Бесс, которая гуляла сама по себе

текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Она была долгожданным ребенком, но своим появлением на свет разочаровала и отца, и мать. В детстве ей никто, кроме учителей, не предрекал большого будущего и никто даже не думал, что этой рыжеволосой девочке, крещенной именем Елизавета, суждено будет войти в историю и прославиться как самой яркой представительнице династии Тюдоров, став последней венценосной особой этого королевского дома. Совсем еще молодой она взяла в свои хрупкие руки власть и крепко держала ее в течение почти 45 лет своего триумфального царствования, доказав, что женщина может править государством ничуть не хуже мужчины.

7 сентября 1533 года должно было стать самым счастливым днем в жизни английского короля Генри-ха VIII. Все предвещало, что в этот день он наконец-то обретет долгожданного законнорожденного сына, который в будущем унаследует его корону и прославит династию Тюдоров, плод страстной любви короля к красавице-фрейлине Анне Болейн, ставшей в начале 1533 года его второй женой. Ради этого Генрих аннулировал свой брак с Екатериной Арагонской, за 24 года супружества так и не подарившей ему наследника (из пяти детей венценосной четы выжил только один ребенок — принцесса Мария), пошел на разрыв с Папой Римским, не признавшим этот шаг, настроил против себя весь католический мир, провозгласив себя главой англиканской церкви и начав процесс секуляризации земель, и тем самым резко изменил ход истории Англии, вступившей в эпоху Реформации.

Однако вопреки ожиданиям короля, чаяниям молодой королевы, сладкоречивым обещаниям придворных врачей и астрологов тот день принес Генриху VIII страшное разочарование. Как только в королевском дворце в Гринвиче раздался крик новорожденного ребенка, нетерпеливому отцу сообщили две новости, как водится хорошую и плохую: младенец крепок и здоров, но это… опять девочка. Подавив горечь и теша себя надеждами на дальнейшее потомство от прелестной Анны, король все же устроил торжества по случаю появления на свет новой прин-цессы. А через несколько дней девочка была крещена и получила имя, которое через десятилетия и на века станет символом британской монархии и синонимом ее расцвета, — Елизавета.

Мачехи

Если юная принцесса когда-либо и чувствовала родительскую любовь, то лишь в первые два года своей жизни, пока отношения между ее родителями были хорошими. По злому року рождение Елизаветы стало началом конца ее матери. Анне так и не удалось подарить Генриху наследника, и, пробыв королевой Англии всего три года, она была обезглавлена по обвинению в колдовстве и прелюбодеянии. Сегодня историки сходятся во мнении, что обвинения эти оказались сфабрикованы: умная, честолюбивая и своенравная Анна Болейн хоть и не была покорной овечкой, но верность супругу хранила и ничего дурного против него не замышляла. Просто Генрих VIII разочаровался в ней и, видимо устав от любви-войны с непредсказуемой молодой супругой, решил жениться снова, на женщине, являвшейся полной противоположностью Анны, в надежде на то, что с третьей попытки он все-таки получит долгожданного наследника.

После казни матери Елизавета, как несколькими годами ранее и ее старшая сестра Мария, была лишена титула принцессы и многих сопутствовавших этому привилегий, в том числе права наследования трона, объявлена незаконнорожденной и отправлена в самый дальний угол королевского дворца — подальше от отца, не желавшего видеть перед собой живое напоминание о своей роковой страсти к Анне Болейн. Тем не менее, лишив девочку отцовской любви, Генрих VIII позаботился о том, чтобы ей, как и старшей сестре, дали превосходное образование, такое, которое получали все отпрыски королевской крови Великобритании. Надо сказать, что юная Елизавета рано обнаружила блестящие способности, чем не могла не радовать своих учителей и не восхищать окружающих.

