Вячеслав НИКОНОВ: у меня много разных «шляп»


Беседу вел Александр Полянский

Вячеслав Никонов, один из крупнейших отечественных политологов, стоявший у истоков формирования политической науки в нашей стране как таковой, недавно отметил 50-летие. Сегодня, как и раньше, он занимается самыми разными политологическими проблемами и весьма активно участвует в текущем политическом процессе, в частности в идеологических разработках для Кремля.

— Вячеслав Алексеевич, как вы оцениваете расклад сил на прошедших в начале октября выборах в регионах?

— Как вполне закономерную победу «Единой России» практически по всему фронту. Партия Жизни и ее новые союзники если и отвоевали голоса, то скорее у ЛДПР, Дмитрия Рогозина и
у «против всех».

— А с чем связан послевыборный скандал, который устроил Сергей Миронов?

— Партии, не выигрывающие выборы, всегда говорят о беспрецедентном давлении на них со стороны административного ресурса. Это рациональное политическое поведение.

— Можно ли считать состоявшиеся выборы прообразом грядущих думских?

— Полагаю, что да. По крайней мере состав партий, которые окажутся в новой Думе, можно предсказать с очень высокой степенью вероятности.

— Как вы объясняете феномен двух партий власти?

— Электорат Путина больше, чем электорат «Единой России». За нее не голосуют те сторонники президента, которые считают ее слишком либеральной и прозападной. Этих избирателей и «подберет» новая партия. В противном случае у коммунистов и националистов был бы шанс даже на большинство в следующей Думе.

— Есть ли у партийного объединения, лидером которого становится Сергей Миронов, шанс улучшить позиции к думским выборам?

— Шанс улучшить что-либо всегда есть. Блок трех партий пока разнороден, и ему еще нужно состояться как партии. Многое будет зависеть и от того, удастся ли привлечь узнаваемых лидеров, в том числе и в регионах, как это произошло в Самаре, где на выборах мэра победил лидер местного отделения РПЖ Виктор Тархов, популярный в прошлом предисполкома области. Объединенная РПЖ пройдет в Думу, но об успехе, сопоставимом с успехом «Единой России», говорить не придется.

— В какой мере осуществляемая вот уже несколько месяцев антикоррупционная кампания связана с наступлением нового федерального выборного цикла?

— Все, что происходит накануне выборного цикла, так или иначе связано с выборным циклом…

— Есть ли в этой кампании собственное содержание?

— Разумеется. Коррупция — одна из острейших проблем российского общества.

— Некоторые эксперты считают, что коррупция является инструментом перераспределения ресурсов в российском обществе.

— Очень странный механизм перераспределения — дополнительные ресурсы получают чиновники, а не малообеспеченные граждане.

— Власти порой демонстрируют успешные примеры борьбы с коррупцией. Так, конкурс на вакантные должности московских судей резко уменьшился после известия о том, что за судами стали присматривать органы ФСБ.

— Этот и другие примеры показывают, что коррупция отнюдь не неизбывное зло.

— Но настроена ли власть бороться с коррупцией всерьез?

— Президент, безусловно, настроен. Ему предстоит создать для этого механизмы в исполнительной власти, пока их недостаточно.

— Отставка генерального прокурора Устинова, вернее перевод его на другую должность, многими связывалась с покровительством со стороны прокуратуры некоторым коммерческим структурам, торгующим импортной мебелью… С этим же связана и последовавшая затем чистка прокуратуры и ряда силовых структур.

— Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть этой причинно-следственной связи. Насколько мне известно, уход Устинова связан с его конфликтом с рядом влиятельных приближенных Путина. Да и особых заслуг в борьбе с коррупцией у него действительно не было.

— Некоторые аналитики высказывали мнение, что перевод Устинова на менее значимую должность имел целью ослабить влияние сложившегося в высшей власти триумвирата: Сечин, Лужков и Устинов.

— Думаю, что эту гипотезу выдвигают для компрометации Лужкова — более ни для чего.

— На чьей вы стороне в дискуссии о концепции суверенной демократии?

— Меня совершенно не коробит такое словосочетание. Чаще всего оппоненты этой концепции недовольны приставкой «суверенная» к слову «демократия». Есть, мол, демократия как таковая, а любые определения и эпитеты затушевывают ее фактическое отрицание. Но политической теории известно множество разновидностей демократии, которые описываются различными прилагательными: военная, прямая, представительская, охранительная, развивающая, партиципаторная и т. д. Термин «суверенная демократия» ничуть не хуже других.

«Суверенная демократия» — это концепция, которая предполагает создание в России демократического государства, сохраняющего независимость во внешних и главенство во внутренних делах.

