Две стороны крепкого рубля


текст Кристина Хуцишвили

Недавно на встрече с министрами президент еще раз указал на недопустимость дальнейшего укрепления рубля. Еще пару лет назад усиление национальной валюты считалось одной из целей экономической политики, теперь же крепкий рубль вызывает сомнения и вопросы.

Власть сетует, что рубль становится слишком крепким. Дорогой рубль очень выгоден для стран-импортеров. В такой ситуации российские товары-аналоги зачастую оказываются неконкурентоспособными. Цены же на экспортные российские товары в долларовом эквиваленте растут на внутреннем рынке. «Исходя из логики нынешних тенденций, следующим шагом должно стать снижение цен на основные товары нашего экспорта на мировом рынке», — полагает консультант по финансовым продуктам Виктория Петренко.

Вероятно, значительная доля ресурсной составляющей, цены на которую определяются в большей степени внешними факторами, стабилизирует этот процесс. Если же снижение цен на товары российского экспорта в дальнейшем окажется более существенным, то за ним последует и снижение темпов роста экспорта, а значит, уменьшение валютных поступлений. Так что проблема «лишних» нефтедолларов, от которых правительство избавляется путем пополнения Стабилизационного фонда, может быть решена. Эффективен ли для экономики такой подход? Очевидно, что нет, стоит лишь вспомнить о проблемах конца 90-х годов.

Нельзя забывать, что изменение положения рубля относительно доллара, а затем и евро — дело отнюдь не «минувших дней». Фактически положение рубля относительно доллара радикально изменилось лишь в январе 2003 года. Центральный банк и тогда прибегнул к некоторой поддержке доллара, дабы не допустить чрезмерного роста реального курса рубля. Напомним, что достаточно благоприятная конъюнктура на мировых ресурсных рынках имела место и в то время.

«Монетаристская политика не предполагает воздействия на воспроизводственный процесс со стороны государства, — комментирует аналитик Центра независимых экспертиз Евгений Добронравов. — В частности, в рамках подобной стратегии вопрос о промышленной политике вообще не принимается во внимание». Между тем тема, затрагивающая необходимость промышленной политики в современных российских условиях, в последние годы является актуальной. Мнения экспертов по этому вопросы неоднозначны.

Часть из них считают, что достичь высоких и устойчивых темпов роста экономики можно и без прямого вмешательства, пусть даже выраженного в форме мер промышленной политики. Другие же, наоборот, указывают на узость горизонта видения экономической стратегии, характеризующую, по их словам, частных инвесторов. По сути, такая позиция дает основания говорить о том, что макроконтроль за движением инвестиционных потоков обусловливает их более эффективное размещение с точки зрения национальных интересов. Но что же понимается под этими пресловутыми интересами и входит ли крепкий или же, наоборот, ослабленный рубль в их число?

Согласно исходным предпосылкам, сделанным в процессе формирования бюджета, доллар в этом году должен колебаться около отметки 26,5 руб. Получается, что крепкий рубль и стабильный приток капитала трактуются как проблемы на самом высоком уровне. Отметим, что в прошлом году приток прямых иностранных инвестиций в страну достиг рекордной величины. По мнению Виктории Петренко, при прочих равных приток инвестиций — это крайне позитивный сигнал для экономики. «Российская экономика представляет интерес для западных инвесторов, а то, какие сектора кажутся наиболее привлекательными, не столь важно, поскольку интересы будут меняться, стоит лишь измениться ситуации на рынке», — уверена финансовый консультант.

Опасения власти заключаются в том, что если укрепление рубля получит продолжение, то все больше будет увеличиваться и объем импорта, а значит, отечественные производители попадут в еще менее выгодное положение. Фоном же для таких событий может стать вступление России в ВТО. Как следствие, высока вероятность ужесточения конкуренции между отечественными производителями. А это в свою очередь приведет к двойственным последствиям.

