Петр ЧИТИПАХОВЯН, Степан ЧИТИПАХОВЯН: мы вбираем в себя все самое лучшее


Беседу вела Анастасия Саломеева

В ЗАО «АКБ “Трансстройбанк”» не любят необдуманные риски и агрессивные рекламные кампании. Здесь ценят разумную консервативность, профессионализм и доверительные отношения с клиентами и партнерами. Возможно, поэтому АКБ «Трансстройбанк» заслужил репутацию одного из самых стабильных и динамично развивающихся отечественных банков.
Наш корреспондент беседует с президентом АКБ «Трансстройбанк» Петром Читипаховяном и ведущим специалистом планово-экономической службы банка Степаном Читипаховяном.

— Петр Степанович, первый вопрос к вам. АКБ «Трансстройбанк» создан в 1994 году, в неспокойное время формирования отечественной банковской системы, выстоял во все ее кризисные периоды. В чем секрет такой жизнестойкости?

П.Ч.: Причина в крайне консервативной позиции банка. Мы никогда не стремились участвовать в сверхприбыльных операциях, приносящих исключительно высокий доход, но вместе с тем сопряженных с высокими рисками. Деятельность в качестве корпоративного банка долгое время позволяла АКБ «Трансстройбанк» избегать необходимости ежедневного участия в рыночных операциях. Мы выходили на рынок только тогда, когда были уверены в сделке и хорошо понимали, что она нам может принести. Наше кредо всегда звучало так: «As bankers we never take a risk» («Как банкиры, мы никогда не рискуем»), поскольку считаем: все, что связано с риском, — это уже не банковский бизнес, а какой-то другой — инвестиционный, девелоперский и пр.

— Как за 12-летнюю историю банка менялась стратегия его развития?

П.Ч: АКБ «Трансстройбанк» стартовал как обычный универсальный банк и, подобно другим российским банкам того времени, занимался всеми доступными ему финансовыми операциями. После кризиса 1998 года, когда ситуация на банковском рынке резко изменилась, мы начали искать нишу, которая гарантировала бы нам максимально возможное спокойное развитие в то бурное время. Так АКБ «Трансстройбанк» стал корпоративным банком. На протяжении нескольких лет мы работали в рамках очень крупной финансово-промышленной группы и занимались развитием ее масштабных инфраструктурных проектов, по большей части связанных с железными и автомобильными дорогами. Это дало нам возможность нарастить капитал и укрепить инфраструктуру банка.

Некоторое время назад руководством банка было принято решение о переходе в иную нишу. Ею стала работа в области финансирования строительства и проектов в сфере недвижимости. Сегодня это наше основное направление. Тем не менее, несмотря на свою специализацию, АКБ «Трансстройбанк» останется универсальным банком и по-прежнему будет предоставлять весь спектр услуг корпоративным и частным клиентам.

— Но разве инвестирование в строительство и недвижимость не сопряжено с риском, которого вы стараетесь избегать?

П.Ч.: Отчасти связано. Но все же такие инвестиции, с нашей точки зрения, наиболее консервативный тип вложений. Кроме того, с этой деятельностью мы хорошо знакомы. Работая как корпоративный банк, мы финансировали строительные предприятия, входящие в нашу финансово-промышленную группу, методом проб и ошибок хорошо усвоили все тонкости этой процедуры. Среди наших проектов — участие в строительстве крупных гостиничных комплексов в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре, финансирование реконструкции железной дороги Санкт-Петербург —
Москва, строительство автодороги Чита —
Хабаровск и др. А один из наших сегодняшних проектов — сотрудничество с компанией «Стройинвест», которая возводит в Санкт-Петербурге крупный автомобильный центр. Объем финансирования этого проекта составляет около $11 млн.

— Многие банки сейчас идут на расширение сотрудничества с предприятиями среднего и малого бизнеса. Есть ли такие планы у вас?

П.Ч.: Да, это еще одно направление нашей стратегии развития. Программа сотрудничества Трансстройбанка с малым и средним бизнесом предполагает расширение этого круга клиентов. Работа только с крупными структурами опасна с точки зрения устойчивости банковской системы. Крупный клиент может принести вам большую сумму денег, но также на следующий день он может и полностью востребовать ее. Поэтому желательно, чтобы на каждую крупную компанию-клиента у банка было несколько клиентов из числа представителей малого и среднего бизнеса.
Подробнее о нашей программе работы с предприятиями среднего и малого бизнеса вам расскажет Степан Петрович.

