БОСС-экспертиза № 4 | 2007


текст | Кристина ХУЦИШВИЛИ
экономический обозреватель

Недавние события на российском фондовом рынке обусловлены финансовым кризисом в Китае.

26 февраля индекс Shanghai Composite впервые закрылся на показателе выше 3000.
В качестве реакции на обвал котировок на китайском рынке активизировались продажи акций на рынке российском.

Следующий день, 27 февраля, для китайского фондового рынка ознаменовался серьезнейшим падением индекса за последние десять лет: Shanghai Composite упал примерно
на 9%. Столь резкое и значимое для рынка снижение интерпретировалось аналитиками как реакция на слухи о грядущем запрете ряда рискованных спекулятивных операций с акциями на китайском рынке.

Беспокойство инвесторов достигло предела, когда руководящие круги в Китае заговорили о необходимости ужесточения контроля за операциями на фондовом рынке и некоторыми финансовыми потоками. Игроки живо отреагировали на подобную инициативу, избавляясь от китайских активов и покидая рынок.

Стоит отметить, что фондовый рынок в Китае имеет особый статус. Существенная часть его игроков —
офисные сотрудники, работники сферы обслуживания, служащие и прочие представители среднего класса. Не обладая фундаментальной подготовкой, они в своих действиях в значительной мере основываются на интуиции. Стратегия игроков определяется теми же мотивами, которые привели их на фондовый рынок. Одни, стремясь к «легким» деньгам и максимально быстрому обогащению, выбирают рискованные активы с высокой доходностью. Другие надеются на небольшой, но относительно стабильный доход и предпочитают надежные малодоходные бумаги. Третьи, возможно более опытные, руководствуются иными соображениями и нейтральны к риску. Расширение присутствия первых на рынке сопровождается привлекательными для инвесторов финансовыми результатами китайских компаний и непрекращающимся ростом рынка.

Обвал на фондовом рынке Китая привел к резкому снижению как европейских, так и американских индексов. Последние упали более чем на 3%; в последний раз схожим по масштабам снижением рынки отреагировали на события 11 сентября.

Новый азиатский вирус

Столь резкое падение и последовавшая за ним волна обвалов привели к тому, что даже те инвесторы, которые ранее не избегали риска, начали выводить средства с развивающихся рынков. Между тем на российском рынке это отразилось не столь значительно.

Инвесторы избавляются от наиболее рискованных активов — данную тенденцию можно проследить и на динамике мировых валют. Среди прочих продемонстрировала такую тенденцию и японская иена: приток средств, «взятых взаймы» с японского рынка, привел к росту курса национальной валюты.

Дело в том, что значительная часть средств, вкладываемых инвесторами на фондовых рынках мира, носят характер заимствований. Иены конвертируются в доллары и евро и начинают жить вполне самостоятельной жизнью на фондовых рынках различных стран мира. Причиной такого происхождения инвестиций является выигрышная для инвесторов ставка процента на японском рынке. На сегодняшний день она составляет 0,5%, что в семь раз ниже ставки в еврозоне (3,5%) и более чем в десять раз ниже соответ-ствующего показателя в США (5,25%). Обвал на фондовом рынке повлек за собой закрытие высокодоходных и, как следствие, чреватых высокими рисками позиций; спекулянты принялись «возвращать долги» ранее срока.

Кризис достиг России

Российские биржи также поддались общемировым настроениям. Индекс РТС снизился со своих максимальных значений на 3,46% — до 1902,49 пункта. А затем 1902,49 сменились 1880. Индекс ММВБ скатился до 1682,12 пункта, сократившись на 4,14%. Как итог, RTSI за неделю упал на 7,15% относительно показателя недельной давности. Основное воздействие на индекс оказали снизившиеся в цене акции «Газпрома», Сбербанка, «Норильского никеля».

Ситуация на российском рынке на сегодняшний день остается противоречивой. Аналитики сходятся во мнении, что падение рынка произошло в рамках общемировых тенденций, катализатором же стало не изменение индекса и даже не политическое явление, а всего-навсего слух.

С этих позиций можно отметить, что последствия для российской экономики не будут серьезными и азиатские перипетии затронут нас в меньшей степени.

