Евгений ГАВРИЛЕНКОВ: вернуться к базовым принципам


Беседу вел Леонтий Букштейн

Стабилизационный фонд, «нефтяные» деньги и бюджет — в этом треугольнике сегодня вращаются все дискуссии по поводу будущего страны, становящейся не просто экономически устойчивой, но и по-настоящему богатой. Только богатство ее рядовыми гражданами ощущается все еще недостаточно. Почему? На эту тему наш корреспондент попросил высказаться директора Института макроэкономических исследований и прогнозирования Высшей школы экономики Евгения Гавриленкова.

— Евгений Евгеньевич, разделение бюджета на «обычный» и «нефтяной» — это, на ваш взгляд, актуально для страны?

— Я думаю, такое разделение — крайне важная задача, но в данное время речь не идет о бюджете 2007 года, который уже был представлен в августе. А что касается непосредственного отделения «нефтяных» денег от всех иных, то пока что в электронном виде, на сайте Минфина, вывешена только общая версия концепции того, как это нужно бы делать. Все это важно в плане открытости информации о том, на какие средства мы живем, какова реальная доля нефтяного сектора в наполнении нашего бюджета, насколько мы зависим от конъюнктуры нефтяного рынка. Теперь Минфину предстоит работа в течение нескольких месяцев, он должен определить, какие принципы заложить в бюджетную политику, с тем чтобы не допустить популистского наращивания расходования нефтяных доходов в последующие годы.

— А как быть со Стабфондом? Тра-тить — значит раскручивать инфляцию. Не тратить — значит вкладывать средства в ценные бумаги других государств. Вариантов нет? Например, переоснастить современным оборудованием отечественную науку, затратив очень малую часть нефтяных денег…

— Согласен, аппаратуру ученым покупать надо. Осмелюсь даже высказать такую мысль, что и дороги нужно строить, а у нас финансирование на эту извечную российскую беду почему-то стало сокращаться… Плюс необходимость улучшения подвижного состава железных дорог, плюс кондиционирование метрополитенов, где сейчас уже невозможно дышать… Все это требует средств, в том числе и бюджетных.

— Так как же убедить тех, кто сидит на нефтяном денежном мешке?

— Проблема не с теми, кто сидит на нефтяном денежном мешке, как вы выразились. Проблема с теми, кто управляет теми, кто сидит на этом мешке. Если мы посмотрим на то, как эволюционировала расходная часть бюджета за предыдущие годы и на что направлялись бюджетные средства, то увидим: как такового реального увеличения расходов на науку не произошло. На здравоохранение тоже.

Самый большой рост расходов в процентном отношении к ВВП пришелся на содержание бюрократии. Число чиновников, разного рода инспекторов и тому подобных лиц растет постоянно и значительно. В прошлом году чуть ли не
на 11%, а в этом году, как предполагается, и вовсе на 13%.

Следующий по значимости рост расходов — силовые структуры. Доля расходов на них по отношению к ВВП увеличилась в два раза. Причем хочу подчеркнуть: большая часть средств ушла не на оборону, а на бюрократически-правоохранительные органы. В то же время не наблюдается улучшения положения с преступностью, коррупцией и т. д. Количество зарегистрированных преступлений устойчиво растет, количество же раскрытых преступлений более или менее стабильно. Это говорит о недостаточной эффективности произведенных расходов. Численность сотрудников увеличивается, тогда как заработная плата каждого взятого в отдельности остается прежней. А значит, нет стимула работать лучше.

Административная реформа вылилась просто в увеличение количества разного рода структур, большую занятость управленцев, разрастание взаимных связей и, как следствие, в падение эффективности. В подобных обстоятельствах, думаю, можно говорить о том, что если бы не было такого разрастания чиновничества и всяческих структур, то на дороги и приборы ученым оставалось бы гораздо больше.

— А как же просчитать эффективность работы всех и всяческих управляющих ведомств?

— Существует следующий подход. Статистическое ведомство дает динамику ВВП по видам деятельности. Среди рассматриваемых статей — государственное управление, обеспечение национальной безопасности и т. д. И есть рост добавленной стоимости, иначе говоря, показатель роста ВВП, произведенного в этом секторе, и число занятых в данной сфере. Вот делите одно на другое и получите снижение производительности труда за последние четыре года на 8—9%.
А уровень коррупции, скорее всего, прямо пропорционален (возможно, с каким-то коэффициентом) числу чиновников.

— А ваш рецепт, как надо бы делать то, что мы сейчас обсуждаем?

— В свое время, в 2000 году, Центром стратегических разработок под руководством Германа Грефа была достаточно глубоко и хорошо прописана стратегия развития страны до 2010 года. Мне кажется, она была и грамотной, и позитивной. Основной ее посыл — снизить административные барьеры, упростить бизнесу вхождение в рынок товаров и услуг. По ней даже отчасти стали работать. Оттуда пошла и идея оформления документов в «одном окне», и другие полезные вещи. Но потом, как водится, начались трансформации. Вот и рецепт: нужно вернуться к базовым принципам.