Россия не застрахована от кризиса


Кристина Хуцишвили,
экономический обозреватель

Ипотечный кризис в США сказался на финансовых рынках по всему миру, в том числе на российском.

Соединенные штаты охватил ипотечный кризис. «Пузырь» в экономике лопнул чуть позже прогнозируемого аналитиками срока, но последствий кризиса это не смягчило.
По сути, противоречия на рынке ипотечного кредитования в США накапливались в течение последних двух-трех лет, а кризисные явления наблюдались уже с начала этого года. Внимание к ситуации на рынке ипотечного кредитования привлекло известие о массовых невозвратах кредитов заемщиками с проблемными кредитными историями. Первой ласточкой в череде последовавших за этим событий стало банкротство нескольких ипотечных компаний и обвал на рынке корпоративных облигаций.

Американская кредитная мечта
В периоды динамичного роста цен на недвижимость население Соединенных Штатов активно пользовалось кредитами. Ключевую роль здесь играло умение жить в кредит, а также сформировавшиеся привычки: как правило, каждый американец вступает во взрослую жизнь с определенным багажом кредитов. В США перманентное кредитование — это стиль жизни. К нему прибегают и при покупке дома или автомобиля, и для получения дорогостоящей степени MBA в бизнес-школах типа Stanford Business School или Wharton, и при покупке недорогого сотового телефона или кофемолки.
Неудивительно, что сформировавшийся в США институт кредитования сыграл в произошедших событиях некую инфраструктурную роль. Иными словами, не привыкшие к кредитным рискам потребители решили заработать на колебаниях на рынке недвижимости. Механизм был достаточно простым: в периоды положительной динамики рынка — недвижимость стабильно росла в цене на 20% ежегодно — потребители соглашались даже на невыгодные предложения с высокими процентными ставками, будучи уверены в том, что смогут перепродать дорогостоящую покупку через год или пару лет, оплатить кредит и получить значительную разницу. Но, разумеется, кризис вряд ли бы разразился, если бы не массовость рассматриваемого явления.
Спустя какое-то время о проблеме начали задумываться и банки: они временно сократили объем кредитования, мотивируя это невозвратами выданных ранее кредитов. Подобное поведение вызвало довольно серьезную волну неодобрения, поскольку трудно недооценивать влияние инвестиционных банков на американскую экономику. Звучали даже предположения о том, что сложившаяся ситуация — следствие действий банков, которые решили сыграть на повышение. Тем не менее ипотечный кризис сказался и на самих финансовых институтах. Котировки кредитных бумаг инвестиционных гигантов Lehman Brothers, Goldman Sachs, Merrill Lynch и Morgan Stanley на вторичном рынке резко снизились. Авторитет оказался бессилен перед фактором ожиданий рынка. Напрямую пострадали и ипотечные компании. В частности, крупная ипотечная компания American Home, известная своей положительной деловой репутацией, объявила о банкротстве.
Более того, события в США затронули национальные рынки других стран, в ряде случаев потребовав от игроков оперативного вмешательства. К примеру, крупнейшему французскому банку BNP Paribas пришлось наложить временный запрет на изъятие активов трех инвестиционных фондов из-за невозможности адекватно оценить их стоимость, искаженную колебаниями на кредитных рынках. Этими действиями французский банк защищал также собственные интересы: по оценкам аналитиков рынка, суммарный объем инвестиций трех фондов BNP Paribas составляет приблизительно 2 млрд евро,
700 млн из них размещены на рынке ипотечного кредитования. Следствием данного решения стало корреспондирующее падение акций банка на Парижской фондовой бирже.
Схожая ситуация имела место и в других европейских странах. Немецкий инвестбанк BHF-Bank приостановил на время деятельность одного из фондов — Frankfurt Trust в связи с тем, что 20% средств было отозвано клиентами. А один из наиболее известных немецких инвестиционных фондов — Union Investment вообще был вынужден приостановить свою деятельность на неопределенный срок. Поводом для этого стала негативная реакция рынка на события в США: за короткий период инвесторы отозвали из фонда 10% активов.

