Химия и жизнь


текст | Роман МАНЧИЦ,
экономист

Пойдет ли вступление в ВТО на пользу российскому химпрому? Мнения расходятся.

Химическая отрасль — одна из немногих, которые Россия стала развивать одновременно с западными государствами. Так же как и в Европе, химические предприятия в Российской империи появились в начале XIX века. Первое из них — это завод серной кислоты в Московской губернии, открытый в 1805 году. Далее был создан завод по производству соды в Барнауле. Примерно до конца XIX века развитие индустрии шло главным образом по пути создания предприятий, обеспечивавших химическими продуктами стекольную промышленность, аптеки и сельское хозяйство (удобрения). До Первой мировой войны химические предприятия России были по большей части все же кустарными, что, впрочем, не мешало нашей стране занимать восьмое место в мире по выпуску химической продукции.
Ситуация резко изменилась в 1914 году, когда в связи со вступлением Российской империи в войну возросла потребность в стратегической продукции, к которой относятся и химические вещества. В 1916 году в России приступили к производству азотной кислоты, вплоть до 1918 года вся химическая промышленность работала в основном на снабжение армии взрывчатыми веществами.
Возрождение отрасли после Гражданской войны началось в 1926 году, когда был построен Чернореченский завод синтетического аммиака и удобрений.
С 1930 года ведет отсчет производство химических волокон и нитей, с 1931 года — фосфорных удобрений. В 30-х годах стало активно расширяться производство синтетических смол и пластмасс, возникла горнохимическая промышленность.
К 1940 году советская химическая про-мышленность занимала пятое место в
мире. Однако в ходе Великой Отечественной войны производство упало в среднем на 70—72%. Промышленность восстановилась только к 1947—1948 годам, а в 1949 году выпуск химической продукции даже превысил уровень 1940 года.
Новый виток развития химической отрасли приходится на 1961—1970 годы. В тот период развитие химической промышленности СССР носило несколько однобокий характер. Налицо был сдвиг в сторону обслуживания нужд военно-промышленного комплекса на фоне эскалации холодной войны и производства разного рода далеко не безвредных для здоровья потребителя сельскохозяй-ственной продукции удобрений, тогда как в капиталистических странах «зеленые» уже развязывали многочисленные кампании против их использования. Рекордные темпы роста производства удобрений уходят своими корнями еще во времена кукурузной кампании Хрущева — иначе просто не удалось бы выполнить поставленные перед сельским хозяйством планы.
В 80-х годах никаких значительных изменений в химической промышленности не произошло, однако темпы роста были стабильными вплоть до 1988—
1989 годов, когда начался общий кризис экономики. После распада СССР кризис в российской химической промышленности еще более усилился. К 1998 году темпы роста выпуска упали в среднем на 65% по сравнению с 1990 годом. Итоги небольшой стабилизации, наблюдавшейся в 1997 году, оказались перечеркнуты кризисом августа 1998 года.
Но, как говорится, нет худа без добра: обесценивание национальной валюты стало причиной роста экспорта, особенно заметного в химической отрасли. Именно активизация экспортных операций привела к оживлению этой индустрии в
1999 году, когда рост объемов производ-ства превысил 20%. В 2001 году химической отрасли наконец удалось превысить уровень показателей 1990 года.
По итогам 2006 года крупнейшие в России предприятия химической промышленности — это МХК «Еврохим»,
«Нижнекамскнефтехим», «Салаватнефте­оргсинтез», «ФосАгро», «Акрон».

Особенности отрасли

Одна из основных и не очень приятных черт развития отечественной химической промышленности — ее малая доля в общем промышленном комплексе страны по сравнению с развитыми государ-ствами. Причем мы отстаем не только от западных капиталистических стран, но и от КНР. В большинстве развитых государств Западной Европы, Северной Америки, в ЮАР и Японии доля химической и нефтехимической промышленности составляет примерно 20%, в Китае она чуть меньше, в России же данный сектор обеспечивает около 10%, лишь немного нарастив свое присутствие в промышленности по сравнению с концом 90-х годов. Даже в бывших странах СЭВ показатели выше (в Болгарии, по меркам Евросоюза считающейся экономически отсталой, химическая и нефтехимическая промышленность составляет более 30%).
Это при том, что обычно химическая промышленность в аналитических отчетах объединяется с нефтехимической. Если же рассматривать химический комплекс в отрыве от нефтехима, то получатся совсем микроскопические цифры —
ориентировочно порядка 6% от всей российской индустрии. Кроме того, как в старые добрые времена культивирования кукурузы за Полярным кругом, свыше 30% объема химической промышленности приходится на минеральные удобрения (но здесь нужна оговорка: как правило, фосфаты и серную кислоту производят одни и те же предприятия). Со времен распада СССР это соотношение фактически не изменилось. За рубежом выпуск фосфатных и калийных удобрений сокращается не только из-за их вреда, но и из-за высокой энергоемкости производства, в России же наличие дешевых источников энергии дает возможность обеспечивать такими удобрениями не только внутренний рынок, но и рынки Европы и Китая.
Еще одна негативная черта отечественной химической отрасли — отсутствие за всю историю независимой Российской Федерации мер по модернизации производства органических продуктов: все разработки 80-х годов оказались забытыми на неопределенный срок. Сохранилась даже советская система ГОСТов.

