выборами в Госдуму. Выборы 2004 года «Единая Россия» на Сахалине проиграла. С тех самых пор единороссы Малахова не слишком жалуют. Его замена на Александра Хорошавина, бывшего мэра Оха, трактуется рядом экспертов как попытка «Единой России» упрочить свои позиции в регионе перед декабрьскими выборами.
Вторая версия не менее правдоподобна и, как и история с Титовым, увязывается с региональными интересами крупнейших корпораций. В сентябре 2006 года Малахов позволил себе не согласиться с решением отозвать положительное заключение экологической экспертизы по проекту «Сахалин-2». А как известно, тогдашние претензии «зеленых» в конце концов вылились в покупку «Газпромом» 50% + 1 акции проекта. Сориентировавшись, губернатор приветствовал приход в регион газового монополиста, но его первоначальная реакция запомнилась многим.
Тут надо сказать, что Александр Хорошавин слывет человеком, близким к «Роснефти». А у двух «китов» российского бизнеса недавно наметились разногласия, на этот раз уже по поводу «Сахалина-1». Заместитель Миллера Александр Ананенков не так давно предложил продавать газ «Сахалина-1» «Газпрому», а не китайцам, как планировалось ранее. Это грозило «Роснефти» финансовыми потерями из-за разницы внутренних и экспортных цен на газ. Ожидается, что новый губернатор поможет уберечь «Роснефть» от подобных неурядиц.

… Отставка правительства, безусловно, на время отвлекла всеобщее внимание от губернаторских проблем. Но только на время – губернаторам вряд ли стоит ожидать «прекращения огня».

Вопрос «Кто следующий?» в данном случае праздный.