Лечить, учить, кормить и строить


Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ политический обозреватель

Исполнился год с того момента, как в России было официально объявлено о начале реализации, пожалуй, самой масштабной социально-экономической программы за всю постперестроечную эпоху.

Объявленные с большой помпой планы того, как обустроить, а заодно качественнее вылечить, обучить и накормить Россию, сразу же натолкнулись на целый ряд серьезных проблем.

Напомним, ответственным за реализацию нацпроектов президент назначил Дмитрия Медведева. Пресса тут же принялась судачить, что от успехов (или их отсутствия) бывшего главы президентской администрации на новом поприще напрямую будет зависеть его выдвижение в качестве преемника Владимира Путина на президентских выборах 2008 года. Но сегодня впору говорить о том, что должность «главного» по нацпроектам оказалась едва ли не «расстрельной».

Первый среди равных

На нацпроект «Здоровье» в 2006—2007 годах было выделено 145,8 млрд руб., что позволяет назвать его первым среди равных. Да это и естественно, учитывая угрожающую ситуацию с рождаемостью и смертностью в России.

Одной из главных целей проекта изначально была серьезная модернизация технического оснащения поликлиник и больниц. Справедливости ради скажем, что кое-что по этому направлению действительно сделано. По данным правительства, в рамках программы государство приобрело почти 25 тыс. единиц медицинской техники и порядка 7 тыс. автомобилей «скорой помощи».

Кого-то может ввести в заблуждение тот факт, что люди, достигшие пенсионного возраста, живут у нас немногим меньше, чем их ровесники в развитых странах. Устрашающими являются именно показатели смертности россиян трудоспособного возраста. Причин тому несколько, основные же из них — дорожно-транспортные происшествия и алкоголизм.
И в борьбе с ними надо скорее предупреждать, нежели лечить; тут карета
«скорой помощи», даже самая современная, — последнее средство.

К сожалению, проблема коррупции не обошла и этот нацпроект. Главной отличительной чертой «Здоровья» должны были стать открытые тендеры на поставки медицинского оборудования. Таким образом предполагалось не только сэкономить государственные средства, но и привлечь к сотрудничеству отечественных, а не зарубежных производителей.

Не секрет, что у многих зарубежных производителей имеются столь мощные лоббисты в лице коррумпированных чиновников, что для отечественного производителя госзаказы становятся практически недоступными. Федеральное агентство по промышленности — яркий, но далеко не единственный пример подобного положения дел.

В начале реализации нацпроекта «Здоровье» могло показаться, что случилось чудо и госзаказ все-таки стал осуществляться путем проведения открытых тендеров с преимущественными возможностями для российских производителей. Министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов, выступая на парламентском часе по реализации национального проекта, заявил депутатам, что проведены конкурсы на закупку диагностического оборудования, машин «скорой помощи», вакцин, препаратов для лечения ВИЧ-инфекции и гепатита. Причем из 32 поставщиков, выигравших конкурс, 13 — отечественные производители. Министр даже заверил парламентариев, что закупки обошлись государству дешевле, чем предполагалось.

Но слова Зурабова убедили далеко не всех. По некоторым данным, в результате ряда тендеров заказы получили близкие к главе Минздравсоцразвития фирмы. Не исключено, что какие-то заказы изначально формировались под конкретных участников этих тендеров, а сами конкурсы превращались в фарс.

Самая трудная программа

Наибольшие опасения вызывает программа «Доступное жилье». Фактически данная программа в принципе не позволяет сделать жилье доступным для большей части населения. Ипотечный кредит по-прежнему могут себе позволить не более 10% россиян. В 2006 году правительство обещало снижение процентных ставок по кредитам до 12%, однако этого до сих пор не произошло. Прямой причиной здесь является инфляция, чьи темпы также значительно выше правительственных прогнозов.

