DINAZ: вчера, сегодня и завтра


текст | Леонид БУРГАНОВ

Холдинговая компания DINAZ хорошо известна в Латвии как структура, активно работающая на рынке поставок топлива с первых лет формирования новых экономических условий. Впрочем, ничего готового, «на блюдечке с голубой каемочкой», основатели компании и ее глава Николай Ермолаев (на фото) не получили. Все начинали с нуля.

На Западе история всякого успешного бизнеса начиналась обычно в стародавние времена. Но наше время и наше экономическое пространство необычны, и в силу этого даже самый «старый» бизнес на постсоветском пространстве имеет историю в 10—15 лет. Тогда, в начале 90-х, все в новой России и странах, ее окружающих, изменилось кардинальным образом.

У России с государствами Балтии отношения складывались и складываются по-разному. Но экономики наших стран по-прежнему испытывают взаимное притяжение, и бизнесмены настроены это притяжение укреплять. Так происходит и с латвийскими бизнесменами, в начале 90-х годов сделавшими ставку на сотрудничество с российскими фирмами. Особенно по части поставок энергоносителей, углеводородного сырья и продуктов его переработки, отнесенных к классу горюче-смазочных материалов. Да, в советские времена нефтепровод «Дружба» исправно перегонял нефть в Европу, доставалось от его щедрот и прибалтийским республикам. Но времена и приоритеты изменились синхронно с переменами на карте. Сначала не вполне осторожно повели себя политики, потом рыночная конъюнктура внесла свои коррективы. И вот положение, с которым столкнулись транспортники и промышленники Латвии (а также сопредельных балтийских стран и Беларуси): горючее требовалось во все больших объемах, его дефицит нарастал.

Однако госпланов и комитетов материально-технического снабжения не стало, традиционные поставщики сами не знали, чьи они и кому теперь будут подчиняться, а страны-транзитеры еще только начинали туры и раунды переговоров о будущих поставках. Сроки могли растянуться на месяцы и месяцы. Вот в это «окно» и вписались те, кто понял потребности, знал возможности и четко определял инструменты реализации.
А также и собственное место в этом процессе. Трейдеры, начавшие свою деятельность на стыке нескольких государств, не только смогли помочь им в поставках дизельного топлива и светлых нефте-продуктов, но и принялись строить свой бизнес в соответствии с требованиями времени. Те, кто имел целью сорвать куш и «выйти из игры», это и получили. Где они и кто они сегодня — о том история умалчивает. А вот тем, кто начинал с фундамента и имел намерение построить прочное здание, досталась нелегкая доля, но и более привлекательное будущее.

Первый бой —
он трудный самый

Первая сделка компании DINAZ «весила» ровно 500 т. Ни плана работ, ни каналов сбыта еще не было. Но нужно было с чего-то начинать. Начало, воплощенное в десяти нефтеналивных цистернах, в которых плескалось дизельное топливо, оказалось успешным. И это несмотря на сумятицу в законах, неплатежи, бартерные сделки и проблемы в банковских системах, испытавших те же напряги, что и другие системы новых государств, ненадежность и самих поставщиков, и потребителей. Товар ушел, средства по его оплате поступили на банковский счет почти что в обозначенный договором срок. Это был тот «первый блин», вкус которого отцы-основатели компании помнят до сих пор, хотя с того момента прошло полтора десятка лет.

Успех вдохновил, но не успокоил.
И вскоре посланцы компании отправились в дальние туры по России и странам СНГ, а также по странам Европы, налаживая деловые связи с нефтепереработчиками и потребителями, проясняя для самих себя объемы рынков, заключая контракты на поставку светлых нефтепродуктов. Но что такое установить деловые связи, если компания еще молода и, по существу, никому толком не известна? Да, подписывались протоколы о намерениях, договоры и соглашения на поставку. Но потребитель одинаков везде: не поработав с трейдером, не убедившись и раз, и два, и три в его надежности, он будет осторожен и недоверчив. Да и поставщик на него похож: отпуская товар, он думает о своевременности поступления средств, об отсутствии претензий со стороны потребителя и прочих сложностях. В этом смысле доля трейдера особенно трудна, а его ответственность при условии, что он собирается оперировать на рынке годы и годы, особенно велика. В компании DINAZ это понимали четко. Оттого и сложилась система, при которой признавался только один приоритет — поставленная задача. Не доводы в пользу приостановки процесса исполнения и не оправдания по поводу невозможности довести его до логического завершения, а именно реализация намеченного. Многие бизнес-проекты приходилось «пробивать» и год, и два, и даже три. Но в итоге идея материализовывалась в контракты, построенные и действующие объекты, в перспективные соглашения. Именно благодаря этому компания выстояла и закрепилась на конкурентном рынке, не в пример многим другим, чьи владельцы и руководители не выдержали испытаний.

