Борис МАКАРЕНКО: 2014 год слишком далеко!


Беседу вел Александр Высоцкий

Прокомментировать победу Сочи в олимпийской гонке, а также рассказать о политических аспектах этого мегапроекта мы попросили первого заместителя генерального директора Центра политических технологий.

— Бо­рис Иго­ре­вич, на­вер­ное, лю­бой про­ект мас­шта­ба «Со­чи-2014», по­ми­мо сво­ей спор­тив­ной или эко­но­ми­че­с­кой со­ста­в­ля­ю­щей, име­ет как внеш­не-, так и вну­т­ри­по­ли­ти­че­с­кий эле­мент. В чем, на ваш взгляд, по­ли­ти­че­с­кая по­до­п­ле­ка «Со­чи-2014»?

— Го­во­ря о по­ли­ти­че­с­ком эле­мен­те со­чин­ской Олим­пи­а­ды, в пер­вую оче­редь на­до от­ме­тить то, что че­чен­ский фа­к­тор со­вер­шен­но оче­вид­но ото­шел на зад­ний план. Ведь имен­но из-за со­бы­тий в Че­чен­ской Ре­с­пуб­ли­ке со­р­ва­лась пер­вая по­пыт­ка Со­чи пре­тен­до­вать на роль олим­пий­ской сто­ли­цы. В 1990-х го­дах и ре­чи не мог­ло быть о том, что­бы ус­т­ро­ить Олим­пий­ские иг­ры в ре­ги­о­не, столь бли­з­ком к Че­ч­не и дру­гим «го­ря­чим то­чкам» на Кав­ка­зе. Ны­неш­ний вы­бор Со­чи яс­но де­мон­ст­ри­ру­ет, что че­чен­ско­го фа­к­то­ра, как зна­чи­мо­го, уже не су­ще­ст­ву­ет.

Рос­сий­ской сто­ро­ной про­ве­де­на очень гра­мот­ная PR-ра­бо­та. Впер­вые в та­ком мас­шта­бе для под­го­тов­ки про­ек­та бы­ли при­вле­че­ны ве­ду­щие ино­стран­ные PR-агент­ст­ва, и впер­вые ко­ман­да вы­гля­де­ла со­от­вет­ст­ву­ю­щей ме­ж­ду­на­род­ным стан­дар­там. Тут и сам Пу­тин, вы­сту­пив­ший на ан­г­лий­ском язы­ке с фран­цуз­ской «встав­кой», и мо­ло­дые, ди­на­ми­ч­ные ре­бя­та пу­тин­ской ко­ман­ды: Жу­ков (ви­це-пре­мьер Але­к­сандр Жу­ков. — Ред.) и ру­ко­во­ди­те­ли за­я­во­ч­но­го ко­ми­те­та — все ан­г­ло­го­во­ря­щие, ак­тив­но об­ща­ю­щи­е­ся. В об­щем, не тол­стые дя­ди в кон­сер­ва­тив­ных тем­ных ко­с­тю­мах. Без все­го это­го не бы­ло бы и по­бе­ды.

Ко­не­ч­но, хо­ро­шо сра­бо­та­ли на­ши ме­ж­ду­на­род­ные спор­тив­ные чи­нов­ни­ки. При­чем глав­ная за­слу­га здесь при­на­д­ле­жит не Ле­о­ни­ду Тя­га­че­ву, а Ви­та­лию Смир­но­ву — че­ло­ве­ку, «де­лав­ше­му» еще мо­с­ков­скую Олим­пи­а­ду 1980 го­да и об­ла­да­ю­ще­му гро­мад­ным ав­то­ри­те­том в ме­ж­ду­на­род­ном олим­пий­ском дви­же­нии. Имен­но он был оде­с­ную от Пу­ти­на в мо­мент его вы­сту­п­ле­ния на сес­сии МОК. Вот то, что ка­са­ет­ся по­бе­ды и ее при­чин.
Что же до внеш­не­по­ли­ти­че­с­ко­го ре­зо­нан­са, то о нем по­ка го­во­рить слиш­ком ра­но. Де­ло в том, что Олим­пи­а­да мо­жет не толь­ко улуч­шить, но и ухуд­шить имидж стра­ны. По­бе­да Со­чи ни в ко­ем слу­чае не яв­ля­ет­ся при­зна­ни­ем Рос­сии де­мо­кра­ти­че­с­ким го­су­дар­ст­вом. Олим­пи­а­ды про­во­дят­ся не толь­ко в де­мо­кра­ти­че­с­ких стра­нах — бли­жай­шая, на­при­мер, прой­дет в Пе­ки­не. Од­на­ко вы­бор Со­чи — это, бе­з­у­с­лов­но, при­зна­ние ав­то­ри­те­та, со­лид­но­сти и ди­на­миз­ма Рос­сии по­с­лед­них лет, что то­же ва­ж­ная по­ли­ти­че­с­кая по­бе­да.

