Ростислав ТУРОВСКИЙ: критерии Якушева станут дамокловым мечом над губернаторским головами


Беседу вел Александр Полянский

Губернаторов решили «посчитать» — рабочая группа Госсовета под руководством главы Тюменской области Владимира Якушева предложила проект из сотни с лишним критериев оценки их работы. Этот проект для нашего журнала комментирует директор Агентства региональных исследований.

— Ростислав Феликсович, это ведь вторая попытка формализовать деятельность глав регионов через оценку их работы с помощью определенных критериев?

— Совершенно верно. Первая была предпринята Дмитрием Козаком — выдвигался законопроект, включавший три десятка критериев. Сейчас о законодательном оформлении речи пока не идет, но зато предложения стали более масштабными.

Кроме того, у проекта Козака не было активной поддержки со стороны главы Администрации президента. В данном случае такая поддержка есть. Не вызывает сомнения, что выдвижение инициативы членом президиума Госсовета, губернатором Тюменской области Якушевым — это фактически ее выдвижение самим руководителем Администрации президента РФ Сергеем Собяниным. Якушев, как известно, стопроцентная креатура Собянина. Бывший мэр Тюмени, а ранее заместитель губернатора, он наследовал Собянину пост тюменского губернатора, был предложен Сергеем Семеновичем на этот пост. И данная инициатива должна оцениваться прежде всего в контексте аппаратной борьбы в Кремле —
стремления Сергея Собянина усилить свое влияние.

О сути инициативы можно сказать, что предлагается реформировать систему контроля за деятельностью губернаторов в сторону усиления такого контроля и внедрения неких «объективных», неполитических критериев. Это делается, с одной стороны, для повышения эффективности деятельности глав регионов, с другой — для упорядочения, большей формализации процесса назначения глав регионов и отстранения их от должности.

— А какие выводы можно сделать из анализа структуры и содержания показателей?

— По большей части это абсолютно стандартные индикаторы социально-экономического развития, фактически взятые из справочника Росстата. В действительности они показывают просто текущее состояние дел в регионе, а не управленческую эффективность глав администраций, которая нуждается в совершенно ином подходе к ее оценке.

Перспектива придания официального статуса предложенным показателям — большая головная боль для губернаторов. Очевидно, что в условиях разграничения полномочий между уровнями власти они не могут нести стопроцентной ответственности за состояние регионов. Главы регионов являются заложниками решений федерального центра в экономической политике, стратегий крупнейших национальных корпораций. Я уже не говорю о конъюнктуре мировых рынков, на которую они уж совсем никак не могут влиять. Губернатору, для того чтобы соответствовать критериям, придется не просто работать в рамках отведенных полномочий, а активно лоббировать интересы своего региона в центре и офисах крупных компаний, проявлять еще большую лояльность и «пробивать» решения, способные впоследствии наполнить бюджет и улучшить социально-экономический фон.

Фактически центр не очень изящно сбрасывает с себя ответственность за положение в регионах, не перераспределяя при этом полномочий в пользу региональных администраций. Хотя, конечно, плюс новой системы оценки в том, что у губернаторов будет стимул самим ломать голову, как выйти на конечный результат —
улучшение социального самочувствия граждан в преддверии выборного цикла 2007—2008 годов.

Большое место среди критериев занимают индикаторы реализации приоритетных национальных проектов. Таким образом центр хочет стимулировать регионы к более активному участию в их воплощении в жизнь, что, бесспорно, тоже относится к положительным моментам предлагаемой реформы.

На мой взгляд, реализация этого проекта натолкнется на подводные камни. Назову две ключевые проблемы.

Во-первых, попытки впрямую использовать оценку по критериям Якушева могут привести к весьма странным последствиям: губернаторы дотационных регионов будут постоянно меняться, а главы регионов-доноров — переназначаться до бесконечности. Что с политической точки зрения, конечно, абсурдно: как раз посты глав регионов-доноров и являются наиболее «горячими», именно за них идет борьба, в том числе в Кремле. Никто и никогда не назначал губернаторов по экономическим и социальным соображениям, это делалось исключительно по политическим причинам. А экономическое положение и социальные проблемы, если надо, служили для формального обоснования тех или иных решений. И ничего плохого в этом нет: в политической системе, если она стремится к устойчивости, работают свои законы.

— Трудно представить, чтобы глав кавказских республик назначали, руководствуясь экономическими результатами их деятельности.

— Вот именно. Это лидеры местных кланов, которые призваны обеспечить лояльность республик Москве, — какая уж там экономика! Кроме того, многие нищие регионы взрывоопасны в социально-политическом плане, и смена их главы на основе оценки социально-экономических показателей может привести к дестабилизации положения. Сомневаюсь, что кто-то решится на такое.

Во-вторых, очевидно, что с помощью данной реформы Сергей Собянин стремится установить личный, а не через кремлевское Управление по внутренней политике контроль над ситуацией в регионах, сам хочет управлять ею и выстраивать отношения с губернаторами. Вряд ли куратор внутренней, в том числе региональной, политики Кремля Владислав Сурков будет безучастно смотреть, как из его рук уплывают полномочия. А значит, он попытается либо торпедировать реформу, либо использовать ее себе на пользу. Впереди новый виток аппаратной борьбы.

Итак, я не думаю, что критерии Якушева станут основополагающими в отношениях центра с губернаторами. Реформа потонет в лоббизме в пользу отдельных руководителей, попытках нейтрализовать ее со стороны Суркова и корректировках из соображений политической целесообразности. Хотя «показательные порки» на основе рассматриваемых критериев предсказать нетрудно. Таким образом, критерии Якушева будут играть роль дамоклова меча над губернаторскими головами — не более того.