Следующие десять лет английский королевский двор, равно как и вся Европа, с интересом наблюдал трагифарс под названием «Жены короля Генриха VIII». Не прошло и двух недель после казни Анны Болейн, как король женился вновь — на очередной фрейлине, Джейн Сеймур. Она-таки подарила ему долгожданного сына, будущего короля Эдуарда VI, но прожила после этого недолго, около двух недель.

Искренне оплакав третью по счету супругу, Генрих VIII, которому, судя по всему, понравилось жениться, принялся подыскивать себе новую партию. Его выбор пал на немецкую принцессу Анну Клевскую, чей портрет монарху очень приглянулся. Однако когда брачный договор был уже подписан и принцесса прибыла в Англию, выяснилось, что оригинал, мягко говоря, не соответствует изображению. Не желая ссориться с родственниками нареченной, а заодно и становиться посмешищем для всей Европы, Генрих VIII все-таки женился на Анне, правда, предпочитал жить с ней раздельно.

Этот брак продлился полгода и, что весьма удивительно, мирно распался в 1540 году, когда темпераментный король положил глаз на новую фрейлину — Кейт Говард, приходившуюся кузиной Анне Болейн и родственницей Елизавете. Полюбовно разведясь с Анной, Генрих VIII женился на Кейт. Всем была хороша его пятая жена, но только не отличалась пристойным поведением. Потому и прожила недолго. В 1542 году она была казнена по обвинению в измене, на этот раз вполне доказанной.

Шестой брак Генриха VIII с дважды вдовой Екатериной Парр наконец-то принес престарелому королю долгожданный покой. 31-летняя женщина окружила его вниманием и заботой, подарив британскому монарху три с половиной вполне счастливых года, последних в его жизни. Более того, Екатерина попыталась, насколько это возможно, нормализовать обстановку в королевском семействе: под ее влиянием ко двору была возвращена Елизавета, стали менее натянутыми отношения Генриха VIII с опальными дочерьми.

По острию кинжала

В январе 1547 года Генрих VIII скончался, свою корону, как и ожидалось, он завещал сыну — девятилетнему мальчику, ставшему королем Эдуардом VI. В случае его смерти бездетным по завещанию короля наследовать власть должна была принцесса Мария, а следом за ней — Елизавета.

В недолгое царствование Эдуарда VI Елизавета чувствовала себя более или менее безопасно, поскольку с братом, с которым она росла вместе, у нее складывались очень хорошие отношения. Но после его смерти в 1553 году, когда после неудачной попытки вне закона возвести на престол леди Джейн Грей к власти пришла ее старшая сестра Мария, положение принцессы усложнилось. Сестры никогда не были близки: по понятным причинам Мария, уже взрослой девушкой оказавшаяся свидетельницей развода родителей и женитьбы отца на Анне Болейн, Елизавету не любила. Более того, они невольно стали идеологическими противницами: воспитанную в католичестве Марию поддерживали сторонники католицизма, позиции которого сильно пошатнулись в Великобритании из-за реформ Генриха VIII, на дитя же Реформации Елизавету возлагали надежды британские протестанты.

Став королевой, Мария кострами и репрессиями принялась возвращать родную страну к католической вере, да к тому же собралась замуж за наследника испанского престола ультракатолика инфанта Филиппа. Это привело к тому, что в 1554 году в стране вспыхнуло восстание протестантов. Над головой Елизаветы сгустились тучи: дабы пресечь любые контакты опальной принцессы с заговорщиками, ее заключили в Тауэр. Продержав младшую сестру два месяца за решеткой, королева в преддверии свадьбы все же выпустила ее на свободу, но свободу весьма относительную: около года она содержалась под домашним арестом в одном из поместий.

В течение нескольких лет Елизавете пришлось жить вдалеке от столицы и вести себя тише воды ниже травы, демонстрируя лояльность и к венценосной сестре, уже заработавшей к тому времени прозвище Кровавой, и к проводимой ею политике. В 1558 году здоровье Марии ухудшилось. Скрепя сердце без- детная королева вынуждена была признать младшую сестру своей наследницей, вскоре после чего покинула этот мир.