Вместе с тем наблюдается постоянный рост цен на жилье. По всей стране его показатели выражаются двухзначными цифрами, в Москве же этот рост составляет 40% (!) годовых, а средняя цена квадратного метра жилья в столице уже достигла рубежа в $4 тыс. Надо ли говорить, что подобная статистика не внушает оптимизма относительно возможностей основной массы населения приобрести жилье.

В чем же причины такого положения дел? К сожалению, приходится констатировать, что власти в своем стремлении разрубить гордиев узел социально-экономических проблем за счет баснословных нефтяных доходов не учли целый ряд важных обстоятельств.

Прежде всего, главная на сегодня макроэкономическая проблема — инфляция год от года не теряет своей актуальности. Бессмысленно говорить о доступном кредите, поскольку его ставка в любом случае не может быть меньше инфляционных показателей. Намерение властей снижать ставки для населения за счет рефинансирования кредита из государственных средств тоже нельзя назвать безупречным. Ведь такой способ «перекрывания» инфляции приводит к увеличению количества денег в экономике, а значит, к новому инфляционному витку. От этой проблемы просто так не отмахнуться.

Другая общероссийская проблема —
колоссальная коррупция. По некоторым оценкам, объем взяток в 2005 году достиг $300 млрд, и львиная их доля была собрана с бизнеса. А ни для кого не секрет, что строительная сфера России, занимая второе место по прибыльности после «нефтянки», является абсолютным лидером по коррумпированности.

Чтобы представить себе масштабы проблемы, достаточно сказать, что в стоимости квадратного метра московского жилья порядка $400 приходится на взятки чиновникам. Убрать эту «статью расходов» из себестоимости недвижимости — и вот уже налицо существенное снижение цен.

Однако даже эти цифры покажутся не столь значительными, если посмотреть на нормы прибылей инвесторов строительства. В Москве они колеблются в районе 40% годовых, что прямо указывает на закрытость и монополизированность рынка недвижимости. Не вызывает сомнений, что только коренная трансформация всей системы строительства и продажи жилья в стране способна положительным образом сказаться на уровне цен.

Самый неизвестный нацпроект

Из четырех нацпроектов программа «Образование», пожалуй, известна общественности в наименьшей степени. Все последние годы власти предпринимали попытки реформирования образовательной системы, не очень представляя себе, чего собственно они хотели бы достичь. О коррумпированности российской системы образования ходят легенды, которые нет особой нужды повторять в рамках данной статьи.

15 лет менялись и продолжают меняться школьные и вузовские программы, был введен ЕГЭ, инициирован Болонский процесс в вузах. Все эти начинания мало что изменили и проходили как-то незаметно. То же самое можно сказать и об «образовательном» нацпроекте.

Строго говоря, до громкого имени нацпроекта «Образование» не дотягивает.
В рамках программы предполагается увеличение финансирования только отдельных ПТУ, школ и преподавателей, а также некоторый рост расходов на школьное оборудование.

Однако даже эти скромные начинания натолкнулись на непредвиденные препятствия. Достаточно скоро выяснилось, что, например, надбавки учителям за классное руководство почему-то не начисляются. А 16 тыс. российских школ были по разным причинам вообще не готовы к началу этого учебного года.

Изначально государство не планировало взваливать на себя все образовательные расходы, стремясь подключить к проекту бизнес. В свое время Медведев на встрече с представителями РСПП призвал бизнесменов вкладывать средства не только в отдельные элитарные вузы, но и в развитие средних школ и ПТУ.
В обмен государство обещало предпринимателям новые налоговые льготы. Кроме того, правительству хотелось бы видеть большую вовлеченность работодателей, то есть бизнеса, в процесс выработки образовательных стандартов. Ведь известно, что экономистов и юристов в стране избыток, а вот технических специалистов не хватает.

В целом же не будет преувеличением сказать, что нацпроект «Образование» провалился, не успев начаться. В стране число выпускников вузов равно числу выпускников школ, а о качестве образования в сотнях новых государственных и негосударственных вузах несложно догадаться. Большинство выпускников высших учебных заведений работает не по специальности.