С одной стороны, стратегической целью многих компаний будет увеличение производительности труда. Ситуация на российском рынке окажется схожей с ситуацией на американском. На сегодняшний день одним из катализаторов развития экономики США, частично компенсирующим негативное воздействие государственного долга и других накопившихся проблем, является именно необычайно высокая производительность труда. Кроме того, усилятся стимулы к снижению издержек и улучшению качества выпускаемой продукции. Эти задачи не могут быть решены без усиления инвестирования, и тут уже выбор за конкретной компанией — пойти ли на более дешевое, но и более рискованное заемное привлечение или же остановиться на собственных источниках финансирования.

С другой же стороны, подобные тенденции приведут к сближению в динамике роста реальной заработной платы и производительности труда. Как следствие, замедлится рост реальных доходов населения, и тут уже государство столкнется с очередным обострением социально-экономической ситуации в стране.

Интересно, что несколько раньше, в последних числах прошлого года, озабоченность проблемами конкурентоспособности российских производителей выразил и Всемирный банк. В докладе, подготовленном его специалистами, отмечается следующее: тенденция к укреплению рубля вызвана притоком капитала на фоне благоприятной конъюнктуры сырьевых рынков. По сути, эксперты банка указали на те опасности, которые таит крепкий рубль для экономики России.

Между тем в рамках валютного прогнозирования российские министры говорят о некоем «рублевом коридоре», ограничивающем усиление национальной валюты 7—8%. По данным же отчета Всемирного банка, прогнозы МЭРТ зачастую оказываются заниженными. В частности, ВВП страны растет быстрее запланированного. Аналогичным представляется положение и с национальной валютой.

Ситуация, обрисованная выше, заставляет задуматься. Эксперты в один голос ратуют за привлечение частных инвестиций, без которых экономика России не сможет развиваться. Сейчас много говорится о необходимости развития инновационного предпринимательства, коммерциализации технологий, создания венчурных фондов. Частные же инвестиции — единственно возможная основа для предпринимательства, соответ-ствующего «новой экономике», по крайней мере сегодня, когда государство не готово прибегнуть к интенсивному стимулированию этой экономики. Более того, любопытная ситуация складывается и в приоритетном топливно-энергетическом комплексе. Согласно все тому же отчету Всемирного банка ТЭК России требует все возрастающих вложений, что обусловлено высокими темпами роста внутреннего спроса. Также недостаток инвестиций препятствует росту обрабатывающей промышленности, важность которой подчеркивают и чиновники, и представители бизнеса.

Последние зачастую приписывают себе и реализацию стратегической задачи по удвоению ВВП, указывая на то, что рост этот в значительной мере определяется притоком частных инвестиций. И дей-ствительно, инвестиционная составляющая ВВП на сегодняшний день более чем динамична. В отраслях промышленности она в лучшем случае стимулирует рост производства, в худшем — частично или полностью компенсирует износ основных фондов.

Интересными представляются и данные отчета аналитиков МДМ-банка, в котором прогнозируется воздействие от укрепления рубля на динамику прибыли ведущих компаний. По итогам этого обзора напрашивается вывод: крепкий рубль — благоприятный фактор для развития бизнеса фирм, ориентированных на внутренний рынок. В их числе большая часть российских компаний сферы услуг, демонстрирующей в последние два года рекордные темпы роста. Газовые компании оказались не слишком чувствительны к колебаниям национальной валюты, на нефтяную же отрасль тенденции валютного рынка повлияли «умеренно негативно». Наиболее негативно сильный рубль сказывается на финансовых показателях предприятий металлургической отрасли. Впрочем, результаты этого исследования были вполне прогнозируемы, поскольку именно металлургические и нефтяные компании наиболее экспорториентированные.

В рамках тенденции к укреплению рубля одним из важнейших негативных последствий является снижение притока средств от экспортной деятельности. Текущая макроэкономическая статистика подтверждает данный тезис: в I квартале 2007 го-
да сальдо торгового баланса по сравнению с I квар-
талом 2006 года сократилось на 23,4% — с $36,4 млрд до $27,9 млрд. Снижаются и темпы роста экспорта: в 2006 году экспорт вырос на 24,7%, в I квартале 2007 года — на 3,7%. Рост импорта на этом фоне кажется все более впечатляющим: 31,3% в 2006 году и 35,8% в I квартале 2007 года.