17 ноября 1558 года у страны появилась новая правительница — Елизавета I Английская, добрая королева Бесс, как совсем скоро стали звать ее в народе. В наследство она получила не самое лучшее хозяйство: опустошенную еще отцом, а затем и двумя следующими монархами казну, резкие противоречия между британскими католиками и протестантами, то и дело грозящие перейти в вооруженные столкновения, сложные отношения Англии с соседними державами.

Замужем за Англией

У нее совершенно не было опыта, необходимого для управления государством. Зато был природный ум, превосходное ренессансное образование, врожденная твердость характера, который только закалился благодаря перенесенным в юности испытаниям. От родителей она унаследовала своеволие и упрямство, и так же, как они, умела добиваться своего. К тому же от Генриха VIII королеве достались недюжие дипломатические способности, а от Анны Болейн — красота, очарование и чисто женское умение правильно подавать себя и покорять тех, кто был ей в тот момент особенно нужен.

Став королевой, Елизавета первым делом приблизила к себе надежных людей, на которых могла положиться в своем еще весьма шатком тогда положении, и взялась за нормализацию религиозной обстановки в стране, избрав курс на постепенное возвращение протестантизма, гонимого в годы правления Марии Кровавой. В то же время она придерживалась довольно сдержанной и консервативной религиозной политики.

Естественно, не успела Елизавета взойти на трон, как и парламент, и Тайный совет начали настоятельно рекомендовать ей выйти замуж. Как известно, в брак Елизавета I так и не вступила, предпочтя навеки закрепить за собой двусмысленный титул королевы-девственницы, но тактику при этом выбрала превосходную: идя на уступки своим подданным, она в конечном счете делала по-своему. Десятилетиями королева пребывала либо в состоянии обручения, либо почти обручения. Она годами мучила претендентов на свою руку, среди которых были как иностранные особы королевской крови, так и ее британские воздыхатели, принимала их ухаживания, купалась в знаках оказываемого ей внимания, давала надежду, получала дипломатические преференции для своей страны… но в конце концов так и не связывала себя матримониальными узами.

Первой жертвой этой политики стал испанский король Филипп II, бывший когда-то мужем ее сестры, королевы Марии, и давно с интересом посматривавший на молодую своячницу. Потом в ее женихах числились эрцгерцоги Фредерик и Карл Габсбурги, шведский кронпринц Эрик, наследник французской короны герцог Франсуа Алансонский, затем Анжуйский, с которым Елизавета поставила рекорд почти десятилетней помолвки…

Почему Елизавета I так и не вышла замуж? Ответ на этот вопрос королева унесла с собой в могилу. На данный счет есть множество версий. Кто-то связывает ее решение с психологическими проблемами: мол, печальные судьбы большинства жен Генриха VIII, которым была свидетельницей маленькая принцесса, навсегда отвратили ее от брака. Версия других — врожденные физиологические дефекты, а также панических страх перед родами. Версия третьих — романтическая: королева в свое время не смогла выйти замуж за свою первую юношескую любовь — фаворита Роберта Дадли и из-за того навсегда отказалась от брака. Однако правильна, скорее всего, четвертая версия: она просто не хотела терять независимость и делить власть с кем-либо. Так или иначе, но с годами любимейшим ответом Елизаветы I на назойливые просьбы подданных выйти замуж стала емкая фраза: «Я замужем за Англией», а иногда и более откровенное высказывание: «Я бы предпочла быть одинокой нищенкой, чем замужней королевой». Впрочем, неприятие брака отнюдь не означало, что у Елизаветы не было сердечных привязанностей — были, и порой очень глубокие. И кстати, тот же Роберт Дадли, граф Лестер, возможно самый любимый и близкий ей человек, неоднократно предлагал своей королеве руку и сердце, но всегда получал вежливый отказ.