Как считает аналитик инвестиционной компании «Финам» Ольга Беленькая, «основной удар приняли на себя развивающиеся рынки». «Мировые фондовые рынки испытали значительную коррекцию, — восстанавливает ход событий аналитик. — Поводом для паники послужило максимальное за последние десять лет падение китайских фондовых индексов — на 8,5—9,5%».

Фоном, определившим обвал рынка, по словам Беленькой, стало ужесточение государственного регулирования финансовых рынков и кредитно-денежной политики в масштабах китайской экономики.

Между тем аналитики «Финам» не преуменьшают серьезности толчка, повлекшего за собой падение фондового рынка. «Правительство Китая одобрило создание специальной комиссии по борьбе с нелегальными инвестициями в акции с целью предотвращения перегрева рынка», — говорит Ольга Беленькая. Эксперт подчеркивает, что опасность формирования мыльного пузыря в экономике КНР существует не первый день. И потому падение фондового рынка не может считаться спонтанным, признаки «нездоровья» он подавал в течение полугода. «За последние полгода китайские фондовые индексы взлетели в два раза, отношение капитализации к прибыли (P/E) превысило 30», — отмечает Беленькая.

Февральский прецедент с полным правом может быть назван «китайским синдромом». Причем не исключено, что он доберется и до России.

«Не так давно глава ФСФР Олег Вьюгин, комментируя вовлечение средств населения в инвестиции на фондовом рынке, предостерег от “китайского синдрома” — когда люди продавали квартиры и снимали все деньги
с депозитов, чтобы вложить их в акции», — напоминает аналитик «Финам».

Еще одним фактором, «отпустившим» рынок КНР, стал рост обязательных отчислений. Народный банк Китая
25 февраля 2007 года повысил ставку отчислений в Фонд обязательных резервов (ФОР) до 10%. Причем текущее повышение уже пятое по счету с июля прошлого года. Более того, ряд экспертов полагают, что до конца этого года произойдет еще трехкратное повышение норматива резервирования.

Китайское правительство предпринимает меры сдерживающей политики, пытаясь нивелировать эффект от перегрева экономики. На сегодняшний день темпы роста ВВП в Китае превышают 10%. «Всемирный банк прогнозирует замедление роста до 9,6% в 2007 году», — добавляет Ольга Беленькая.

Аналитики «Финам» подчеркивают отдаленные во времени последствия февральского кризиса для глобальных рынков. «Текущая ситуация в китай-ской экономике и на фондовом рынке отражается и на глобальных финансовых рынках. Так, замедление роста китайской экономики может сократить спрос на сырьевые товары, что грозит
снижением мировых цен на нефть и металлы», — считает Ольга Беленькая.

По мнению экспертов, фундаментальных причин для резкого торможения китайской экономики пока нет. Однако нельзя не принимать во внимание другие общемировые риски, актуальные на сегодняшний день. Такие риски, кроме прочего, приводят к снижению спекулятивной активности инвесторов.

Америка на грани спада

Значимы риски рецессии американской экономики. По словам бывшего главы Федеральной резервной системы Алана Гринспена, спад в американской экономике не только реален, но и весьма вероятен уже в конце этого года.

«Рецессия в экономике США в перспективе может отразиться и на экспорториентированной экономике Китая, — комментируют в «Финам». — Второй фактор риска состоит в общем ухудшении отношения инвесторов к акциям развивающихся рынков».

Причины такого ухудшения носят комплексный характер. С одной стороны, это и собственно резкое падение китайского фондового рынка. В данном контексте не стоит забывать о том, что в последнее время глобальные игроки часто рассматривали рынки Китая и США в тесной взаимосвязи.

С другой — возрастание геополитических рисков. Переждать неблагоприятный геополитический фон, используя наименее рискованные и наиболее консервативные финансовые активы, — решение если не выигрышное, то отнюдь не безосновательное.

Однако, по мнению аналитиков «Финам», время для серьезного рассмотрения такого сценария пока не настало. В этом их поддерживают и независимые аналитики.

«Речь может идти об обыкновенной коррекции китайского рынка акций после чрезмерного роста, а меры по ограничению его перегрева, предпринимаемые правительством, должны в перспективе оздоровить ситуацию», — приходит к выводу Ольга Беленькая.

