Впереди планеты всей


Текст Кристина Хуцишвили,

Эксперты утверждают, что по экономической мощи через 20 лет Россия оставит позади ведущие страны Европы.

Док­лад Goldman Sachs о том, что в 2028 году Россия вырвется вперед в своем экономическом развитии, был оз­ву­чен в лон­дон­ском Си­ти. На­пом­ним, что ос­но­ван­ная в 1885 го­ду ком­па­ния Goldman Sachs ока­зы­ва­ет фи­нан­со­вые ус­лу­ги по та­ким на­прав­ле­ни­ям, как управ­ле­ние ак­ти­ва­ми, ин­вест-бан­кинг, трей­динг, опе­ра­ции с цен­ны­ми бу­ма­га­ми.

Ин­те­рес­но, что про­гно­зы име­ни­тых ин­ве­сти­ци­он­щи­ков на­мно­го оп­ти­ми­стич­нее рос­сий­ских стра­те­гий раз­ви­тия. По оцен­кам Goldman Sachs, к 2018 го­ду Рос­сия долж­на обо­гнать Ита­лию, к 2024-му — Фран­цию, к 2027-му — Бри­та­нию, а к 2028-му — Гер­ма­нию.

«Эти про­гно­зы зву­чат оп­ти­ми­стич­но, но на прак­ти­ке за ни­ми ни­че­го не сто­ит, — счи­та­ет ана­ли­тик Global Markets Петр Фа­де­ев. — В сущ­но­сти, та­кие циф­ры при­вле­ка­ют вни­ма­ние ана­ли­ти­ков и жур­на­ли­стов толь­ко в свя­зи с из­вест­но­стью ком­па­нии». Но при­кид­ки ком­па­нии — фи­нан­со­во­го брэн­да и ре­аль­ная си­туа­ция в ука­зан­ных стра­нах, по мне­нию Фа­дее­ва, «две боль­шие раз­ни­цы».

«То, что в Рос­сии по­ро­ж­да­ет оп­ти­ми­стич­ные ожи­да­ния, — на де­ле лишь иг­ра цифр. За ни­ми сто­ят и скру­пу­лез­ные под­сче­ты, и мо­дель­ные дан­ные, но по фак­ту те пред­по­сыл­ки, ко­то­рые до­пус­ка­ют­ся, ни­ко­гда не вы­пол­ня­ют­ся в рос­сий­ской эко­но­ми­ке», — ком­мен­ти­ру­ет лон­дон­ский ин­ве­ст­бан­кир Ма­рат Иль­я­сов.

На­до ска­зать, что дру­гие стра­ны БРИК (Бра­зи­лия, Ин­дия, Ки­тай) не ус­ту­пят нам в удар­ных тем­пах раз­ви­тия: Ки­тай по про­гно­зам в 2016-м за­ймет вто­рое ме­сто в спи­ске круп­ней­ших эко­но­мик, а в 2039 году обгонит США.

Растем, пока растут другие

Оцен­ка ин­ве­сти­ци­он­но­го бан­ка фор­ми­ро­ва­лась с уче­том мно­го­чис­лен­ных пред­по­сы­лок. В их чис­ле нель­зя не от­ме­тить со­хра­не­ние вы­со­ких тем­пов рос­та и не­ко­то­рых внеш­них ус­ло­вий. Ина­че го­во­ря, рос­сий­ская эко­но­ми­ка име­ет ре­аль­ный по­тен­ци­ал к рос­ту в слу­чае от­но­си­тель­ной ста­биль­но­сти конъ­юнк­ту­ры рын­ков. Что это оз­на­ча­ет на прак­ти­ке?

Яв­ля­ясь ре­сур­со­ори­ен­ти­ро­ван­ной, на­ша эко­но­ми­ка чув­ст­ви­тель­на к ко­ле­ба­ни­ям цен на энер­го­но­си­те­ли. Ме­ж­ду тем ес­ли пред­по­ло­же­ния Goldman Sachs от­но­си­тель­но дру­гих стран БРИК оп­рав­да­ют­ся, то их рост и раз­ви­тие оп­ре­де­лят как ми­ни­мум ста­биль­ный спрос на энер­го­ре­сур­сы. Это, в свою оче­редь, не по­зво­лит це­нам на ре­сур­сы сколь­ко-ни­будь зна­чи­тель­но сни­зить­ся.