Голова кузины

Первый же год царствования принес молодой королеве первый вооруженный конфликт. В 1559 году в соседней Шотландии, где от лица своей дочери королевы этой страны Марии Стюарт, супруги французского короля Франциска II, правила истовая католичка Мария де Гиз, вспыхнуло протестантское восстание. В 1560 году Елизавете пришлось начать интервенцию в Шотландии. Посланная ею армия вместе с восставшими лордами одержала сокрушительную победу над католиками.

В том же году между английской и шотландской сторонами был подписан Эдинбургский мирный договор на весьма выгодных для Британии условиях. Правда, Елизавете так и не удалось добиться от Марии Стюарт, а она к тому времени овдовела и вернулась на родину, главной уступки — отказа от прав на английскую корону. А Елизавете и английским протестантам было чего опасаться: Мария, как и она сама, приходилась внучкой королю Генриху VII, но в отличие от Елизаветы, законность рождения которой многими подвергалась сомнению, кичилась своим вполне законным королевским происхождением. Впрочем, права на британский престол Марии Стюарт были формаль-ными, нелегитимными: в завещании Генриха VIII ее имя в списке возможных наследников не фигурировало. Тем не менее католическую королеву Шотландии поддерживала и Франция, и, хотя и не очень явно, Испания с Римом, а также некоторые приверженцы католичества в Шотландии и Британии.

Противостояние двух королев, легшее в основу многих художественных произведений, в которых, как правило, Елизаве-те I отводится не совсем справедливая роль злодейки, длилось почти 30 лет. До поры до времени благородные леди, подкладывая одна другой острые шпильки, более или менее ладили друг с другом, но закончилось все, как известно, трагически. В результате очередного протестантского восстания Мария была вынуждена искать прибежища в Англии, где стала не самой желательной гостьей, поскольку присутствие здесь экс-королевы провоцировало заговоры против существующего в стране государственного порядка. Затем она была заключена под стражу, однако заговоры, в которых, судя по косвенным данным, принимала участие и Мария, продолжались. Елизавета долго старалась относиться к кузине по-сестрински и несколько раз ценой неимоверных усилий отводила от нее удар. Но в 1586 году, когда был раскрыт очередной заговор, имевший целью убийство Елизаветы и возведение на престол Марии, ситуация накалилась до предела: Марию Стюарт судили и постановлением парламента приговорили к смерти. Отчаянно пытавшаяся избежать такого исхода королева после долгих сомнений все же завизировала это решение. Приговор привели в исполнение в начале 1587 года.

Но и жизнь самой Елизаветы на протяжении всего ее правления висела на волоске. Ее голова была лакомым кусочком для агентов Святого престола, обещавшего за нее и хорошие деньги, и отпущение грехов, да и в стране то и дело вспыхивали мятежи. Мало любила Елизавету и Испания, которую рыжеволосая королева постоянно стравливала то с Францией, то с другими европейскими государствами, например с Нидерландами, где шла война за независимость, всячески поощрявшаяся Елизаветой.

Пираты Ее Величества

В конце 60-х годов XVI века у Испании появился еще один повод для недовольства Англией. Елизавета I начала активную кампанию по поощрению торгово-разбойничьих рейдов британских моряков, объектами которых становились испанские торговые суда и побережья испанских колоний. Мало-помалу и господствовавшая на морях Испания была потеснена лишь совсем недавно, при Генрихе VIII, обзаведшейся королевским флотом Англией. Более того, с благословения Елизаветы Англия начала активную колониальную политику.

Терпение Филиппа II лопнуло в 1587 году, вскоре после смерти Марии Стюарт. К берегам туманного Альбиона двинулся крупнейший и, как казалось тогда всем, сильнейший флот Европы — Непобедимая армада. То, что произошло дальше, стало, говоря современным языком, настоящей сенсацией: английская нация сплотилась, флот пришел в боевую готовность и, воодушевляемый королевой, лично объезжавшей вооруженные силы, под руководством бравого корсара и мореплавателя сэра Френсиса Дрейка уничтожил две трети испанского флота.

