БОСС-экспертиза № 10 | 2006


Текст | Кристина ХУЦИШВИЛИ
экономический обозреватель

Прав ли был экс-глава ФРС США Гринспен, призывая обратиться к евро?

Единая валюта Европейского союза или американский доллар — на что ставят эксперты? Алан Гринспен — культовая фигура в американских экономических кругах, на протяжении 18 лет возглавлявший Федеральную резервную службу США, высказал точку зрения, согласно которой замедление роста экономики Соединенных Штатов — процесс временный. Доллар же, по его мнению, стремительно теряет позиции. В своем недавнем заявлении экс-глава ФРС подчеркнул, что инвесторы в последнее время используют евро в качестве средства сбережения. Подобная тенденция наблюдается не только в частном секторе, но и в государственном. Так евро или доллар — за какой из этих валют будущее, поинтересовались мы у российских специалистов…

«Очевидно, что поддержание фиксированных валютных курсов требует соответствующих резервов для покрытия отрицательного сальдо платежного баланса. Дефицит государственного бюджета и высокая государственная задолженность влекут за собой разнонаправленные последствия, — отмечает Олег Разлогов, экономический аналитик, генеральный директор консультационного бюро CAP Cons. — Дефицит государственного бюджета и соответствующие займы для его покрытия приводят к оттоку сбережений, направляемых на капиталовложения, снижая темпы экономического роста».

«Американская экономика в корне отличается от российской. У нас текущие сбережения населения и инвестиции —
два разных понятия. — продолжает эксперт. — У граждан в современных условиях остаются опасения по поводу стабильности нашей банковской системы. Между тем и для российской, и для американской экономики по-прежнему актуален другой фактор: поступление сбережений в банки не означает их автоматического вливания в реальный сектор. Мы все еще можем говорить о спекулятивных мотивах банков. Предполагается, что государственный займ — фактор, обеспечивающий снижение налоговых ставок, увеличивающий чистую прибыль. Однако необходимость государственных заимствований есть, и это влечет за собой рост процентных ставок. Как следствие, уменьшается возможность использования сбережений в качестве текущих инвестиций, что препятствует развитию реального сектора за счет привлечения заемных средств».

«Если государственный займ направляется на рост капиталовложений, то последние в будущем позволят получить прибыль. В условиях же реальной экономики они задействованы в качестве источника финансирования текущих расходов, — комментирует финансовый аналитик Наталья Терентьева. — Обычно в пользу дефицита государственного бюджета приводится такой аргумент: при сбалансированном бюджете он не может использоваться для регулирования экономики. При оценке социальных последствий дефицита государственного бюджета нередко обращается внимание на то, что он дает возможность перекладывать часть налогов на будущие поколения. Государственный займ уменьшает текущие налоги, но необходимость возвращать долги потребует от государства увеличения налогов в дальнейшем».

По мнению аналитика, во всем мире банковский институт привлечения депозитов и кредитования сдает свои позиции. Идет процесс снижения посреднической активности банков. В США только 30% финансовых потребностей удовлетворяется банками и 70% — рынками капиталов.

«Насколько мне известно, экс-глава ФРС заявил, что доллар теряет свое влияние на мировом рынке и доверие к валюте снижается. Между тем положение экономики США Гринспен охарактеризовал как стабильное, отметив, что фактор роста промышленного производства уже давно не является движущей силой ее
роста, — говорит Терентьева. — Кроме того, мы видим, что на мировых рынках доллар вновь падает. Это обусловлено как колебаниями процентной ставки, так и невысокими макроэкономическими результатами по итогам последних месяцев».

«Высказывание Гринспена — это своего рода индикатор. По большому счету, инвесторы не узнали ничего нового.
Но озвученная публично позиция известного и влиятельного человека, определявшего в течение многих лет политику ФРС, вызвала реакцию рынка. Как следствие, доллар на мировых рынках ускорил падение», — заключает консультант по валютным операциям, выпускница бизнес-школы Wharton Екатерина Кравченко.

Напомним, что на российском рынке американская валюта также ослабила свои позиции. Министерство торговли США обнародовало информацию о том, что ВВП страны по итогам III квартала укрепил свои позиции на 1,6% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. На фоне этого снижение курса доллара определили данные о серьезном росте импорта — с 1,4% до 7,8%.