При­ве­дем та­кую ста­ти­сти­ку ин­ве­сти­ци­он­но­го бан­ка: уже этой осе­нью фи­нан­си­сты ожи­да­ют це­ны на нефть на уров­не $90 за бар­рель, в даль­ней­шем же тренд ука­зы­ва­ет на их дви­же­ние по вос­хо­дя­щей.

Еще один про­гноз Goldman Sachs за­тра­ги­ва­ет по­ли­ти­че­ские ас­пек­ты ук­ре­п­ле­ния стран БРИК. Не вы­зы­ва­ет со­мне­ния, что бы­ст­рый рост рос­сий­ской эко­но­ми­ки при­вле­чет к ней до­пол­ни­тель­ный ин­те­рес со сто­ро­ны ин­ве­сто­ров, осо­бен­но ес­ли про­ис­хо­дит та­кой рост на фо­не стаг­на­ции пе­ре­до­вых эко­но­мик. Но при­бав­ля­ет ли он стра­не ве­са при про­чих рав­ных на по­ли­ти­че­ской аре­не — во­прос спор­ный. Без­ус­лов­но, ка­че­ст­вен­ный рост сви­де­тель­ст­ву­ет о не­ко­то­рых кон­ку­рент­ных пре­иму­ще­ст­вах эко­но­ми­ки, очень час­то пе­ре­те­каю­щих в по­ли­ти­че­ские пре­фе­рен­ции со сто­ро­ны ми­ро­во­го со­об­ще­ст­ва. Од­на­ко не ис­клю­че­но, что все ос­та­нет­ся на сво­их мес­тах, по­сколь­ку из про­гно­зов ин­ве­сти­ци­он­щи­ков со­всем не оче­вид­но, ка­ким по струк­ту­ре бу­дет рост рос­сий­ской эко­но­ми­ки. Впол­не ве­ро­ят­но, что и здесь оп­ти­ми­стич­ные пред­по­ло­же­ния ока­жут­ся свя­за­ны с бла­го­при­ят­ной ин­фра­струк­ту­рой рын­ка.

О допустимости допущений

Ка­ко­вы же допущения про­гно­за име­ни­тых ин­ве­ст­бан­ки­ров? Со­глас­но бо­лее ран­ним оцен­кам Goldman Sachs со­во­куп­ный ВВП Рос­сии, Бра­зи­лии, Ин­дии и Ки­тая дол­жен пре­вы­сить ана­ло­гич­ный по­ка­за­тель шес­ти ве­ду­щих за­пад­ных го­су­дарств к 2050 го­ду. Но при этом ак­цент де­ла­ет­ся на то­п­лив­но-энер­ге­ти­че­ский сек­тор: в те­че­ние ме­нее чем 20 лет стра­ны БРИК долж­ны обо­гнать по по­треб­ле­нию энер­гии как Ев­ро­со­юз, так и США. Дру­гое до­пу­ще­ние ка­са­ет­ся мо­бильно­сти ка­пи­та­ла. Учи­ты­вая, что се­го­дня мас­шта­бы сде­лок на ме­ж­ду­на­род­ных ва­лют­ных и фон­до­вых рын­ках не­срав­ни­мо ши­ре объ­е­ма ме­ж­ду­на­род­ной тор­гов­ли, сто­ит за­ду­мать­ся о том, что ожи­да­ет нас в бли­жай­шие го­ды. Ин­те­гра­ция рын­ков ка­пи­та­ла — не­отъ­ем­ле­мая часть той эко­но­ми­ки, ко­то­рая долж­на сфор­ми­ро­вать­ся во­круг ди­на­мич­но рас­ту­щих стран БРИК и пе­ре­до­вых стран, вряд ли со­би­раю­щих­ся сда­вать свои по­зи­ции на рын­ке цен­ных бу­маг.