На­до ска­зать, что эф­фект от са­мо­го вы­бо­ра Со­чи уже про­шел — или прой­дет в бли­жай­шие не­де­ли. А но­вых эф­фе­к­тов сле­ду­ет ждать на­чи­ная с 2012 го­да, ко­г­да бу­дет оце­ни­вать­ся сте­пень го­тов­но­сти го­ро­да при­нять Олим­пи­а­ду, и, ра­зу­ме­ет­ся, в са­мом 2014-м. По­нят­но, чем мо­ж­но на­ра­с­тить ав­то­ри­тет стра­ны — хо­ро­шим про­ве­де­ни­ем Игр, до­б­ро­же­ла­тель­но­стью, от­кры­то­стью и пр. Но мо­ж­но и ис­пор­тить ре­пу­та­цию, как ис­пор­ти­ли ее се­бе, на­при­мер, Афи­ны в 2004 го­ду, ко­г­да с тру­дом ус­пе­ли все по­стро­ить, ко­г­да на­ли­цо бы­ло не­ма­лое ко­ли­че­ст­во ор­га­ни­за­ци­он­ных на­кла­док и аб­со­лют­но встав­ший из-за про­бок го­род. В Со­чи все де­ла­ет­ся до­с­та­то­ч­но ком­пакт­но и ра­зум­но, но го­род в сво­ем ны­неш­нем ви­де — это, ко­не­ч­но, ка­ра­ул с то­ч­ки зре­ния со­в­ре­мен­но­го гра­до­стро­и­тель­ст­ва. Его ну­ж­но очень силь­но из­ме­нить.

Ав­то­ри­тет так­же мо­ж­но по­те­рять на кор­ру­п­ци­он­ных скан­да­лах, на ор­га­ни­за­ци­он­ных не­увя­з­ках — все это до Олим­пи­а­ды. А во вре­мя Игр существуют дру­гие опа­с­но­сти. Во-пер­вых, са­ми со­чин­цы, в си­лу их ны­неш­ней не­при­год­но­сти для об­слу­жи­ва­ния Олим­пи­а­ды. Ведь жи­те­ли го­ро­да при­вы­к­ли к не слиш­ком тре­бо­ва­тель­но­му кли­ен­ту. Дру­гих жи­те­лей взять не­где, так что при­дет­ся пе­ре­вос­пи­ты­вать тех, что есть, обу­чать их на­сто­я­ще­му сер­ви­су. В про­тив­ном слу­чае имидж по­лу­чит­ся со зна­ком «ми­нус». Во-вто­рых, мо­жет воз­ни­к­нуть ис­кус со­гнать ту­да ми­ли­цию со всей Рос­сии. И эф­фект
то­же не за­ста­вит се­бя ждать: он бу­дет ху­же, чем в Мо­с­к­ве 80-х го­дов.

— А что вы ду­ма­е­те о вну­т­ри­по­ли­ти­че­с­ком ас­пе­к­те?