С.Ч.: В наши планы по привлечению малого и среднего бизнеса входит расширение спектра предоставляемых таким предприятиям услуг. Мы считаем своих клиентов не клиентами в традиционном понимании этого слова, а партнерами по бизнесу и стараемся им помочь. Хотим, чтобы предприниматели малого и среднего бизнеса, придя к нам, получали в оперативном режиме весь спектр услуг, необходимый им для ведения бизнеса. Услуг не только банковских, но и смежных с ними, которые оказывают партнеры АКБ «Трансстройбанк»: страховые, лизинговые, консалтинговые, юридические и аудиторские компании. Они могут взять на себя решение насущных проблем небольшой фирмы и направить ее бизнес в правильное русло. Скажем, обеспечить юридическую защиту интересов компании, заняться ведением ее бухучета, оказать консультационные услуги по тем или иным проектам и т. д.

— Еще одно направление стратегии развития банка — расширение круга операций с физическими лицами. В этом секторе в настоящий момент очень велика конкуренция. В чем вы видите преимущества АКБ «Трансстройбанк»?

С.Ч.: В его консервативности и добром имени. Это главное. Немаловажным также является тот факт, что мы не самый крупный банк в стране и потому имеем возможность индивидуально подходить к каждому клиенту. Для работы с физическими лицами в структуре банка выделено специализированное подразделение, где четко выстроен процесс сопровождения физического лица по всем продуктам и услугам, которые предлагает наш банк, при этом клиент всегда работает с одним и тем же менеджером. Кстати, физическим лицам, как и предприятиям среднего и малого бизнеса, мы оказываем не только банковские, но и околобанковские услуги.

— Вы подчеркиваете, что АКБ «Трансстройбанк» средний по своим размерам. Неужели у вас нет амбициозных планов стать крупным банком?

П.Ч.: Конкуренцию Сбербанку и Внешторгбанку мы не планируем составлять. А за все остальное отвечать не берусь. Будем стремиться расти, пока это будет разумно.

Мы выступаем за естественное течение бизнеса, без резких скачков и падений. Вы, наверное, много раз наблюдали, как на банковском рынке неожиданно появляется какая-то структура, которая громко заявляет о себе, быстро растет, а через довольно непродолжительное время столь же неожиданно, как и появилась, исчезает. Как правило, это происходит оттого, что развитие компании не было поступательным, у нее не успела сформироваться стойкая внутренняя инфраструктура, отвечающая запросам рынка. В результате такой банк становится похож на динозавра: огромное туловище, длинная шея, а на ней умная голова, которая не видит, как с хвоста его начинают поедать.

— А в плане рекламы вы столь же консервативны? Сегодня, когда большинство кредитных финансовых учреждений активно используют для расширения клиентской базы рекламу, АКБ «Трансстройбанк» остается верен своему принципу — не давить на потенциальных клиентов с помощью агрессивной рекламной кампании?

П.Ч: В отношении рекламы у нас действительно консервативная политика. Во-первых, мы считаем, что в России самая лучшая реклама — та, которая передается из уст в уста, когда человек рекомендует своим друзьям и партнерам того или иного поставщика услуг. Изустная реклама нам очень сильно
помогает — большая часть клиентов приходит в АКБ «Трансстройбанк» именно по рекомендациям. А во-вторых, мы понимаем психологию и менталитет наших соотечественников: россиян раздражает навязчивая реклама, и нередко агрессивная рекламная кампания приносит обратный результат —
люди начинают негативно воспринимать рекламируемый продукт.

Думаю, что наша политика в отношении рекламы существенно не изменится. Впрочем, мы не собираемся вовсе отказываться от проведения рекламных акций. Некоторые свои услуги мы будем рекламировать, но очень сдержанно.

— Потенциальные клиенты Транс-стройбанка в основном компании Москвы и Санкт-Петербурга?

