Лицо стратегических лидеров


Текст Александр Агеев,

генеральный директор Института

экономических стратегий,

президент Академии прогнозирования,

доктор экономических наук, профессор

Что нового в современной стратегической мысли?

Стра­те­ги­че­с­кая мысль на За­па­де уже в 70-х го­дах про­шло­го ве­ка вплот­ную по­до­шла к си­с­тем­ной па­ра­диг­ме ме­недж­мен­та. В это вре­мя буй­но рас­цве­ли стру­к­ту­ры стра­те­ги­че­с­ко­го пла­ни­ро­ва­ния, а льви­ная до­ля эко­но­ми­че­с­кой де­я­тель­но­сти бы­ла бо­лее или ме­нее же­ст­ко за­про­грам­ми­ро­ва­на го­су­дар­ст­ва­ми и кор­по­ра­ци­я­ми. Сле­ду­ет за­ме­тить, что в ма­ло­из­ве­ст­ных пуб­ли­ке ма­те­ри­а­лах для со­вет­ских «моз­го­вых тре­стов» на та­кое «пла­но­вое пе­ре­ро­ж­де­ние» ка­пи­та­лиз­ма вни­ма­ние об­ра­ща­лось по­сто­ян­но. В СССР в этот пе­ри­од пред­при­ни­ма­лась по­пыт­ка пе­ре­на­це­лить го­су­дар­ст­вен­но-мо­но­по­ли­сти­че­с­кие ква­зи­кор­по­ра­ции на по­тре­би­тель­ский ры­нок на фо­не «сва­ли­ва­ния» эко­но­ми­ки в неф­те­за­ви­си­мость. В те­о­ри­ях это про­яв­ля­лось как борь­ба за хоз­рас­чет, эко­но­ми­че­с­кие экс­пе­ри­мен­ты, ав­то­ма­ти­за­ция уп­ра­в­ле­ния и т. д.

Ра­зу­ме­ет­ся, речь идет о стра­те­ги­че­с­кой до­ми­нан­те в те­о­рии уп­ра­в­ле­ния. От­резв­ле­ние при­шло поз­же, при­мер­но на ру­бе­же 70—80-х го­дов. Де­ло­вые за­пад­ные жур­на­лы за­пе­ст­ре­ли но­во­стя­ми и кей­са­ми о «пла­но­вой ма­фии» в кор­по­ра­ци­ях и о круп­ней­ших про­ва­лах пла­нов ги­ган­тов биз­не­са. А «рей­га­но­ми­ка» и «тэт­че­ризм» как по­ли­ти­ка, ос­но­вы­вав­ша­я­ся на не­оклас­си­че­с­ких по­сту­ла­тах, взя­ли ре­ванш над тен­ден­ци­ей к пла­но­во­сти. Од­на­ко клю­че­вой тренд 70-х, под­хва­чен­ный то­г­да же шко­ла­ми биз­не­са, — ажи­о­таж пла­но­во­сти, уве­рен­но­сти в ед­ва ли не все­мо­гу­ще­ст­ве про­ект­ных ре­ше­ний — оп­ре­де­лил фи­ло­со­фию те­о­рии и пра­к­ти­ки уп­ра­в­ле­ния той по­ры.

К кон­цу 80-х го­дов мо­да на пла­но­вость в стра­те­ги­че­с­кой мы­с­ли со­шла окон­ча­тель­но на нет. Бе­ст­сел­лер Т. Пи­тер­са и Р. Уо­тер­ма­на «В по­ис­ках со­вер­шен­ст­ва» стал, по­жа­луй, по­с­лед­ним гво­з­дем в гроб пла­но­вой ил­лю­зии. С эти­ми ме­та­мор­фо­за­ми за­пад­но­го ме­недж­мен­та со­вет­ская на­у­ка ко­ле­ба­лась до­с­та­то­ч­но син­хрон­но.

По­с­ле ак­тив­но­го блу­ж­да­ния по раз­ным тро­пин­кам в 90-х, весь­ма изящ­но по­ка­зан­ным в кни­ге Г. Мин­ц­бер­га «Шко­лы стра­те­гий», стра­те­ги­че­с­кая де­ло­вая мысль об­ре­ла но­вое ли­цо. Чер­ты его слег­ка раз­мы­ты, как сфу­ма­то Джо­кон­ды. Од­на­ко ме­то­до­ло­ги­че­с­кой ос­но­вой со­в­ре­мен­но­го ме­недж­мен­та уве­рен­но ста­но­вят­ся те­о­рия сло­ж­но­сти, си­нер­ге­ти­ка, а вы­с­шей стра­те­ги­че­с­кой спо­соб­но­стью — ус­пеш­ная де­я­тель­ность в ус­ло­ви­ях уп­ра­в­ля­е­мо­го ха­о­са и со­з­да­ние ком­пе­тен­ций зав­т­раш­не­го дня.

