Вступать или не вступать


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ журналист-международник

Наверное, не будет преувеличением сказать, что большинство россиян довольно смутно себе представляют, что это за зверь такой — Всемирная торговая организация и почему нам так уж необходимо в нее вступить. Однако тема периодически всплывает в СМИ, о ней рассуждают чиновники, обещая, что еще чуть-чуть и мы уже там, в этой самой ВТО. Так когда же наступит это светлое будущее и зачем оно, собственно, нужно России?

Комиссии, подкомитеты, переговоры и продолжительные заграничные командировки чиновников — многим именно это кажется единственной целью, с которой Москва ведет диалог по поводу присоединения к ВТО. И это все больше становится похоже на правду. Во-первых, вступать в ВТО на условиях, которые ставят сейчас России, было бы просто неразумным, а во-вторых, не так уж, похоже, нам туда и надо. В то же время нужно признать, что Россия проделала серьезную работу, сумев заключить соглашения с 58 странами, и теперь осталось только четыре государства, не одобрившие вступления РФ в ВТО.

Было бы странно и, наверное, даже несколько обидно, если бы главным препятствием на безоблачном пути российской экономики в ВТО оказались бы не Соединенные Штаты, а скажем, Ботсвана. И США не обманывают ожиданий. Обе стороны — и Москва, и Вашингтон — бодро рапортуют, что, по их мнению, перспективы достижения соглашения между Россией и Соединенными Штатами более чем радужны, но стоит разговору зайти о конкретных сроках или мерах, как сразу же высокопоставленные чиновники теряются и начинают бормотать что-то невразумительное.

Российская сторона сначала брала за ориентир март следующего года, затем все чаще стал мелькать еще более приблизительный срок — первая половина 2007 года, а сейчас уже и о нем говорят без былой уверенности. И на это есть действительно серьезные причины, ведь США отказываются одобрить вступление России в ВТО отнюдь не без оснований.

Претензии выдвигаются на любой вкус и цвет. Одни утверждают, что камень преткновения — категорическое нежелание Москвы допустить на свою территорию филиалы западных банков. Другие считают, что виной всему недостаточные усилия РФ по защите интеллектуальной собственности. На худой конец, можно сослаться на разногласия по дотированию сельского хозяйства или торговые барьеры. И правы окажутся все. Пожалуй, по поводу каждого из этих пунктов сторонам предстоят переговоры, сроки окончания которых может предсказать только чрезвычайно опытная кассандра.

Банковский вопрос — одновременно и самый ясный, и самый запутанный.
С одной стороны, вполне понятно
нежелание российских властей впускать в этот сектор западных игроков: подавляющее большинство доморощенных банков вряд ли выдержит конкуренцию со стороны западных гигантов, имеющих колоссальный опыт работы на зарубежных рынках. Но с другой стороны, процесс этот, скорее всего, неизбежен, и проблема только в том, какими темпами будет происходить проникновение иностранных банков в Россию. Уже сейчас в РФ действуют —
и, кстати, чрезвычайно успешно — российские «дочки» западных банков, так что дверь, можно сказать, уже приоткрыта.

Единственный, пожалуй, вопрос, при обсуждении которого необходимо помнить, что «за нами Москва», — сельское хозяйство. И это понимаем не только мы. Практически все страны, входящие в ВТО, тем или иным способом поддерживают национальный сельскохозяйственный сектор.

Тема интеллектуальной собственности стоит немного особняком. Вряд ли найдется смельчак, отважившийся бы утверждать, что проблема
пиратства в России сколько-нибудь успешно решается. Подделывают и незаконно копируют все: аудио- и видеодиски, кассеты, программы и много еще чего другого, к тому же в масштабах, перед которыми выпуск лицензионной продукции кажется бледной тенью. Безусловно, пиратство существует и на Западе, но здесь не пройдут излюбленные российские ответы из серии «Зато у вас негров вешают». Беда в том, что у нас так и не привилась культура уважения прав интеллектуальной собственности. Причем не только среди рядовых потребителей, которые до сих пор не могут взять в толк, зачем покупать лицензионную продукцию, если на ближайшем развале можно приобрести «то же самое» вдвое-втрое дешевле. Подобные настроения, похоже, царят и во властных коридорах. Так, например, западные эксперты уже не в первый раз говорят о том, что российские чиновники негласно поддерживают один из крупнейших в мире сайтов по распространению музыки, созданный отечественными «умельцами».