Количество медалей в школах того или иного региона может служить прямым показателем степени коррумпированности школьной системы. Единый государственный экзамен учителя «проходят» рука об руку с нужными учениками.
В результате вузы выступают против ЕГЭ: одни не хотят набирать в студенты неизвестно кого, другие же просто не желают расставаться с очень «хлебными» вступительными экзаменами. Все эти проблемы не нашли своего отражения в программных документах НПЦ «Образование».

Требуется равнение на ЕС

Сложная ситуация в агропромышленном комплексе страны, неспособность российских сельхозпроизводителей конкурировать с растущим импортом, а также слабая техническая оснащенность села стали главными причинами появления четвертого национального проекта под названием «Развитие агропромышленного комплекса».

Он был рассчитан на два года и включал в себя три направления: «ускоренное развитие животноводства», «стимулирование малых форм хозяйствования» и «доступное жилье для молодых специалистов».

Основным механизмом достижения заявленных целей, как и в случае с «Доступным жильем», было объявлено долгосрочное кредитование под низкий процент. Однако с самого начала от участия в программе были отстранены хозяйства-должники. А таких в стране подавляющее большинство.

Сам факт, что при отсутствии государственной поддержки российская сельхозотрасль смогла так долго оставаться на плаву, внушает надежды на то, что при должном финансировании ей удастся стать прибыльной и конкурентоспособной на мировом рынке.

Общеизвестно, что США и ЕС ежегодно тратят сотни миллиардов долларов на субсидирование своих сельхозпроизводителей. Их агропромышленные комплексы держатся исключительно благодаря прямому субсидированию, и это не считая многочисленных налоговых и экспортных льгот. То есть говорить о конкурентоспособности, прежде всего европейских фермеров, не приходится. И отечественный агропромышленный комплекс должен был бы воспользоваться таким положением дел.

Единственное, что ему мешает, — отсутствие господдержки. Кредиты сегодня хороши лишь для части фермерских хозяйств. Остальным нужно беспроцентное государственное финансирование, хотя бы на первоначальном этапе. Это позволит вытащить сельское хозяйство из кризиса и обеспечить ему доминирующие позиции хотя бы на внутреннем рынке. Совершенно очевидно, что при надлежащей государственной политике на 50% субсидированная сельхозпродукция ЕС не сможет долго удержаться на прилавках российских магазинов.

Предварительные итоги

Запуск четырех национальных проектов изначально не мог решить застарелые российские экономические и политические проблемы. Сегодня две основные из них — даже не традиционные «дураки и дороги», а инфляция и коррупция. Эффективная борьба с ними значительно ускорит выполнение поставленных в рамках нацпроектов задач.

Благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура не должна расслаблять российское правительство и общественность. Иначе возможные «семь тощих коров», пришедшие на смену упитанным сородичам, могут нанести чрезвычайно болезненный удар по экономической стабильности.

Время подведения окончательных итогов реализации нацпроектов еще довольно далеко. Безусловно, хотелось бы надеяться на успешное выполнение поставленных задач. Если же брэнд «нацпроекты» будет так же тихо похоронен, как это случилось с «административной реформой» и «удвоением ВВП», то у избирателей в 2007—2008 годах могут возникнуть вполне обоснованные вопросы к руководству страны.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Никита ИСАЕВ, председатель совета директоров холдинга Prime Group:

— Как показали данные последнего опроса ВЦИОМ, проведенного по итогам года, прошедшего с начала реализации четырех национальных проектов, россияне по-прежнему негативно воспринимают ситуацию в здравоохранении, образовании, жилищной сфере и сельском хозяйстве. Каждый второй россиянин (45—51%) считает, что ситуация в этих сферах за прошедший год не изменилась, — факт, который говорит о том, что либо действительно ничего не изменилось, либо люди об этих изменениях ничего не знают. Чтобы население было довольно ходом реализации национальных проектов, следует не только активнее над ними работать, но и полнее освещать эту работу.