«В начале этого года специалисты Standard & Poor’s заговорили о вероятности значительного снижения доллара на мировом валютном рынке. Действительно, дефицит платежного баланса США в прошлом году составил примерно $800 млрд, то есть около 6,5% от ВВП, — отмечает Кравченко. — Важную роль здесь играет фактор ожиданий. Если существуют ожидания того, что экономика перестанет справляться со столь внушительной величиной, то игроки продолжат избавляться от долларов и снижение курса не прекратится. Последствия высказывания Гринспена — еще один пример важности фактора ожиданий».

«Заявив об акценте экономических агентов на евро, Гринспен опустил курс доллара еще ниже, — дает свою оценку Олег Разлогов. — Разумеется, человек, руководивший ФРС в течение многих лет и завершивший свою работу только в начале этого года, имеет большой вес в обществе. Он не в первый раз говорит о том, что меры макрорегулирования ослабляют национальную валюту, но вместе с тем не отрицает, что, даже если политика станет более гибкой, ожидаемого влияния на объемы производства и другие показатели не будет. И это палка о двух концах».

По мнению эксперта, замедление темпов роста американской экономики —
объективное временное явление, обусловленное как внешнеполитической ситуацией, так и кризисом на рынке жилья.
В свою очередь колебание относительных цен на жилье тесно связано с различными параметрами экономики, в том числе и с процентной ставкой. В случае если наблюдается относительный рост цен на жилье, новое строительство будет пополнять фонд незанятого. Спрос же может зависеть от целого ряда факторов. Среди них — изменение процентной ставки, доходов граждан и многие другие. Основной фактор здесь — это все же реальная процентная ставка. Ее повышение стимулирует перераспределение ресурсов: инвестиции из реального сектора перетекают на рынок ценных бумаг.

«Американский фондовый рынок был и остается привлекательным для инвесторов. Биржевая торговля, получившая то воплощение, которое мы сейчас наблюдаем, это сугубо американский феномен. Четкая система финансовых институтов, инструментов, гибкая финансовая система, отвечающая многим макровызовам, тоже продукт американской экономики, — уверена Екатерина Кравченко. —
Гринспен подчеркнул: велика вероятность, что рано или поздно инвесторы полностью перейдут от долларов к евро и это вызовет немедленную реакцию рынка. От конкретного прогноза эксперт уклонился. И неудивительно, ведь поведение рынка в случае такого прогноза, исходящего от столь авторитетного специалиста, может оказаться непредсказуемым, как и иные, в том числе социальные, последствия. Но евро, какой бы хорошей задумкой ни была эта валюта, не имеет того «статуса» и доверия, той истории, которая характеризует доллар. Это субъективно, но не менее важно. Стоит хотя бы вспомнить о прецедентах европейских фальшивок.

Логичным будет предположить, что если интерес к американской валюте резко снизится, то произойдет быстрое перемещение капиталов с рынков развивающихся стран. Все же эксперты рекомендуют повременить с выводами.

По мнению Олега Разлогова, последнее заявление экс-главы ФРС противоречиво, как и многие предыдущие высказывания. «Алан Гринспен крайне влиятельная фигура в США. Как следствие, он редко балует публику искрометными высказываниями. Скорее наоборот: еще будучи главой ФРС, он был крайне осторожен в своих оценках. Возможно, из-за вероятности реакции рынка, возможно, из собственных соображений. Таким образом, если Гринспен, условно говоря, констатирует тот факт, что будущее за евро, значит, у него есть на то веские основания. Маловероятно, что эта позиция была озвучена случайно, мы говорим об очень опытном и осторожном политике. И то, что он уже не возглавляет ФРС, ничего не меняет», — считает он.

«Вопрос о том, вытеснит ли евро доллар и какой будет скорость этого процесса, интересен, но в целом заявления чиновников и других публичных фигур на тему пессимистических перспектив доллара пугают, похоже, более всего обычных граждан, — замечает Наталья Терентьева. —
Скорее всего, тенденция к снижению курса доллара останется, но резкие скачки маловероятны. Соответственно маловероятен и отток капитала. По-видимому, рядовые американцы на время сменят приоритеты и сделают выбор не в пользу текущего потребления, а в пользу будущих сбережений».