Це­лый ком­плекс во­про­сов свя­зан с не­об­хо­ди­мы­ми внут­рен­ни­ми ус­ло­вия­ми, вклю­чаю­щи­ми рост уров­ня про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и со­дей­ст­вия за­ня­то­сти. Не­до­оце­ни­вать этот со­ци­аль­но ок­ра­шен­ный спектр эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки нель­зя. Пе­ре­до­вые эко­но­ми­ки за­час­тую при­бе­га­ют к ре­ше­нию про­блем, ка­за­лось бы, бо­лее вы­со­ко­го по­ряд­ка пу­тем ма­ни­пу­ля­ций на рын­ке тру­да. На­гляд­ный при­мер то­му — эко­но­ми­ка США, уже ко­то­рый год справ­ляю­щая­ся с не­шу­точ­ны­ми про­бле­ма­ми в том чис­ле и за счет вы­со­кой, по­сто­ян­но уве­ли­чи­ваю­щей­ся про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да.

Но тут мы сно­ва стал­ки­ва­ем­ся с про­ти­во­ре­чи­ем, по­сколь­ку еще од­ним до­пу­ще­ни­ем в хо­де со­став­ле­ния про­гно­за был не­вы­со­кий уро­вень ин­фля­ции. По­лу­ча­ет­ся, что для дос­ти­же­ния пол­ной за­ня­то­сти и эко­но­ми­че­ско­го рос­та на фо­не сни­жаю­щей­ся или хо­тя бы ста­биль­ной ин­фля­ции пра­ви­тель­ст­ву ни­че­го не ос­та­ет­ся как умень­шать на­ло­го­вую на­груз­ку на биз­нес, пре­дос­тав­лять льго­ты и кре­ди­ты ма­ло­му пред­при­ни­ма­тель­ст­ву, по­ощ­рять ин­но­ва­ции. Есть и дру­гие воз­мож­но­сти — ме­ры эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, воз­дей­ст­вую­щие на уро­вень за­ра­бот­ной пла­ты.

Од­на­ко здесь воз­ни­ка­ет объ­ек­тив­ное «но»: ог­ра­ни­че­ние на рост зар­пла­ты в бюд­жет­ной сфе­ре бес­смыс­лен­но, не­ле­по и чре­ва­то не­го­до­ва­ни­ем, в ча­ст­но­сти со сто­ро­ны вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков, во­об­ра­зить же се­бе ус­ло­вия, при ко­то­рых воз­мож­но за­ко­но­да­тель­ное ог­ра­ни­че­ние на воз­на­гра­ж­де­ния в биз­не­се, слож­но. Вот и ос­та­ет­ся спектр наи­бо­лее ней­траль­ных ме­то­дов кос­вен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния. В их чис­ле сни­же­ние на­ло­гов на до­хо­ды, пе­ре­рас­пре­де­ле­ние до­хо­дов, ми­нуя рост ста­вок.
Дру­гой важ­ный мо­мент — струк­ту­ра рос­та. По об­щим оцен­кам, струк­ту­ра ин­но­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия Рос­сии на се­го­дняш­ний день со­от­вет­ст­ву­ет не бо­лее 0,5% ми­ро­во­го рын­ка ин­но­ва­ци­он­ной про­дук­ции.

«Про­гно­зы та­ко­го ро­да ос­но­ва­ны на экс­т­ра­по­ля­ции те­ку­щих дан­ных, что не со­всем кор­рект­но. Мно­гое за­ви­сит и от про­фи­ля ор­га­ни­за­ции, со­став­ляю­щей их, и от спе­ци­фи­ки ее дея­тель­но­сти. Рас­чет­ные ме­то­ди­ки ин­ве­сти­ци­он­ных бан­ков не ис­поль­зу­ют­ся для та­ких мас­штаб­ных про­гно­зов, — под­чер­ки­ва­ет Иль­я­сов. — Еще один ас­пект свя­зан с тем, что за­пад­ные ин­ве­сти­ци­он­ные бан­ки очень за­ин­те­ре­со­ва­ны в рос­сий­ских рын­ках».