Большая заслуга Елизаветы I еще и в том, что она заложила основы торговой мощи своей страны. Под ее покровительством было создано несколько зарубежных торговых компаний Англии: на Руси, которую в то время в западном мире называли Московией, в Прибалтике, Африке, Индии и на Ближнем Востоке.

И наконец, Елизавета, как, наверное, ни один монарх ни до ни после нее, умела превосходно ладить со своими министрами. Всех их она подбирала сама, и все они были не только надежными, но и незаурядными людьми, служившими ей не за страх, а за совесть. Естественно, между ними случались трения, и далеко не всегда мнение английской правительницы совпадало с мнениями ее советников. Но и против этого у Елизаветы было тайное оружие: безусловно, очень сильная и самоуверенная дама, она никогда не боялась показывать окружающим мужчинам свою женскую слабость, иногда даже бравировала ею… и побеждала.

С парламентом отношения складывались не столь гладко, но в целом вполне сносно. Королева демонстрировала желание сотрудничать и редко шла на открытые конфликты с парламентариями, однако строго-настрого ограничила их право решать финансовые и религиозные вопросы, а также вопросы престолонаследия.

И все же годы брали свое. Елизавета по-прежнему была блистательна и остроумна, любила танцы и различные увеселения, как и в молодости, ослепляла заезжих иностранцев пышностью двора и производила неизгладимое впечатление своими туалетами, в коих, несомненно, знала толк, оставалась интересной собеседницей, но, увы, была уже не так красива, как раньше, и появлялась на публике только под толстым слоем косметики. Более того, королева была очень слаба здоровьем, часто и много болела, а не успев выздороветь — принималась за новые государственные дела.

Однако, несмотря на возраст, ее сердце не хотело стареть и стремилось любить. Но старые поклонники умирали, а новые привязанности приносили только разочарования. Последняя из них кончилась трагически и, как считается, сильно укоротила дни Елизаветы. Незадолго до своей смерти ее любимый, верный и в то же время непостоянный граф Лестер представил ко двору своего пасынка — Роберта Девере, 19-летнего красавца, храброго воина и романтичного поэта. Юноша быстро привлек внимание Елизаветы, да и сам, похоже следуя примеру отчима, влюбился в стареющую королеву. Через несколько лет, оплакав своего дорогого Дарли, Елизавета сделала его пасынка членом Тайного совета и одарила титулом графа Эссекса. Но вместе с любовью королевы Роберт унаследовал от отчима резкую неприязнь к себе ее окружения. Надо сказать, что между королевой и ее молодым фаворитом складывались отношения, очень похожие на те, что десятилетиями раньше были у нее с Лестером, и характеризовались они весьма темпераментными, нередко прилюдными ссорами. Только вот Роберт-младший проявлял меньшую покорность своей королеве, чем его предшественник, а опытная Елизавета, хотя и привечала молодого человека, но не спешила слушать его советов. Поведение графа становилось все более неуправляемым. В 1601 го- ду он совершил непоправимую ошиб- ку — пошел на откровенное предательство, попытавшись поднять в Лондоне мятеж против Елизаветы I. За что был схвачен и казнен. Елизавета от этого удара так и не оправилась.

Следующие два года ее жизни прошли относительно спокойно. Все мысли придворных, да и самой королевы, были заняты, во-первых, поиском ей подходящего преемника (Елизавета не спешила назвать его имя), а во-вторых, попытками выйти из финансового кризиса, в который вовлекли страну возросшие расходы на оборону и несколько неурожайных лет.

В самом начале 1603 года Елизавета сильно простудилась, но долго не соглашалась лечь в постель, и в итоге горячка буквально свалила ее с ног. От этой болезни она, несмотря на все усилия придворных медиков, так и не оправилась и 24 марта, с трудом произнеся имя будущего короля Англии — Якова Стюарта, короля Шотландии, отошла в мир иной.