П.Ч.: А также из других крупных городов страны. Сегодня мы работаем с 89 регионами России. При этом нашим клиентам совсем необязательно по любому поводу ездить в ближайшее отделение банка: мы стараемся по максимуму использовать новые технологии и предоставляем клиентам возможность управлять своим счетом на удаленном доступе.

— Офисы АКБ «Трансстройбанк» есть в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре.
Не планируете открыть их и в других городах?

П.Ч.: В ближайшее время офисов станет больше. Для того чтобы расширить свое присутствие в регионах, банк принимает участие в нескольких региональных программах. Одну из них — строительство гостиниц в 20 городах России — в скором времени начнет реализовывать ассоциированная с нами девелоперская фирма «Полис Сервис Девелопмент». Финансирование этого проекта будет осуществлять АКБ «Трансстройбанк». В каждом из таких отелей откроется наш офис, а станут ли эти офисы полноценными филиалами, покажет жизнь.

— Из всех финансовых инструментов, которыми занимается или только планирует заняться Трансстройбанк, какому вы отдали бы предпочтение?

П.Ч.: Закладным. Но только не в той форме, в какой они сегодня присутствуют на российском рынке. К сожалению, пока российские закладные не конвертируются в инструменты, которые можно представлять на отечественных и зарубежных рынках заемного капитала. Но почему в развитых странах мира так хорошо работают ипотечные и подобные им программы? Именно благодаря развитой системе закладных и отлаженным механизмам их оборота.

В России этот инструмент тоже должен заработать, нам никуда от этого не деться. Программой по конвертации наших закладных в бумаги, обращающиеся на рынках займа капитала, занимается International Financial Corporation (IFC), входящая в структуру Всемирного банка. Наш банк собирается подключиться к этой программе и скоро начнет активную работу в данном направлении.

— Сейчас много говорится о расширении участия банков в развитии экономики страны. Оцените, пожалуйста, сегодняшние действия властей в данном направлении.

П.Ч.: Государством делается многое, чтобы улучшить ситуацию в банковской сфере и чтобы стимулировать банки инвестировать в реальную экономику. После проведенного президентом в конце прошлого года совещания в Новосибирске, посвященного роли банков в социально-экономической жизни регионов, Ассоциацией российских банков была подготовлена программа развития отечественной банковской системы, где, в частности, учитывается и этот момент. Несомненно, позитивным является то, что у банковского сообщества появилось такое самосознание и что это сообщество превратилось в действующий инструмент современной политики и экономики.

Но в то же время многие вопросы, особенно из области права, остаются нерешенными. Например, многие говорят о необходимости снижения ставки рефинансирования, что должно стимулировать приток банковских инвестиций в промышленность. Но даже если ставку сейчас и снизят, это вовсе не гарантирует того, что банки тут же начнут вкладывать средства в реальный сектор. Дело в том, что для любого банкира определяющим фактором является отнюдь не величина кредита или процента, а возвратность средств. А именно ее в сегодняшних российских условиях и трудно обеспечить. Банки будут активно давать кредиты только в том случае, если перестанут сомневаться, что эти деньги вернутся. В наше законодательство необходимо внести изменения, касающиеся защиты и расширения прав залогодержателей при обращении взыскания на заложенное имущество. Сегодняшнее же законодательство, к сожалению, дает заемщикам немало лазеек, чтобы взять кредит, а потом не возвращать его.

— На том же совещании в Новосибир-ске говорилось и об опасности, угрожающей отечественному банковскому сектору со стороны ведущих зарубежных банковских корпораций. Вы согласны с опасениями, что наши банки окажутся бессильны перед экспансией западных банков?

П.Ч.: Я считаю, эти опасения вполне обоснованны. Правда, ситуация, на мой взгляд, не так проста, как ее иногда хотят представить.
С одной стороны, ни один российский финансовый институт, ни один банк нельзя сравнить с западным. Западная банковская система сформировалась значительно раньше, а финансовые и управленческие ресурсы значительно мощнее наших. И в этом смысле мы очень признательны Правительству РФ за то, что в рамках переговоров по вступлению в ВТО оно не пошло на поводу у зарубежных партнеров, требовавших полностью открыть российский рынок для иностранного капитала. Это привело бы к тому, что российская экономика потеряла бы финансовый суверенитет.