Надо признать, российские власти не сидят сложа руки и наносят неуступчивому Вашингтону довольно чувствительные ответные удары. Еще летом глава Министерства экономического развития и торговли РФ Герман Греф прозрачно намекнул, что если Соединенные Штаты не будут сговорчивее и к концу ноября не подпишут с Россией протокол о вступлении в ВТО, то Москва примет меры. Среди них он, например, указал возможное введение запретительных пошлин на импорт мяса из США. Угроза весьма серьезная, если иметь в виду объемы этого импорта — в частности, знаменитые «ножки Буша» до сих пор занимают очень солидную нишу на российском рынке.

Позднее игра пошла на излюбленном российском поле — энергетическом. Первый звонок прозвучал из Министерства природных ресурсов: было принято решение отозвать положительное заключение по проекту «Сахалин-2», в котором, кстати, принимают участие только зарубежные компании: британо-голландская «Ройял Датч — Шелл» и японские «Мицубиси» и «Мицуи». Это еще не касалось напрямую Соединенных Штатов, но наверняка могло навести на некоторые размышления. И уж совсем все ясно стало во время поездки Владимира Путина во Францию в конце сентября для участия в трехстороннем франко-германо-российском саммите. Там российский президент сделал заявление, которое многие сочли сенсационным: Москва готова переориентировать поставки газа Штокмановского месторождения с Соединенных Штатов на Европу, в первую очередь Германию.

В случае если все противоречия с Вашингтоном будут разрешены, на пути России в ВТО останется сущий «пустяк» —
договориться с рядом менее крупных стран, в том числе с Грузией и Молдовой. И здесь может начаться самое интересное.

Шансы найти понимание у молдавской стороны у Москвы еще есть. Несмотря на все расхождения, негласную поддержку Россией непризнанной Республики Приднестровье, Кишинев вряд ли станет отчаянно сопротивляться вступлению России в ВТО. Скорее всего, будет достаточно нескольких незначительных шагов навстречу, например заморозки программы гармонизации законодательств Приднестровья и РФ или просто отхода от столь откровенной поддержки Тирасполя. Возможно, стоит лишь не так педалировать тему приднестровского референдума, его привязки к определению статуса сербского края Косово, и кишиневские власти окажутся куда более сговорчивыми.

С Грузией дела обстоят гораздо сложнее. Хотя многие утверждают, что если Москва договорится с Вашингтоном, то и Тбилиси не станет противиться вступлению РФ в ВТО, в действительности все может обернуться иначе. Да, несомненно, политика Грузии сегодня во многом зависима от советов и рекомендаций Соединенных Штатов, но есть тонкости, которые почему-то зачастую не учитываются. Во-первых, даже если Россия и заручится поддержкой США, то это ни в коем случае не означает, что Вашингтон тут же начнет оказывать давление на грузинскую сторону, с тем чтобы она подписала соглашение с Москвой о вступлении в ВТО: Америка не настолько заинтересована в присоединении РФ к этой организации, чтобы предпринимать подобные усилия. А во-вторых, возможное заключение соглашения с США не снимает проблем в российско-грузинских отношениях, которые с каждым днем скатываются если не к настоящей, то уж точно к полномасштабной «холодной войне».

На этом фоне нервозность российских властей, спешащих во Всемирную торговую организацию, выглядит довольно неуместной. Бесспорно, вступать в ВТО
надо — отрицать, что мировая экономика все больше подвержена глобализации, просто бессмысленно. Но, скорее всего, присоединение к этой организации стало бы намного менее болезненным процессом, если бы Москва демонстрировала меньше заинтересованности. И кто знает, может быть, тогда немногочисленные оставшиеся преграды на заветном пути в ВТО пали бы сами по себе.