С точки зрения Олега Разлогова, американская макроэкономическая политика может считаться воплощением так называемого сценарного метода госрегулирования. «Под сценарием здесь подразумевается некая сформированная картина будущего, — комментирует руководитель консультационного бюро. — Те параметры, о которых мы говорим сейчас или, к примеру, говорили несколько месяцев назад, — это та база, от которой мы отталкиваемся. В данном случае мы видим, что ослабление позиций доллара объективно, это один из факторов, приводящий к желаемому или прогнозируемому результату. Слабый доллар на сегодняшний день единственный приемлемый выход для американской экономики. Переход к евро наметился уже давно, но отсюда не следует, что инвесторы в одночасье откажутся от доллара. Это процесс поступательный, и кризиса такого рода вряд ли стоит ожидать в ближайшем будущем».

Специалист в области валютных рынков Екатерина Кравченко излагает свое видение ситуации: «Интересно, что высказывания Гринспена в последнее время касаются не только американской экономики. Была озвучена позиция, согласно которой российская экономика находится в очень неутешительном положении. По мнению экс-главы ФРС, мы страдаем не только от “голландской болезни”. И валютный рынок для нас — это некая панацея. Центральный банк должен увеличить валютные резервы. Между тем заявления Гринспена порой противоречат сами себе. Критикуя параметры экономики, финансовую систему, институциональных инвесторов, он не забывает напомнить о том, что доллар выстоял в период экономических потрясений и стал символом благополучия и процветания. Как следствие, любые колебания возможны и даже вероятны, но это не повод для полного вытеснения американской валюты с мирового рынка. Сейчас евро и доллар не в полной мере конкуренты. Один укрепляется, другой сдает позиции, но данный процесс обусловлен многими факторами, и вероятность резкого движения на рынке минимальна».

Финансовый аналитик Наталья Теренть-ева делает следующий прогноз относительно дальнейших тенденций рынка: «По всей вероятности, доллар продолжит снижение. Инвесторы действительно начинают в значительной мере интересоваться евро. Бюджетный дефицит США велик, но эта проблема существует уже на протяжении нескольких лет. Некоторое время назад велись разговоры о том, что инвесторы вскоре перестанут видеть смысл во вложениях в американские ценные бумаги, поскольку в Европе это в полтора-два раза выгоднее. Что же касается потребителей, то, на мой взгляд, вполне приемлемо хранить свои сбережения в рублях. Можно разделить их на части: половина в национальной валюте, половина в евро и долларах в удобной для вас пропорции».

По словам Олега Разлогова, чрезмерное укрепление евро на фоне слабеющего доллара не может быть выгодным ни для одной из сторон. «Европейский центральный банк ослабит процентные ставки, в случае если будут основания думать, что крепкий евро негативно отражается на экономиках стран еврозоны. Так что интерес здесь не односторонний», — полагает он.

Эксперты сошлись во мнении, что падение доллара — это прямое следствие мер, предпринимаемых администрацией Буша. Бюджетный дефицит, государственный долг, ожидания, во многом подогревающие рынок, остаются проблемами американской экономики. «Через несколько лет они если не разрешатся, то по крайней мере станут менее острыми. Тогда доллар постепенно снова пойдет вверх, и выделять лидера в паре “евро — доллар” не будет никакого смысла», — считает Терентьева.

Олег Разлогов в свою очередь отмечает, что российская экономика уже в силу структуры экспорта ориентируется на евро. «Доллар ослабляет позиции, но наша экономика остается экспорториентированной. А значит, важны тесные связи со странами еврозоны. В Юго-Восточной Азии, в Китае ситуация иная: там курс доллара зафиксирован по отношению к национальной валюте, — продолжает эксперт. — Что касается нас с вами, то тут, скорее всего, оптимальный вариант — это вложения в рублях. Они менее рискованны. Также разумным будет препоручить заботу о себе управляющей компании и вложиться в ПИФ. Риски выше, но и доходность соответствующая».

«Предсказать, какая из валют окажется в конечном счете более привлекательной, сложно. Слишком много макроэкономических факторов играют в этом не последнюю роль. Между тем мы постоянно говорим о проблемах экономики США и забываем, что у стран Европы тоже не все в порядке по основным показателям», —
заключает Екатерина Кравченко.