— Тот факт, что се­го­д­ня Олим­пи­а­да креп­ко-на­креп­ко свя­зы­ва­ет­ся с име­нем Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, — еще один при­мер то­го, что рос­сий­ская по­ли­ти­че­с­кая эли­та, а вме­сте с ней весь го­во­ря­щий и пи­шу­щий класс стре­мят­ся най­ти бо­ле­у­то­ля­ю­щее сред­ст­во от един­ст­вен­но­го во­п­ро­са: «Как же мы все бу­дем без Пу­ти­на?» А на са­мом де­ле Олим­пи­а­ду в Со­чи бу­дет от­кры­вать ли­бо тре­тий пре­зи­дент Рос­сии, ес­ли он пе­ре­из­бе­рет­ся в 2012 го­ду, ли­бо чет­вер­тый пре­зи­дент. Вот чет­вер­тым ги­по­те­ти­че­с­ки мо­жет ока­зать­ся и Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Пу­тин. А воз­мо­ж­но, и со­вер­шен­но дру­гой че­ло­век — это аб­со­лют­но не­из­ве­ст­но. По­ли­ти­че­с­кая судь­ба Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на за­ви­сит от очень мно­гих фа­к­то­ров, из ко­то­рых со­чин­ская Олим­пи­а­да не пер­вый и да­же, на­вер­ное, не пя­тый.
Ко­не­ч­но, не ис­к­лю­че­но, что Пу­тин и вер­нет­ся на вы­с­шие по­сты к мо­мен­ту Олим­пи­а­ды в Со­чи. Но вер­нет­ся он не по­то­му, что вы­иг­рал от­бор в Гва­те­ма­ле, а по­то­му, что Рос­сия мо­жет его вос­тре­бо­вать. Не Олим­пи­а­да сде­ла­ла его силь­ным и по­пу­ляр­ным, и не она в слу­чае че­го по­мо­жет ему вер­нуть­ся.

— Ка­ко­во бу­дет вли­я­ние этой Олим­пиа­ды на об­ста­нов­ку в юж­ных ре­ги­о­нах?

— Иг­ры да­дут до­по­л­ни­тель­ные ре­сур­сы и ар­гу­мен­ты для рас­крут­ки Ку­ба­ни в ка­че­ст­ве все­рос­сий­ской здрав­ни­цы, од­на­ко и здесь Олим­пи­а­да ско­рее иг­ра­ет роль до­по­л­ни­тель­но­го, а не ре­ша­ю­ще­го фа­к­то­ра.

С по­ли­ти­че­с­кой то­ч­ки зре­ния 2014 год от­сто­ит от нас слиш­ком да­ле­ко. Вспом­ним, что бы­ло в Че­ч­не еще шесть лет на­зад — тру­д­но то­г­да бы­ло пред­ста­вить се­бе ны­неш­нюю си­ту­а­цию, то, как да­ле­ко за этот пе­ри­од про­дви­нет­ся про­цесс нор­ма­ли­за­ции. В те­че­ние то­го же вре­ме­ни со­сто­я­лись мас­штаб­ные тер­ро­ри­сти­че­с­кие ак­ты. По­ро­хо­вой по­греб на Се­вер­ном Кав­ка­зе ос­та­ет­ся и бу­дет ос­та­вать­ся в бли­жай­шие го­ды.

— Оче­вид­но, что об­ще­ст­вен­ное вни­ма­ние бу­дет при­ко­ва­но и к про­б­ле­ме кор-
­ру­п­ции в хо­де под­го­тов­ки к Олим­пи­а­де.

— Бо­юсь, вряд ли со­чин­ский про­ект ока­жет­ся про­зра­ч­нее и чи­ще все­го то­го, что де­ла­ет­ся се­го­д­ня в Рос­сии, осо­бен­но при го­су­дар­ст­вен­ном уча­стии. Ко­г­да мы го­во­рим, что про­ект «Со­чи» яв­ля­ет­ся об­ще­го­су­дар­ст­вен­ным, пер­вое след­ст­вие из это­го — бю­ро­кра­тия бу­дет его очень же­ст­ко «дер­жать». А как сви­де­тель­ст­ву­ет весь опыт на­ше­го со­в­ре­мен­но­го раз­ви­тия, там, где бю­ро­кра­тия за­ни­ма­ет­ся эко­но­ми­че­с­ки­ми де­ла­ми, кор­ру­п­ция чув­ст­ву­ет се­бя пре­во­с­ход­но. Уже сей­час оче­ви­ден ог­ром­ный ин­те­рес к то­му, что­бы «рас­пи­лить и ос­во­ить» сред­ст­ва, вы­де­ля­е­мые под фла­гом ве­ли­ко­го на­ци­о­наль­но­го про­ек­та.