Судьба химпрома: pro et contra

В последнее время многое в будущем нашей химической промышленности связывается со вступлением страны в ВТО. Причем мнения все больше и больше разделяются на диаметрально противоположные: слышно либо ярых противников либо убежденных сторонников подгонки российского химического комплекса под стандарты этой организации. Надо признать, что первых слышно чаще, чем вторых, тем более если учесть, что в их лагере находятся мэр Москвы Юрий Лужков и заместитель министра промышленности и энергетики Андрей Дементьев.
Аргументы противников сводятся к следующему. Параллельно с проникновением иностранного капитала нарастает объем импорта химической продукции. (Действительно, это так, особенно что касается лакокрасочной продукции. Однако импорт стал преобладать над экспортом после 2000 года, когда российский рубль относительно укрепился после дефолта 1998 года, сейчас же рубль укрепляется еще больше, и поэтому вряд ли рост импорта связан именно с проникновением иностранных компаний, это характерно для многих «долларовых» отраслей экономики.)
В результате выпуск российской химической отраслью продукции, аналогичной импортируемой, сокращается. А после
вступления в ВТО конкурентоспособность отечественного производителя снизится еще больше. Юрий Лужков каких-либо аргументов своей негативной позиции не выдвигал.
А вот два главных и неоспоримых довода сторонников ВТО. Во-первых, в случае присоединения российским химикам волей-неволей придется модернизировать имеющиеся производственные мощности, чтобы подогнать их под мировые стандарты, а не под устаревшие ГОСТы. Во-вторых, они должны будут привести промышленность в соответствие нормам экологии. Еще в 2005 году Российский союз химиков присоединился к международной программе Responsible Care, которая предусматривает выполнение требований охраны окружающей среды.
И те и другие по-своему правы. Однако рассматривать вступление в ВТО и его последствия лишь в контексте химической промышленности было бы неправильно, поскольку процесс коснется всей экономики в целом. Так что в случае положительного решения по этому во-просу всю дальнейшую судьбу российской химической отрасли следует воспринять как данность.

Отрасли российской химической промышленности и их локализация

ОТРАСЛЬ ПОДОТРАСЛЬ ЛОКАЛИЗАЦИЯ
ХИМИЯ
ПОЛИМЕРОВ
Производство пластмасс Москва, Владимир, Орехово-Зуево, Новомосковск, Санкт-Петербург, Дзержинск, Казань, Кемерово, Новокуйбышевск, Нижний Тагил, Новосибирск, Волгоград, Салават, Тюмень, Екатеринбург, Уфа
Производство искусственных
химических волокон
Балаково, Рязань, Тверь, Санкт-Петербург, Шуя, Красноярск
Производство синтетических
химических волокон
Курск, Саратов, Волжский
Совместное производство искусственных
и синтетических волокон
Клин, Серпухов, Энгельс, Барнаул
Производство синтетического каучука Ярославль, Воронеж, Казань, Ефремов, Нижнекамск, Тольятти, Самара, Саратов, Стерлитамак, Волгоград, Волжский, Пермь, Уфа, Орск, Омск, Красноярск
ОСНОВНАЯ
ХИМИЯ
Азотно-туковая промышленность Березники, Губаха, Кизел, Кемерово, Ангарск, Дзержинск, Москва, Череповец, Липецк, Магнитогорск, Нижний Тагил, Новокузнецк, Новомосковск, Щекино, Новгород, Дорогобуж, Тольятти, Невинномысск
Фосфатно-туковая промышленность Воскресенск, Санкт-Петербург, Волхов, Пермь, Кингисепп, Череповец,
Сернокислотная промышленность Красноуральск, Ревда, Владикавказ
Содовая промышленность Березники, Стерлитамак, Михайловское, Усолье-Сибирское
МИКРО-
БИОЛОГИЧЕСКАЯ
ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
Производство кормовых белковых веществ из углеводородного сырья Нижний Новгород
Производство кормовых дрожжей
из сырья растительного происхождения
Красноярск, Камск, Зима, Архангельск, Волгоград, Соликамск, Краснокамск