Деловые связи с крупными заводами-поставщиками из России, которые вначале были похожи на тоненькие ниточки, постепенно обрастали массой успешно проведенных сделок и системой их надежной оплаты, превращаясь в канаты, прочно скрепившие латвийских трейдеров и российских производителей нефтепродуктов. Сегодня среди партнеров DINAZ фирма «Кинекс» в Санкт-Петербурге, компания IPP в Хельсинки, ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз». А также Киришский нефтеперерабатывающий завод в России, Новополоцкий и Мозырьский нефтеперерабатывающие заводы в Беларуси. Среди западных партнеров — TotalFinaElf во Франции и польская компания «Лотос».

Как управляют пароходом

Есть такое выражение у бизнесменов: чтобы хорошо управлять пароходом, нужно знать три вещи: сам пароход, фарватер и берега. Если говорить о компании DINAZ, то и управлением пароходом, и контролированием фарватера, и изучением берегов в ней занимаются люди не посторонние. Они учредили компанию, они ее вывели на европейский уровень, они ее развивают и дальше. Все окончили престижные вузы. Будучи спортсменами-любителями, владельцы компании утверждают, что для них все еще не потеряла актуальности должность «играющего тренера»: взирать с Олимпа на других им еще рано, сил достаточно для довольно интенсивной работы.

Уже через несколько лет после начала финансово-хозяйственной деятельности они поняли, что чисто трейдерская работа — это хотя и прибыльно, но узковато. И в 1995 году приобрели нефтебазу на 25 тыс. т хранения. Затем появилась мысль о ритейле, и в компании «прописались» первые четыре автозаправочные станции. Мнения на сей счет были разные — кое-кто считал, что такие затраты фирме в тяжесть, расходы возрас-
тут, — но здравый смысл в итоге победил. В компании осознали, что без инфраструктуры развития не будет, а будет хотя и прибыльное, но топтание на месте. И началось шествие по Латвии автозаправочных станций этой компании. Сегодня DINAZ со своими 32 АЗС
в Риге, Елгаве, Даугавпилсе, Резекне, Екаб-пилсе занимает в республике четвертое место. А там ведь есть и такие гиганты, как ЛУКОЙЛ. И процесс продолжается: недавно приобретены еще семь АЗС.

Следующий!

А следующий шаг логически вытекал из идеи долгосрочного бизнеса с созданием многопрофильного холдинга. Осмотревшись на местности, энергичные специалисты из DINAZ обнаружили прореху на экономической карте Латвии: республика не имела своих перерабатывающих нефтехимических мощностей. Раньше в этом и нужды не было, все поставлялось по особой разнарядке. Но теперь нет Союза, нет разнарядки. Как быть? С одной стороны, в этом вроде бы и нет ничего страшного: экономики стран Европы интегрируются, межправительственные соглашения должны свято соблюдаться. В конце концов, живут же многие другие страны без собственных заводов. И все же…
В первые годы сама компания, покупая нефть в Сургуте, перерабатывала ее в Уфе и Новополоцке. Вечно зависеть от поставщиков готовых продуктов переработки? Или все-таки?.. В компании решили: и все-таки.

И тогда ее глава, Николай Ермолаев, отправился в дальние страны изучать процесс. В силу специфики самой идеи все оказалось не так-то просто. Во-первых, нужен был не гигантский комбинат, а достаточно компактное производство. Во-вторых, оно должно было быть основано на современнейшей технологии. И в-третьих, иметь хорошие параметры по экологии. Результаты исследования вопроса компанию не удовлетворили.

Затем был изучен опыт одного из старейших в мире польского завода «Глемар», для которого Сибирское отделение РАН создало технологию глубокой переработки нефти с выходом светлых нефтепродуктов 85%. Кстати, остальное идет на сжигание для производства электроэнергии. Получалась просто мечта переработчика. Сибирские ученые предложили компании своего подрядчика из Праги, он подготовил технико-экономическое обоснование, и уже вскоре прошла презентация этого проекта. Однако неожиданно возникла проблема с местом строительства, этот вопрос долго не решался. В итоге идея была отложена на несколько лет. Если точнее, то почти на десять. Но годы пролетели быстро, и вот уже в наши дни решение принято: компания построит завод.

В Латвии, в местечке Залюми Даугавпилcского района, для этого было приватизировано 22 га на территории бывшего военного аэродрома. Расположен участок очень удобно: в
90 км от российской и в 40 км от белорусской границы.