— С вашего разрешения перейдем к внешней политике. Многие считают, что саммит «большой восьмерки» оказался для нас не слишком успешным. Участники саммита оказались не слишком склонными согласиться на российские предложения в сфере энергетической безопасности. Нас даже не приняли в ВТО…

— Знаете, перед саммитом и во время него меня поражало олимпийское спокойствие Кремля. Ожидания никак нельзя было назвать завышенными.

Американское аграрное лобби и предвыборные соображения атакуемой оппозицией республиканской администрации Буша не позволили состояться согласию Вашингтона на вступление России в ВТО.
И теперь это дело может здорово затянуться.

Грузия уже открыла ящик Пандоры: заявила о намерении передоговариваться с Россией. Не исключаю, что примеру Тбилиси последуют и другие страны.
А если Украина окажется в ВТО хоть на минуту раньше нашей страны, то о членстве придется забыть: торговые переговоры с Киевом могут вестись вечно.

У «большой восьмерки» устойчивая репутация «клуба жирных котов». Россия внесла большой вклад в улучшение имиджа G8 — и с помощью итоговых документов, и с помощью приглашения в Стрельну лидеров Китая, Индии, Бразилии, Мексики, ЮАР.

После того как Путин и британский премьер Тони Блэр выступили за расширение «восьмерки», превращение ее в «девятку», «десятку» и так далее становится вопросом времени, как бы ни сопротивлялись этому американцы, которые в принципе не любят не подконтрольные им организации.

— Как вы оцениваете политику России по отношению к Грузии?

— Как адекватную действиям грузинской стороны.

Риторика Михаила Саакашвили в отношении России оставила далеко позади словесные эскапады Уго Чавеса или Фиделя Кастро в адрес США. При этом в Южной Осетии и Абхазии все настойчивее звучат голоса в пользу окончательного размежевания с Тбилиси.

Ни один из грузинских политиков не сможет признать независимости Южной Осетии и Абхазии, но никто из осетин или абхазцев даже в кошмарном сне не может себе представить после страшных войн 90-х и нынешних действий Саакашвили возвращение де-факто в состав Грузии.

Ни для кого не секрет, что Саакашвили всегда действует как минимум после консультаций со своими покровителями —
«крышей», как назвал их президент Путин. Ситуация выглядит взрывоопасной. На Западе немало желающих втянуть нас в войну, представив ее как нападение «тоталитарной российской империи» на «свободолюбивую грузинскую демократию». Тем самым можно решить массу соблазнительных задач. Например, втянуть Москву в нескончаемую войну на Кавказе, дестабилизировав заодно и российскую часть Кавказа.

Впрочем, за рубежом есть и «партия мира», представленная в первую очередь сторонниками бесперебойного функционирования нефтепровода Баку — Джейхан.
Но если пойдет пальба, будет не столь существенно, какая «партия» сильнее.

— Что в этой ситуации делать России?

— Не бросать на произвол судьбы осетин и абхазцев, большинство из которых к тому же являются гражданами нашей страны. Мы обязаны защитить права меньшинств на территории Грузии, и прежде всего их право на жизнь.

Военные приготовления Грузии приобретают все более зримый характер, ее военные возможности с американской помощью в последнее время заметно выросли. Режим Саакашвили становится все более жестким, что, в частности, проявилось в исчезновении оппозиционных электронных СМИ, изменениях конституции в сторону усиления прерогатив президентской власти, ликвидации аджарской автономии.

«Партия войны», безусловно, доминирует в грузинском правительстве. К тому же сам Саакашвили за счет шовинистической волны стремится стимулировать рост своей популярности, которая не подпитывается результатами в социально-экономической сфере.

Москва ни в коем случае не должна позволять втянуть себя в войну. Для этого ей нужно не сокращать, а, наоборот, усиливать свое военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии: слабость всегда приглашение к агрессии. У Саакашвили не должно быть даже малейшей иллюзии относительно возможности решить конфликты в свою пользу с помощью силы.

— Как вы оцениваете ситуацию, складывающуюся в Украине после выхода «Нашей Украины» из правительственной коалиции?

— Учитывая критику этих действий со стороны Ющенко — как серьезный разлад в партии президента. Ющенко, имевший репутацию жестко идеологического политика, возможно, становится большим прагматиком и сторонником стабильности.

Хотя его курс на евроатлантическую интеграцию сохраняется. А чего стоит указ о признании бендеровцев ветеранами войны! Уж либо траурные речи в Бабьем Яру, либо бендеровцы, которые, собственно, и расстреливали. Мое ощущение — «Наша Украина» себя маргинализирует, и следующий избирательный цикл пройдет под знаком соперничества Виктора Януковича и Юлии Тимошенко.