Вто­рая чер­та се­го­д­ня­ше­не­го стра­те­ги­че­с­ко­го ме­недж­мен­та — раз­ра­бот­ка тех­но­ло­гий ка­пи­та­ли­за­ции не­ма­те­ри­аль­ных ак­ти­вов. Тре­тья — сво­его ро­да «сунь­ц­зы­и­за­ция» гло­баль­ной стра­те­ги­че­с­кой мы­с­ли в ре­зуль­та­те фе­но­ме­наль­но­го рыв­ка Ки­тая, по­ло­жив­ше­го ко­нец аме­ри­ка­но- и ев­ро­по­цен­т­риз­му в стра­те­ги­че­с­кой те­о­рии. По­ка, прав­да, в ми­ро­вой обо­рот вве­де­ны до­с­та­то­ч­но из­ве­ст­ные пла­сты ки­тай­ско­го стра­те­ги­че­с­ко­го на­сле­дия. Но, со­еди­ня­ясь с за­пад­ны­ми раз­ра­бот­ка­ми в об­ла­с­ти ги­пер­кон­ку­рен­ции, ме­га­мар­ке­тин­га, реф­ле­к­сив­ным ме­недж­мен­том, этот сим­би­оз об­ла­да­ет мощ­ной кре­а­тив­но­стью. Чет­вер­тая осо­бен­ность — стан­дар­ти­за­ция тех­но­ло­гий уп­ра­в­ле­ния. На сер­ти­фи­ка­цию си­с­тем ме­недж­мен­та, на их со­от­вет­ст­вие гло­баль­но при­знан­ным стан­дар­там се­го­д­ня в ми­ре тра­тит­ся бо­лее $ 600 млрд, что при­бли­жа­ет­ся к объ­е­му ми­ро­во­го рын­ка уг­ле­во­до­ро­дов. По су­ти, это но­вая по­пыт­ка по­стро­ить Ва­ви­лон­скую баш­ню, со­з­дав гло­баль­ный уп­ра­в­лен­че­с­кий язык, ме­та­те­о­рию уп­ра­в­ле­ния.

Стра­те­ги­че­с­кое уп­ра­в­ле­ние от­ли­ча­ет­ся от опе­ра­тив­но­го тем, что оно, во-пер­вых, на­це­ле­но на ка­че­ст­вен­ное пре­об­ра­зо­ва­ние уп­ра­в­ля­е­мой си­с­те­мы; во-вто­рых, мно­го­ас­пект­но по объ­е­к­там воз­дей­ст­вия; в-треть­их, ком­п­лекс­но по сред­ст­вам уп­ра­в­ле­ния; в-чет­вер­тых, об­ра­ще­но в бу­ду­щее и ори­ен­ти­ро­ва­но на уп­ра­в­ле­ние им.

Со­от­вет­ст­вен­но та­ков и стра­тег. По ти­пу мыш­ле­ния, об­ра­зо­ва­нию — тут еди­но­го пра­ви­ла нет. Сре­ди ге­ни­аль­ных стра­те­гов биз­не­са мо­ж­но найти и быв­ших тор­гов­цев, и во­ен­ных, и опер­ных пев­цов. Глав­ное — ли­ч­ная та­лант­ли­вость и, ко­не­ч­но, мощ­ные во­ле­вые ком­пе­тен­ции.

Что же ка­са­ет­ся мо­раль­ных ка­честв, то в 50-х го­дах вы­да­ю­щий­ся со­ци­о­лог П. Со­ро­кин про­вел ис­сле­до­ва­ние мо­раль­ных ка­честв сре­ди пра­ви­те­лей и об­на­ру­жил, что чем вы­ше по вла­ст­ной пи­ра­ми­де, тем боль­ше с этим про­б­лем. Од­на­ко в биз­не­се, по­жа­луй, с мо­ра­лью де­ла об­сто­ят луч­ше, чем в по­ли­ти­ке, хо­тя и не на­мно­го. Дей­ст­ву­ет од­на же­ст­кая за­ко­но­мер­ность: в смут­ные вре­ме­на на пер­вый план вы­хо­дят не са­мые ум­ные и вы­со­ко­мо­раль­ные, а са­мые шу­ст­рые, эго­и­сти­ч­ные и на­хра­пи­стые. Но, до­во­дя эко­но­ми­ку и об­ще­ст­во до ру­ч­ки, они все-та­ки вы­те­с­ня­ют­ся бо­лее че­ло­ве­ч­ны­ми и от­вет­ст­вен­ны­ми. Все это мы мо­жем от­чет­ли­во ви­деть и в со­в­ре­мен­ной Рос­сии. Хо­тя сей­час стре­ми­тель­но на­би­ра­ю­щие по­пу­ляр­ность в раз­ви­тых стра­нах стан­дар­ты со­ци­аль­ной от­вет­ст­вен­но­сти у нас ос­та­ют­ся в мас­се сво­ей лишь де­ко­ра­ци­ей, но не су­тью пред­при­ни­ма­тель­ст­ва.

Рос­сии бу­дет от­ве­де­на та роль, ко­то­рую она со­чтет до­с­той­ной для се­бя. Ес­ли нам при­ят­но быть объ­е­к­том сло­ж­ней­шей ми­ро­вой иг­ры, мы им и бу­дем. Ес­ли же сло­жит­ся ус­тре­м­ле­ние стать ее субъ­е­к­том, то все шан­сы для это­го по­ка есть. Но да­же при са­мом худ­шем рас­кла­де — фи­к­са­ции Рос­сии в ро­ли энер­го­кла­до­вой ме­нед­же­ры ТЭ­Ка ока­жут­ся при­ну­ж­де­ны ло­ги­кой биз­не­са и тре­бо­ва­ни­я­ми го­су­дар­ст­ва дей­ст­во­вать не как та­к­ти­че­с­кие щи­па­чи, а как до­с­той­ные стра­те­ги­че­с­кие де­я­те­ли ми­ро­во­го клас­са, для ко­то­рых стра­те­ги­че­с­кая вто­ри­ч­ность уни­зи­тель­на.