Коэффициент сложности нового производства и глубины переработки будет равен 7,2 по шкале Нельсона, что выше, чем на аналогичных предприятиях большинства стран мира. Технологии переработки нефти там будут новейшие и уникальные, созданные в российском научном центре «Цеосит», что в Новосибирске. Эти революционные решения уже опробованы в Польше, Киргизии, Грузии. Речь, в частности, идет о процессе цеоформинга, который значительно эффективнее давно известного специалистам и использующегося повсеместно риформинга. Цеоформинг представляет собой каталитический процесс производства неэтилированного высокооктанового бензина. Причем катализаторы разработаны на основе экологически чистой системы, не содержащей дорогостоящих благородных и тяжелых металлов. Их достоинство еще и в том, что они нечувствительны к высокому содержанию серы, не требуют гидроочистки сырья и азотсодержащих соединений (а значит, не расходуются большие объемы воды). Не используется при этом прогрессивном процессе и водород, а следовательно, нет необходимости в дорогостоящем компрессорном оборудовании. На выходе получается бензин с низким содержанием ароматических углеводородов и бензола, что отвечает современным международным стандартам. Оптимален данный процесс и с экономической точки зрения: по сравнению с традиционными технологиями он по-зволяет на 30% сократить капитальные и эксплуатационные затраты.

Проектирует завод чешская промышленно-инжиниринговая компания Key Industry Engineering Group S.R.O.,
имеющая 15-летний опыт и совместные разработки с российской фирмой «Цеосит». Специализация чешской компании — разработка и внедрение высокоэкологичных технологий по углубленной переработке нефтегазового сырья, включая полный комплекс услуг по проектированию, строительству под ключ и автоматизации нефтеперерабатывающих объектов. Завод в Залюми проектируется с таким расчетом, чтобы предприятие не только перерабатывало сырую нефть, выпуская бензин и экологически чистое дизельное топливо, но и без ущерба для окружающей среды утилизировало отработанные машинные масла, гудрон и другие тяжелые нефте-продукты. До сих пор даже профильные специалисты не очень верят в то, что здесь можно будет расщеплять гудрон на водород, светлые нефтепродукты и гранулированную серу.

Да и расположение предприятия очень привлекательно, в частности для нефтедобытчиков Сургута и для ЛУКОЙЛА, — это ведь территория ЕС… Потреблять и перерабатывать это производство будет 500 тыс. т нефти в год.
Неудивительно, что завод, получивший наименование Sintez Oil Refinery, уже привлек внимание инвесторов. Первым выразил готовность выделить синдицированный кредит в размере $190 млн Чешский экспортный банк. В очередь за ним выстраиваются другие кредиторы, которым по истечении восьми лет со дня пуска завода в эксплуатацию гарантируется получение суммарного дохода на вложенный капитал в размере $72 млн.
Есть предложение и для тех, кто готов осуществить прямые инвестиции в производство: royalty на вложенные $48 млн, необходимые «новорожденному» в первые годы, составит порядка $52 млн.
Sintez Oil Refinery после выхода на полную мощность покроет более половины потребности Латвии в высокооктановом бензине, чего в ее истории никогда не было.

Но это еще не все. В проекте — «младший брат» завода в Залюми. Только он обоснуется уже не в Латвии, а на территории России. Компания взяла в долгосрочную аренду участок земли в Тверской области, где намеревается строить такой же, как в Залюми, нефтеперерабатывающий комплекс —
по той же прогрессивной технологии. Только мощность его будет в два раза больше — 1 млн т переработки нефти в год. Это предприятие уже не малой весовой категории, это мощное производство. Его выигрышные моменты —
снижение рисков от влияния стратегии ЕС в данной сфере и близость добытчиков нефти и транспортных артерий. Подключение к магистральному российскому нефтяному трубопроводу практически согласовано, и после оформления всех необходимых документов начнется разработка технико-экономического обоснования строительства.

— Здесь, по нашему разумению, очень благоприятная атмосфера для развития бизнеса, — говорит президент компании DINAZ Николай Ермолаев. — Россия хоть и проводит регулирование, но «не мелочится» со своим контролем. И налоги, на наш взгляд, вполне терпимые.
И даже условия существования бизнеса в России благоприятнее, чем где-либо в мире. Мы в своей фирме думаем о создании устойчивой структуры. Для этого ее опорные точки должны быть в двух разных экономических зонах — ЕС и России.

Порт, апорт!