Последствия для России
Кризис в США первоначально отразился и на работе российского фондового рынка: в течение нескольких дней наблюдалась тенденция к падению котировок. Далее последовала некоторая стабилизация, а затем — повышение. Рынок оказался довольно гибким и быстро адаптировался к противоречивым внешним факторам.
Для России кризис ипотечного кредитования — явление если не новое, то по крайней мере малоизученное. Трудно представить, что в ближайшие два-три года в стране сформируется крепкая и стабильная институциональная инфраструктура, позволяющая получать ипотечные кредиты широким слоям населения. Как показывают социологические исследования, на сегодняшний день программы ипотечного кредитования приемлемы лишь для молодых семей с доходом около $3 тыс. на человека. С другой стороны, сущностные основы происходящих в США событий не чужды российской экономике. Действительно, если экстраполировать кредитный пузырь на национальный банковский сектор, то сразу же всплывает актуальная в последние годы проблема «плохих» кредитов. Но и тут надо быть осторожными в выводах, поскольку накопление «плохих» потребительских кредитов и массовый невозврат процентов по долгосрочным ипотечным кредитам — два разновеликих явления. И если второе имеет воздействие не только на весь финансовый сектор США, но и на мировые финансовые рынки, а также рынки коммерческой недвижимости, то первое хотя и может оказаться разрушительным для банковского сектора, тем не менее все же будет носить локальный характер.
Что касается экспертных мнений, то аналитики рынка недвижимости уверены в том, что в сегодняшних условиях повторение американского сценария в России вряд ли возможно, не отрицая, впрочем, такой перспективы в будущем. Дело в том, что поступательное расширение ассортимента банковских продуктов в течение нескольких лет приведет к становлению института кредитования и в нашей экономике. Нормативная же база по традиции запаздывает на несколько лет, достаточных для накопления банками сомнительных вкладов.
В свою очередь видные российские чиновники полностью отрицают возможность экстраполяции ипотечного кризиса на отечественную экономику. В частности, глава МЭРТ Герман Греф заявил, что повторение такой ситуации абсолютно нереально, поскольку несопоставимы масштабы рынка. «Мы на четыре порядка отстаем от США», —
констатирует он. Однако именно это отставание может стать главным катализатором для потребителей в момент, когда ипотечное кредитование в России будет чуть более доступным. Очевидно и то, что платить за риски банка пока придется заемщикам: высокие проценты и барьеры, необходимые для отсечения нецелевой группы клиентов, покроют риски банков.
По оценкам Грефа, окончательно институт ипотечного кредитования сформируется в течение ближайших десяти лет. Оппоненты этого мнения выдвигают следующие аргументы: в России только начинается работа над созданием Бюро кредитных историй, насколько длительным окажется данный процесс, пока неизвестно. Однако в случае реализации проекта ипотечного кредитования на уровне правительства интерес банков к этому виду деятельности априори усилится. Рост спроса же, по всей вероятности, вызовет расширение предложения со стороны небольших фирм, занимающихся околофинансовой деятельностью — ссудной или льготно-кредитной. Таким образом, в случае резких колебаний — будь то на мировом финансовом рынке или на внутреннем российском — пострадают в конечном счете заемщики.
«Ипотечный рынок в России еще молодой. Но это означает и то, что он очень восприимчив к внешним шокам. Тем не менее события в США, скорее всего, обойдут его стороной, потому что пока наши банки заинтересованы в получении краткосрочных прибылей. Они еще не готовы значительно расширять предложение по кредитам, хотя это временное явление», — комментирует инвестиционный банкир Петр Фадеев. По мнению аналитика, ситуация, сложившаяся в США, была обусловлена комплексными проблемами. «Набирая большое количество кредитов, в том числе и на недвижимость, обычные американцы привыкли выплачивать невысокий процент в течение многих лет. Ситуация временно изменилась, и, хотя этого следовало ожидать — о «пузыре» говорили последние пару лет, — это вызвало неодобрительную реакцию рынка. Что опять-таки усугубляет ситуацию. Впрочем, драматизировать не стоит: крупные финансовые игроки пострадали, но на то опять-таки были и объективные причины», — заключает Фадеев.
Какие же выводы отсюда следуют? Прежде всего это то, что осторожное отношение к программам кредитования не повредит даже в современных российских условиях. Особенно это относится к менее надежным финансовым институтам. Что же касается непрофильных организаций, постепенно начинающих интересоваться выдачей долгосрочных кредитов, то здесь складывается неоднозначная ситуация. Безусловно, важную роль играет репутация компании или банка, причем не формальный PR финансового брэнда, а конкретные результаты деятельности и объективная оценка эффективности. Размер в данном случае не принципиален. Как показал кризис 1998 года, проблема банковского сектора не в большом количестве малых и средних игроков — на Западе их в сотни раз больше, — а в отсутствии адекватных стандартов деятельности и эффективного внутреннего андеррайта рисков. Если же говорить о профиле организации-кредитора, то нельзя не упомянуть о сложившемся убеждении, что финансовый институт непременно должен специализироваться на оказании услуг подобного рода. Но контраргументом здесь может стать тот факт, что узкопрофильные организации, действующие автономно и не имеющие участия в своем капитале более крупных компаний, не способны диверсифицировать риски в той степени, в какой это свойственно фирмам, предоставляющим клиентам широкий спектр услуг. А значит, в условиях внешних шоков они будут значительно менее устойчивыми.