— Есть ли шанс возобновить объединительный процесс с Белоруссией?

— Нынешняя политическая элита Белоруссии не готова жертвовать своим положением ради объединения. Лукашенко может заняться реальным объединением только в обмен на выигрышное положение в объединенной политической элите. Этого ему предоставить никто не готов.

— Вопрос о ваших профессиональных устремлениях. Сегодня вы глава фонда «Политика»…

— Не только. У меня много разных «шляп». Так, впрочем, было всегда. Помимо фонда «Политика» это фонд «Единство во имя России» — один из аналитических центров «Единой России», а также ряд других структур.

— А как вообще вы пришли в политическую науку?

— У нас дома много говорили о политике, поэтому ничего удивительного. Я в детском возрасте знал фамилии президентов, премьеров и министров иностранных дел большинства стран мира…
— Вы ведь, можно сказать, отец советской политологии? Именно вы еще в

советские времена готовили решение о придании ей официального статуса?

— Да, работая в ЦК КПСС в конце 80-х годов, я готовил постановление о политологии, которым предусматривалось, в частности, образование соответствующих академических специальностей, появление ученых степеней по политическим наукам…

— И какое у вас впечатление о развитии этого научного и прикладного направления?

— Достигнуты успехи. Особенно они заметны в сфере политических технологий. Сегодня уровень наших политтехнологов не уступает уровню их западных коллег, которые оттачивали мастерство десятилетиями. А сама политология перестала быть бранным словом, как в советские времена.

СПРАВКА “БОССа”

Вячеслав Алексеевич Никонов – известный российский политический аналитик и политик.

Родился 5 июня 1956 года в Москве. Внук
В.М. Молотова. Окончил исторический факультет МГУ, работал на кафедре новой и новейшей истории, был секретарем комитета ВЛКСМ, секретарем парткома исторического факультета. В 1981 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Борьба течений в Республиканской партии США в 1964—1968 гг.». В 1989 году стал самым молодым доктором исторических наук в СССР. Тема докторской диссертации — «Идейно-политическая эволюция Республиканской партии США после Второй мировой войны». В том же году был переведен на работу
в ЦК КПСС в качестве инструктора, а затем заведующего сектором идеологического отдела. С 1991 года — помощник руководителя аппарата президента СССР. После августа 1991 года — помощник председателя КГБ СССР.

С 1992 года — советник департамента политических и межнациональных проблем Международного фонда экономических и социальных реформ (фонд «Реформа»), преподавал в Калифорнийском технологическом институте (США). В апреле 1993 года совместно с группой политических консультантов (Г. Сатаров,
А. Мигранян, А. Салмин) организовал и возглавил фонд «Политика». В мае 1993 года выступил инициатором создания Клуба-93.

В 1993 году избран в Государственную думу по федеральному списку Партии российского единства и согласия (ПРЕС). Занимал пост председателя подкомитета по международной безопасности и контролю над вооружениями Комитета ГД по международным делам. С января 1995 года — заместитель председателя Комиссии Госдумы по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике.

В 1996 году — заместитель председателя Координационного комитета Общероссийского движения общественной поддержки Б.Н. Ельцина на выборах президента РФ.

В 1997—2001 годах был членом Политического консультативного совета при президенте РФ, Комиссии по правам человека при президенте РФ, экспертного совета Комиссии при президенте РФ по противодействию политическому экстремизму.

В настоящее время — президент фонда «Политика», Фонда «Единство во имя России» и Клуба-93; вице-президент Ассоциации центров политического консультирования; член Совета Общественной палаты РФ, председатель Комиссии ОП по международному сотрудничеству и общественной дипломатии; член президиума Совета по внешней и оборонной политике, правления фонда «Российский общественно-политический центр»; заведующий кафедрой истории и политологии Международного университета в Москве; член Экспертного клуба Первого канала; главный редактор журнала «Стратегия России»; заместитель председателя редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике».

Автор более 500 публикаций, в том числе десяти книг:

– От Эйзенхауэра к Никсону: из истории Республиканской партии США. М.: МГУ, 1984.

– Афера «Иран-контрас». М.: МГУ, 1987.

– Республиканцы: от Никсона к Рейгану. М.: МГУ, 1988.

– Консервативный манифест: политическая философия ПРЕС. М., 1994.

– Эпоха перемен: Россия 90-х глазами консерватора. М., 1999.

– Современная российская политика // Курс лекций под ред. В.А. Никонова. М., 2003.

– Политика в современной России // Курс лекций под ред. В.А. Никонова. М., 2005.

– Россия в современной политике // Курс лекций под ред. В.А. Никонова. М., 2005.

– Молотов. Молодость. М., 2005.

– Код политики. М., 2005.