Логика развития всякого бизнеса, если он устремлен в будущее, диктует необходимость непрерывного развития. Так происходит и в компании DINAZ. Есть транзит и перевалка горючего по суше, начинается строительство соб-ственных перерабатывающих мощностей, функционируют десятки автозаправочных станций… Чего не хватает в этой цепочке? Правильно: мощностей по перевалке и хранению в крупных транспортных узлах, каковыми являются железнодорожные станции и порты. Ну, с железной дорогой все ясно: ее возможности загружены до предела.
А вот в портах…

Исторически так сложилось, что лучшие и крупнейшие терминалы в Латвии были созданы в Вентспилсе, и его функционеры всегда очень ревностно относились к конкурентам в других портовых городах. Например, в Риге. Оттого и старались не допустить развития Рижского морского порта. И получилось, что в Риге мощности терминалов, расположенных, кстати, в черте города, не превышают
6 млн т. Этого сегодня явно недостаточно, и неудивительно, что на данный факт обратили внимание профессионалы из компании DINAZ.

Идея наращивания возможностей перевалки и хранения нефтепродуктов в Рижском порту, казалось, витала в воздухе. Но именно в DINAZ приняли решение приступить к проектированию терминала с двумя причалами вне города, на полуострове в устье Даугавы, на площади 25 га. Два года пришлось убеждать строгие контролирующие инстанции в целесообразности этого строительства: кроме всего прочего, их беспокоила судьба пляжей, расположенных неподалеку. Но экологическая безопасность проекта теперь доказана на всех уровнях и ему дан зеленый свет. Кроме того, есть немало других доводов «за»: ускорение развития инфраструктуры города и республики, создание новых рабочих мест, дополнительные доходы в бюджеты всех уровней. Пуск нового комплекса повлечет за собой и модернизацию железнодорожного полотна, нагрузка на которое возрастет, и значительно. Мощность будущего терминала Baltic Oil Terminal — 10 млн т нефтепродуктов в год. Из них 4 млн т —
светлые, 6 млн т — темные.

А что же другие портовые терминалы на Балтике?

— Их возможности развития ограниченны, — считает Николай Ермолаев. —
В порту Таллина уже нет достаточных железнодорожных мощностей, чтобы нарастить отгрузку. Пока что их верхний предел — 27—28 млн т отгрузки в год. Поэтому Рижский порт, хотя он и самый крупный на Балтике, сейчас нужно и можно развивать, резервы довольно большие. В новый объект мы намерены вложить порядка $150 млн. По нашим подсчетам, срок окупаемости проекта — семь-восемь лет. Латвия потребляет 800 тыс. т светлых нефте-продуктов в год. Завод в Залюми, который мы построим, будет давать чуть больше 400 тыс. т. Так что все будет продано в пределах республики. Мы в этом уверены. Плюс мы намерены выкупить в Прибалтике еще 70 АЗС. В общем, сами доставим сырье, сами переработаем и сами реализуем топливо. А в Рижском порту мы проведем дноуглубление, и к нашему терминалу смогут подходить суда с достаточно большой осадкой водоизмещением до 100 тыс. т. Что, в свою очередь, сделает рентабельным экспорт нефтепродуктов за океан. Думаю, валютная выручка не помешает и республике, и нашей компании, которая еще в течение ряда лет будет возвращать кредиты.

Новый проект практически обеспечит Латвии лидирующие позиции в транзите нефтепродуктов, к тому же это будет серьезный вклад в укрепление энергетической безопасности страны, в снижение рисков ее зависимости от поставок жизненно важного сырья. График работ по нефтеналивному терминалу уже утвержден: выдача рабочего проекта — к началу 2008 года, период строительства —
2009—2010 годы, пуск — 2011 год. Срок окупаемости — до 2018 года. Расчет получения прибыли составлен вплоть до
2030 года, так что инвесторы и кредиторы могут не беспокоиться.

Холдинговая компания DINAZ совсем недавно отметила свое 15-летие. А какой она видится ее президенту Николаю Ермолаеву в год ее 20-летия?

— К тому времени мы построим нефтеперерабатывающий завод в Латвии, нефтеналивной терминал в Риге и завод в Тверской области. И будем стремиться стать вертикально интегрированной компанией. Ведь даже известные российские нефтяные компании прежде имели концепцию «добыть — продать». А теперь и они задумались о цепочке бизнеса от скважины до конечного потребителя.

Теперь у нас новость: нам сообщили, что есть возможность приобрести нефтяное месторождение в России.
И знаете, мы задумались… Но сначала мы построим завод и терминал.

В компании DINAZ три корпоративных цвета: черный — цвет нефти, оранжевый — цвет энергии и белый — цвет надежности. Девиз компании — надежность, гарантии, качество. Так было, есть и будет.