С другой стороны, я уверен, что сотрудничество с западными банками нам необходимо. Более того, если российские банки хотят развиваться, оно неизбежно. В нашу деловую практику должны быть интегрированы многие процедуры и стандарты западных коллег. Нам нужны их ресурсы, опыт, технологии.

Но есть еще один аспект проблемы: появление в России иностранных банков опасно не только для отечественных финансовых институтов, но и для самого западного капитала. Наш менталитет и практика делового оборота существенно отличаются от того, что принято в западном бизнес-сообществе. Зарубежные банкиры не знают, как здесь вести бизнес, и не понимают образа мыслей российского заемщика. Наиболее оптимальное решение этого вопроса я вижу в создании западными и российскими финансовыми структурами совместных банковских предприятий, где западные участники отвечали бы за установку менеджмента и ресурсную базу, а российские — за ведение бизнеса в России.

Кстати, по данному направлению АКБ «Трансстройбанк» уже работает с рядом европейских банков. И с одним из них переговоры продвинулись уже довольно далеко. Возможно, скоро мы организуем совместное банковское предприятие, ориентированное на финансирование операций с недвижимостью.

— А вы готовы к серьезным структурным изменениям, которые, скорее всего, повлечет эта интеграция?

С.Ч.: Конечно. Мы отдаем себе отчет, что лучше иностранцев знаем отечественный рынок, но при этом с точки зрения оптимизации менеджмента серьезно отстаем от зарубежных коллег. И готовы активно перенимать то, чему они нас могут научить. Конечно, все это будет адаптировано к российским условиям и российскому законодательству.

— Несколько слов об управленческой команде банка. Как она формировалась?

П.Ч.: Большая часть управленческой команды работает в банке около десяти лет. Но я не могу сказать, что команда полностью сформировалась. Этот процесс идет у нас непрерывно. Из АКБ «Трансстройбанк» люди уходят редко (значительно реже, чем это случается в других банках). Были даже случаи, когда к нам на работу устраивались уже слаженные коллективы. Мы стараемся собрать все лучшее, что есть вокруг нас, поэтому открыты для новых сотрудников.

— Петр Степанович, каковы ваши управленческие принципы? Какие качества подчиненных вам импонируют?

П.Ч.: Я не сторонник строго регламентированной иерархической системы управления. Она не эффективна в растущих структурах, какой является наша организация. Я предпочитаю более гибкую систему.

В банке мы делаем ставку на людей, которые готовы развиваться самостоятельно и не боятся брать на себя ответственность. Мы не стремимся к жесткой регламентации обязанностей, напротив, стараемся дать человеку возможность быть максимально свободным в рамках своего участка работы. У нас принято делегировать полномочия на нижние уровни управления. И все это дает неплохой результат: люди понимают, что от них требуется и за что они отвечают, не боятся проявлять инициативу и показывать, чего они стоят. Дело от этого только выигрывает.

Сегодня в АКБ «Трансстройбанк» работает около 100 человек — это с учетом всех наших отделений и филиалов. По банковским масштабам совсем немного. Но мы стараемся оптимизировать кадровый ресурс за счет активной автоматизации всех процессов.

— Возглавляемый вами банк и лично вы много занимаетесь благотворительностью. Что для вас значит социальная ответственность бизнеса?

П.Ч.: Социальная ответственность — это то, что должен чувствовать каждый предприниматель. Замыкаться на себе и на своей компании не только безответственно, но и опасно. Если человек, обладающий некоторыми возможностями, не будет стремиться менять жизнь к лучшему, то мир будет к нему агрессивен. Более того, благотворительность — старая российская традиция. В Российской империи строительством и решением многих социальных вопросов занимались купцы, состоятельные дворяне и только в крайне редких случаях само государство.

Мы тратим и будем тратить средства на всевозможные благотворительные программы: на помощь детям, больницам, учреждениям спорта, на восстановление памятников культуры. Причем занимаемся мы этим не только в Москве, но и в регионах, а иногда и в других странах. Так, во время деловой поездки в Болгарию мы с моим партнером случайно узнали, что храм Рождества Христова на Шипке находится в очень плохом состоянии. А ведь он был построен в память о русских воинах, павших в борьбе за освобождение Болгарии от османского ига. С нашей помощью церковь, одна из самых известных в Болгарии, была отреставрирована.