Для того чтобы национальные проекты не увязли в информационном и бюрократическом болоте, надо конкретизировать цели и задачи каждого проекта применительно к отдельным этапам. Сейчас поэтапных текущих задач на квартал или на полгода нет, есть только годовые показатели, что не позволяет реально оценить промежуточные итоги. Например, по такому направлению, как информатизация образования, записано: «За два года школы, не имеющие доступа к Интернету, получат качественное подключение к Глобальной сети». Ни поквартальных, ни полугодовых показателей в документе не содержится. Требуется подвести промежуточные итоги за истекшее полугодие по всем направлениям и широко проинформировать о них население.

Кроме того, необходимо наладить обратную связь и незамедлительно принимать меры по каждому факту обращения в связи с замедлением или отступлением от заданных показателей, особенно в случае установления фактов нецелевого или нерационального использования выделяемых средств.

Следует также отметить, что если раньше преобразования в различных сферах называли реформами, то теперь от этого термина решили, видимо, отказаться, поскольку реформы предполагают и некоторый негатив в связи со встряской существующей системы, дабы достичь положительных результатов от них впоследствии. Видимо, национальные проекты — это те же реформы, которые государство решило проводить в приоритетных для себя сферах. И нужно признать, что выбор образования одним из четырех приоритетных национальных проектов наряду с жильем, здравоохранением и сельским хозяйством, бесспорно, оправдан, поскольку образование составляет основу развития современного общества и государства.

Однако, на мой взгляд, решения, принятые год назад по национальному проекту «Образование», лежат скорее в плоскости поверхностного изменения общей ситуации на рынке образования, нежели реформирования. Попытка направить средства в образовательный процесс в виде грантов не отвечает самой сути реформ, которые, безусловно, назрели. Это не решит кардинально проблему, а лишь только отсрочит создание той системы, при которой наши граждане будут получать образование на Западе или обучаться у себя в стране по зарубежным технологиям, не имея собственных. Поэтому, я считаю, нужно проводить настоящие реформы системы образования. И реформирование должно касаться всей системы образования — снизу доверху. Необходим новый закон об образовании, в том числе о дополнительном, которое является важнейшим вспомогательным элементом государственной системы образования; требуется принятие подзаконных нормативных актов, касающихся работы средней школы, вопросов проф-ориентации, профтехобразования, экономического образования, квотирования бюджетных мест в вузах для одаренных студентов.

Николай САПРОНОВ,
руководитель отдела маркетинга и развития бизнеса ЦКТ «PRОПАГАНДА»:

— За минувший год удалось повысить приоритет реализации основных задач государственной политики, оформленных в виде четырех национальных проектов. Осуществлен переход главного куратора нацпроектов Дмитрия Медведева из Администрации президента в правительство, тем самым снижена персонификация Владимира Путина с идеей национальных проектов, уменьшены риски и ответственность главы государства за ее реализацию. Одновременно повышена подотчетность глав регионов перед правительством за выполнение нацпроектов на местах, что, по-видимому, может стать тестом на эффективность вертикали власти и административным трамплином для Дмитрия Медведева как участника президентской гонки.

Из практических результатов необходимо отметить возросшее внимание власти к проблеме реализации жилищных прав граждан, что может и должно привести к сбалансированию стоимости жилья, прежде всего в областных центрах, Москве и Питере. Прочие нацпроекты на сегодняшний момент могут похвастать главным образом рационализацией и повышением общего уровня финансирования традиционно проблемных зон ответственности государства: здравоохранения, образования и сельского хозяйства. Говорить о том, насколько реализация нацпроектов успешна, еще рано. Сейчас в «зачет» им идут действия, запланированные еще до выдвижения идеи нацпроектов, которые могли бы быть осуществлены и без такой помпы. Поэтому главный результат национальных проектов в том, что они позволили перейти от требования удвоения экономического роста к шагам, дающим возможность включить широкие слои населения в число благополучателей от экономической конъюнктуры, выйти на качественно новый — социальный аспект целеполагания в государственном управлении, чего недоставало политике федерального центра в прошлые годы.