Заинтересованный прогноз

Дей­ст­ви­тель­но, ин­те­рес к рос­сий­ско­му рын­ку, про­яв­ляе­мый ме­ж­ду­на­род­ны­ми ин­ве­сти­ци­он­ны­ми ком­па­ния­ми, край­не ве­лик. В свя­зи с этим на ум при­хо­дят мыс­ли о не­ко­то­рой за­ин­те­ре­со­ван­но­сти со сто­ро­ны фор­ми­рую­щей про­гноз ор­га­ни­за­ции. В ча­ст­но­сти, бо­ну­сом к до­хо­дам ин­ве­сти­ци­он­щи­ков на край­не во­ла­тиль­ном рос­сий­ском рын­ке мо­жет быть и не­кая встреч­ная лю­без­ность — пря­мо ска­жем, не­ес­те­ст­вен­но оп­ти­ми­стич­ный про­гноз раз­ви­тия рос­сий­ской эко­но­ми­ки вку­пе с ни­ве­ли­ро­ва­ни­ем конъ­юнк­тур­ных рис­ков.

Но на де­ле все не так од­но­знач­но, сто­ит лишь за­ду­мать­ся о том, что фор­маль­но про­счи­тан­ное ли­дер­ст­во Рос­сии, да еще и по­дан­ное мас­ти­ты­ми иг­ро­ка­ми рын­ка, бу­дет иметь и свои ин­ве­сти­ци­он­ные по­след­ст­вия. К при­ме­ру, круп­ные иг­ро­ки, за­ин­те­ре­со­ван­ные в рос­сий­ском рын­ке, вряд ли ка­ким-ли­бо об­ра­зом ока­жут пря­мое воз­дей­ст­вие на уча­стие в нем дру­гих иг­ро­ков. За­то поя­вят­ся кон­ку­рент­ные на­строе­ния: уси­ле­ние ин­те­ре­са к на­ше­му рын­ку со сто­ро­ны од­них круп­ных ком­па­ний ста­нет ка­та­ли­за­то­ром для дру­гих. Кро­ме то­го, бла­го­при­ят­ные ожи­да­ния мо­гут быть сиг­на­лом для бо­лее мел­ких иг­ро­ков, не ре­шав­ших­ся ра­нее прий­ти на этот ры­нок.

В то же вре­мя уже­сто­че­ние кон­ку­рен­ции в сре­де иг­ро­ков, не боя­щих­ся брать на се­бя рис­ки рос­сий­ско­го рын­ка, мо­жет при­вес­ти к еще бо­лее силь­но­му дав­ле­нию со сто­ро­ны его спе­ку­ля­тив­ной со­став­ляю­щей. Са­мо по се­бе по­доб­ное уси­ле­ние не яв­ля­ет­ся по­зи­тив­ным или не­га­тив­ным фак­то­ром, но, с по­зи­ции рос­сий­ских ана­ли­ти­че­ских цен­тров, спе­ку­ля­ции на фи­нан­со­вых рын­ках не мо­гут ока­зы­вать зна­чи­мо­го по­ло­жи­тель­но­го влия­ния на раз­ви­тие эко­но­ми­ки. А сле­до­ва­тель­но, то, что пред­ве­ща­ют нам ин­ве­сти­ци­он­ные ана­ли­ти­ки, — это все­го лишь бла­го­при­ят­ный про­гноз конъ­юнк­ту­ры рын­ка на бли­жай­шие пол­ве­ка. Учи­ты­вая, что с та­ким го­ри­зон­том про­гно­за те­ку­щие шо­ки ни­ве­ли­ру­ют­ся, осо­бо­го оп­ти­миз­ма у све­дую­щих ин­ве­сто­ров ис­сле­до­ва­ния Goldman Sachs не вы­зы­ва­ют.

Бо­лее то­го, воз­ни­ка­ет во­прос о пер­спек­ти­вах эко­но­ми­ки Рос­сии в кон­тек­сте на­столь­ко бла­го­при­ят­ной конъ­юнк­ту­ры рын­ка. В ча­ст­но­сти, со­глас­но не­ко­то­рым про­гно­зам тем­пы раз­ви­тия вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го сек­то­ра не толь­ко не уве­ли­чи­ва­ют­ся, но и, на­обо­рот, не­сколь­ко за­мед­лят­ся. Это мо­жет быть свя­за­но с не­сколь­ки­ми при­чи­на­ми.