«Умеренная нейтральность» компаний нефтяного сектора объясняется ничем иным, как спецификой ценообразования, заключающейся в меньшей корреляции цен на мировом и внутреннем рынках. Между тем рассматриваемая нами модель была построена на основе анализа номинального курса рубля, президент же выразил озабоченность ростом реального эффективного курса. Очевидно, что здесь возникает и проблема инфляции.

Примечательно, что еще недавно укрепление рубля трактовалось аналитиками как мера удержания инфляции. Следуя в русле политики укрепления рубля, ЦБ неоднократно подвергался критике со стороны бизнеса, ориентированного на экспорт.

Задача ЦБ на текущий год — удержать уровень инфляции в пределах 8%. Задача эта не из легких, особенно если принимать во внимание пресловутый приток капитала в экономику и заявившую о себе в прошлом году моду на IPO. Если предположить, что последняя сохранится и в ближайшие год-два (что небезосновательно, судя по широкомасштабной кампании ВТБ), то единственная палочка-выручалочка
ЦБ — это как раз снижение притока экспортной выручки. И действительно, по прогнозам Министерства финансов, тенденция к сокращению сальдо платежного баланса сохранится как минимум в среднесрочной перспективе, а сам баланс «сведется» к 2010 году.

Таким образом, если экономика не будет перенасыщена нефтедолларами, то и необходимость в стерилизации отпадет сама собой. И, к слову, сойдут на нет споры о том, как бы поделить Стабфонд, поскольку ничего нового делить не придется. Так что за исключением последнего момента текущие экономические проблемы образуют замкнутый круг. Крепкий ли рубль, ослабленный ли, желают ли инвесторы вкладывать в Россию или нет — любой исход в конечном счете оборачивается целым комплексом сопутствующих проблем.

Александр Белоусов, директор Центра макроэкономического анализа и долгосрочного прогнозирования (и «по-совместительству» заместитель министра МЭРТ), в своей аналитической записке рассматривает несколько сценариев развития российской экономики до 2010 года. В контексте общих условий развития на 2007—2008 годы выделяются предположения о том, что в этот период экономика с высокой долей вероятности войдет в стадию неустойчивого развития. Основной чертой такой стадии станут невысокие, на уровне 6—8%, темпы роста. Возможно также ухудшение конъюнктуры на сырьевых рынках. Другой важный момент — высокий уровень инфляции, в значительной степени обусловленный структурными факторами. Эти аспекты в совокупности должны иметь негативное влияние на динамику инвестиций.

Белоусов считает, что роль инфляции как монетарного фактора будет снижаться. И действительно, уменьшающееся сальдо торгового баланса, укрепление рубля и высокая инвестиционная привлекательность рублевых активов, определяющие снижение темпов денежного оборота, — все это в некоторой степени нивелирует значение инфляции.

Интересным представляется и прогноз МЭРТ на 2007—2008 годы. В частности, одной из целей правительства, обозначенных в нем, является выход на уровень инфляции 4—5,5%. Очевидно, что такая политика не может быть реализована без вовлечения ЦБ. Последнее же опять-таки приведет к снижению темпов экономического роста — и снова замкнутый круг.

Единственным выходом из ситуации может стать развитие среднего и малого бизнеса. С одной стороны, данные формы бизнеса в большинстве своем ориентированы на удовлетворение внутреннего спроса. С другой — именно они наиболее приспособлены к созданию инновационных стратегий, новых технологий и форм ведения бизнеса. Как показывает мировая практика, переход к наукоемким технологиям происходит благодаря разработкам небольших компаний, внедрение же наиболее успешных разработок, наоборот, осуществляется крупными корпорациями.

С позиции же экспертов Центра макроэкономического анализа, еще одна возможность стимулирования роста в контексте неблагоприятных макроусловий заключается в конкретных действиях правительства. Так, инвестиционный спрос крупных инфраструктурных компаний с государственным участием должен быть направлен на стимулирование производства инвестиционных товаров. Возобновление того, что в прошлом именовалось госзаказом, может дать толчок к развитию высокотехнологичных производств. Стимулирование лизинга, снижение налоговой нагрузки на бизнес, нормализация налогового администрирования и снижение сопутствующих рисков также будут способствовать экономическому росту «при прочих равных» — ослабленном или еще более крепком рубле.