Аналитик департамента бизнес-консультирования консалтинговой группы AIF consult Виктория Савицкая придерживается точки зрения, что тенденции, заданные азиатскими рынками, являются среднесрочными. Особое значение здесь приобретает не тот факт, что часть инвесторов, действовавших ранее на китайском рынке, приняли решение покинуть его, а результат — волнообразное падение на российском рынке, рынках США и стран ЕС. «Если цены на нефть начнут падать, то негативные явления на мировых фондовых рынках будут сильнее воздействовать на наш рынок; он станет менее защищенным, возможным окажется и отток капитала с российского рынка, что нам крайне невыгодно», — отмечает Савицкая.

Среди факторов, определивших негативную мировую конъюнктуру, она выделяет не только пресловутые проблемы экономики Китая, но и вероятность нового конфликта в Персидском заливе. «Есть мнение, что падение китайского рынка отразило политические моменты — например, то, что Китай импортирует нефть из Ирана. В случае нового конфликта поставки могут быть на время приостановлены. В дополнение ко всему все ожидают, что экономика США вступит в стадию спада. По крайней мере, на инвесторов подействовали заявления такого авторитета, как Алан Гринспен, который считает, что США по многим параметрам находятся на той стадии, когда рост сменяется рецессией», — заключает эксперт.

Усугубила ситуацию и макроэкономическая статистика США, косвенно подтвердившая выводы экс-главы ФРС.

Примечательно, что падение на фондовых рынках сопровождалось снижением цен на нефть: 26 февраля URALS стоила $56,24 за баррель,
27-го и 28-го — $56,18 и $55,29 соответственно. Далее тренд изменился, и показатели на 1 и 2 марта составили $57,08 и $57,82 за баррель.

Пострадавшие

Больше всего от падения рынка по-страдали акции «голубых фишек».

Котировки акций российских компаний реагировали на произошедшее и в течение всей следующей за обвалом недели. 5 марта тренд не изменился: акции «Газпрома» по итогам сессии снизились на РТС на 4,23%, на ММВБ на 4,18%. Акции РАО «ЕЭС» также уступили свои позиции, потеряв на РТС 4,82%, а на ММВБ 4,87%. Подешевели и бумаги «Роснефти» (на 4,61% на РТС) и ЛУКОЙЛа (на 2,56% там же).

Менее всего кризис сказался на акциях Сбербанка, причем на РТС их стоимость даже возросла на 0,28%. Последнее еще раз доказывает эффективность позиционирования этого банка, обеспечивающего при прочих равных условиях высокое доверие со стороны инвесторов.

Вместе с тем в немедленной реакции российского рынка на мировые тенденции аналитики видят лишь подтверждение эффективности рынка. «То, что наш рынок так быстро и гибко реагирует, говорит лишь о том, что он эффективен; котировки ценных бумаг, в том числе “голубых фишек”, сразу же отразили состояние рынка», — констатирует Савицкая.

Что касается прогнозов, то эксперт воздерживается от однозначной трактовки событий конца февраля: «Я думаю, что тенденция эта все же среднесрочная. Что касается китайской экономики, то с какой-то точки зрения все случившееся пошло ей на пользу. Если исходить из парадигмы, что рынок в случае рецессии нуждается в стимулирующей политике, а при перегреве — в сдерживающей, то все произошедшее в Китае — грамотный ход. Через некоторое время инвесторы снова заинтересуются развивающимися рынками — такова долгосрочная тенденция».

Впрочем, маловероятно, что в ближайшее время настроения инвесторов изменятся, а их капиталы в том же масштабе вернутся на emerging markets: китайские власти не устают подчеркивать, что многие внутренние проблемы экономики не разрешены. В числе их и экстенсивный рост, и несовершенство инфраструктуры. Не ясно, правда, подразумевается ли под последней инфраструктура финансовых рынков. Такой подход усиливает беспокойство инвесторов, ведь сокращение темпов роста китайской экономики может привести к значительному снижению цен на сырьевых рынках и тогда уже корреспондирующей волны падений на фондовых рынках мира трудно будет избежать.