По од­ной из вер­сий в бли­жай­шие пять — семь лет ожи­да­ет­ся ис­чер­па­ние за­де­лов тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия. Со­глас­но это­му сце­на­рию Рос­сии гро­зит вы­тес­не­ние с тех рын­ков, на ко­то­рых, ка­за­лось бы, ее по­зи­ции бы­ли очень силь­ны на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни. Кро­ме то­го, эта си­туа­ция мо­жет ос­лож­нить­ся уга­са­ни­ем экс­порт­но­го по­тен­циа­ла и ми­ни­ми­за­ци­ей воз­мож­но­стей ос­вое­ния но­вых рын­ков. Пря­мым след­ст­ви­ем мо­жет стать су­ще­ст­вен­ное уси­ле­ние за­ви­си­мо­сти оте­че­ст­вен­но­го про­из­вод­ст­ва от им­порт­ных ком­по­нен­тов.

Дру­гой зна­чи­мой про­бле­мой, учи­ты­вае­мой в хо­де со­став­ле­ния сред­не­сроч­ных и дол­го­сроч­ных про­гно­зов, яв­ля­ет­ся от­но­си­тель­но низ­кий уро­вень раз­ви­тия «но­вых» от­рас­лей, иг­раю­щих клю­че­вую роль в раз­ви­тии ин­фра­струк­ту­ры. В со­че­та­нии с за­ко­но­мер­ным уси­ле­ни­ем тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ры­ва Рос­сия лишь ук­ре­пит имидж ре­сур­со­ори­ен­ти­ро­ван­ной эко­но­ми­ки. А это оз­на­ча­ет, что на бли­жай­шие пол­то­ра-два де­ся­ти­ле­тия стра­на пол­но­стью ли­шит­ся тех дол­го­сроч­ных кон­ку­рент­ных пре­иму­ществ, ко­то­рые на се­го­дняш­ний день еще ак­ту­аль­ны.

Че­го же в ре­аль­но­сти сто­ит ожи­дать от бли­жай­ше­го де­ся­ти­ле­тия? Со­глас­но оцен­кам рос­сий­ских аналитиков сле­дую­щие три — пять лет ока­жут­ся бо­лее не­ста­биль­ны­ми, не­же­ли пре­ды­ду­щие го­ды. К при­ме­ру, по дан­ным МЭРТ, при­рост неф­те­экс­пор­та в бли­жай­шие два го­да со­ста­вит око­ло 6—7 млн т по срав­не­нию с 22—24 млн т в пе­ри­од с 2002 по 2004 год.

Со­про­во­ж­дать­ся те­ку­щие про­цес­сы долж­ны вы­хо­дом ин­фля­ции на про­гно­зи­руе­мый уро­вень, а это вряд ли ре­аль­но без сни­же­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го рос­та. По­лу­ча­ет­ся, что ка­та­ли­за­то­ром для раз­ви­тия со­глас­но пла­ну Goldman Sachs мо­гут быть толь­ко край­не бла­го­при­ят­ные внеш­ние фак­то­ры. Есть и еще один ва­ри­ант — рез­кий рост ак­тив­но­сти в сре­де сред­не­го и мел­ко­го биз­не­са. Та­кой про­цесс спо­со­бен по­влечь за со­бой рост внут­рен­не­го спро­са, ко­то­рый бу­дет удов­ле­тво­рен не толь­ко за счет им­пор­та. От­сю­да сле­ду­ет, что сти­мул по­лу­чит и про­из­вод­ст­во ин­ве­сти­ци­он­ных то­ва­ров. Ес­ли та­кой сце­на­рий ока­жет­ся реа­ли­стич­ным, то вклад в эко­но­ми­че­ский рост внеш­них фак­то­ров су­ще­ст­вен­но сни­зит­ся, из­ме­нят­ся и про­гно­зы. Они, ве­ро­ят­но, ста­нут бо­лее обос­но­ван­ны­ми, по­сколь­ку ста­биль­ность и аде­к­ват­ные рис­ки, как по­ка­зы­ва­ет ми­ро­вой опыт, яв­ле­ние по­зи­тив­ное в от­ли­чие от сверх­до­хо­дов и ог­ра­ни­чен­но­го чис­ла иг­ро­ков.