Возможен ли кризис в России?
Насколько же высока вероятность повторения американских событий на российском рынке ипотечного кредитования?
Проведем простейший факторный анализ, акцентируя внимание на масштабах воздействия общерыночных тенденций — к примеру, нестабильность на рынке США может быть обозначена как фиктивная переменная «1», стабильность рынка — «0». Репрезентативная выборка — 30 российских банков, пропорционально включающая в себя мелких, средних и крупных игроков. В числе
прочих факторов стоит выделить группу внутренних переменных, характеризующих качественные и количественные параметры национальной банковской системы. К ним относятся качество программы кредитования, ее соответствие западным стандартам, средняя ставка процента, наличие или отсутствие специальных льгот, а также один из важнейших факторов — излишек или недостаток ликвидных средств. Одним из промежуточных результатов анализа является высокий коэффициент при данном факторе. Проще говоря, это означает, что рассматриваемый нами признак — вероятность наступления ипотечного кризиса в России — в большой степени зависит от размера ликвидных средств банка. Следует уточнить, что речь идет не о заявленной величине, а о фактической, то есть о тех средствах, которые банк реально включит в оборот в случае массового невозврата кредитов. Воздействие же внешних факторов чуть ли не в три раза менее значительно.
Таким образом, можно сделать вывод, что российская экономика все же остается в существенной мере автономной и так или иначе защищена от внешних шоков. Но внутренняя нестабильность вполне может усилить результирующую переменную в несколько раз, а значит, вероятность кризиса в России тесно связана с реальными, а не с заявленными количественными параметрами деятельности отечественных банков.
И тут возникает пресловутая проблема прозрачности. Стоит вспомнить о сценарии кризиса 1998 года, когда формальные «декларации» банков в действительности оказались нежизнеспособными.
Именно поэтому Россия по большому счету не застрахована от повторения американского сценария. Кроме всего прочего, на сегодняшний день формирование отечественного рынка идет именно по американской модели, и это не единственное совпадение. В России, как и в США, финансовые институты привлекают клиентов «беспроцентными» кредитами или же низкими ставками. Правда, у нас в отличие от Соединенных Штатов доля кредитов, выданных без первоначального взноса, пока невелика как в силу развивающегося характера рынка, так и в силу стабильной динамики цен на недвижимость.