БОСС-экспертиза № 8 | 2006


Текст | Кристина ХУЦИШВИЛИ экономический аналитик

26 июня совет директоров ЦБ РФ принял решение снизить ставку рефинансирования
с 12 до 11,5% годовых. Напомним, что 26 декабря прошлого года ставка также была снижена — с 13 до 12%. Теперь же ходят слухи о том, что в ближайшее время тенденция найдет свое продолжение. Стоит ли им верить и что за этим последует?

Ставка рефинансирования — процентная ставка, которая во многом определяет «стоимость» кредитов, полученных коммерческими банками у кредитора «последней инстанции». ЦБ оперирует ею, предоставляя банкам кредиты в порядке рефинансирования. Регулирование учетной ставки дает возможность корректировать величины процентных ставок коммерческих банков и влиять на объем операций на кредитном рынке. Начиная с 2002 года ставка в среднем два раза в год понижалась на 2—3%.

«Есть два пути, по которым может пойти ЦБ. Первый — пересмотр ставки редисконтирования, второй — ставки рефинансирования. Первая напрямую влияет на характер взаимоотношений коммерческих банков и ЦБ: это некая “стоимость” покупки у ЦБ ценных бумаг ранее срока оплаты. Вторая — “стоимость” кредита, обычно немного превышающая ставку редисконтирования», — комментирует аналитик московского филиала AMI Consult Group Андрей Шевченко.

«В экономике современной России ставка рефинансирования — это важный инструмент. У нас традиционно большое внимание уделяется монетарной политике. Денежно-кредитное регулирование подразумевает, что, манипулируя ставкой, ЦБ корректирует и “стоимость” кредитов, выдаваемых банками, депозитные процентные ставки и т. д. Другой вопрос, что такие меры носят искусственный характер, для того чтобы добиться какого-то эффекта, нужно прибегать к ним постоянно», — продолжает Шевченко.

Финансовый консультант Ирина Темрюкова подчеркивает важность экономического смысла данного показателя: «Ставка рефинансирования — тот инструмент, с помощью которого Центральный банк влияет на ставки на межбанковском рынке и, разумеется, на ставки по кредитам, предоставляемым как физическим, так и юридическим лицам. Корректируя ее, ЦБ определяет размер денежной массы в экономике. Ставка рефинансирования — это и индикатор, который говорит о “стоимости” денег в экономике. Между тем в связи с действиями ЦБ, прибегающего то к ее уменьшению, то к увеличению, роль этого показателя сводится к роли инструмента рыночного регулирования».

«Ставка рефинансирования в сегодняшних условиях плохо иллюстрирует ситуацию на рынках. Это косвенный метод взаимодействия с коммерческими банками, — соглашается с ней аналитик финансовых рынков кандидат экономических наук Александр Мартынов. — Сегодня ставка составляет 11,5%, но ЦБ не исключает возможности последующего снижения и даже указывает сроки — до конца текущего года. Необходимое условие для этого —
умеренная инфляция, 8—9%».

Действительно, на заседании банковского комитета Госдумы первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев заявил, что в случае если инфляция по итогам года не превысит 9%, ставка рефинансирования, вероятно, будет существенно снижена. Однако разъяснений по поводу предполагаемой величины новой ставки дано не было. Возникает вопрос, к чему приведет подобная политика ЦБ. «Очевидно, что, если слухи подтвердятся, постепенно будут скорректированы и ставки по депозитам коммерческих банков», — заключает Андрей Шевченко.

«Практика показывает, что банки в своей политике во многом ориентируются на ставку ЦБ. Можно сказать, что они ею руководствуются. Разумеется, будет некий временной лаг, а затем ставки
по депозитам тоже пойдут вниз», —
констатирует Ирина Темрюкова.

В реалиях российской экономики снижение ставки рефинансирования приводит к тому, что традиционные банковские продукты становятся менее выгодными. Процентные ставки коммерческих банков также снижаются, вклады обесцениваются. Если же процентная ставка по рублевым вкладам в коммерческих банках остается на прежнем уровне, доходность этих вкладов падает.

«Ставка рефинансирования тесным образом связана с показателем инфляции, в идеале она должна быть даже чуть ниже. Но нужно помнить, что цель рефинансирования — решить проблемы ликвидности», — отмечает Александр Мартынов.

Изменения ставки рефинансирования позволяют корректировать размер денежной базы, а следовательно, и предложение денег в экономике. Снижение ставки приводит к повышению спроса на кредиты ЦБ. Процесс ускоряется, увеличиваются банковские резервы, денежная база. Теперь поступившие средства направляются на новые кредиты — клиентам банка. Как следствие, происходит рост денежной массы. Между тем конечная цель рефинансирования — стабильное поступательное развитие банковской системы.

«Из года в год корректировки ставки рефинансирования связываются со снижением темпов инфляции. С другой стороны, это сугубо монетарная мера, имеющая неоднозначные последствия.
В частности, нельзя предугадать, не станет ли изменение ставки катализатором для изменений ставок на межбанковском рынке», — говорит Ирина Темрюкова.

По мнению Александра Мартынова, подобная политика ЦБ должна приводить к уменьшению роли нормативов ликвидности, в том числе мгновенной и долгосрочной. «На практике этого не происходит», — резюмирует аналитик. «Центральный банк воздействует на коэффициенты ликвидности коммерческих банков, повышает уровень деловой активности. Таким образом, ликвидность банковского сектора в целом во многом определяется политикой ЦБ. Но на текущий момент дефицита ликвидности на рынке не наблюдается, поэтому корректировка учетной ставки не внесет особых изменений в ситуацию на финансовых рынках», — подчеркивает Темрюкова.

Основаниями для снижения ставки обычно служит приемлемый показатель роста общего уровня цен, но здесь есть и «подводные течения». Посчитать коэффициент несложно, а вот насколько получившийся результат соответствует действительности —
это уже вопрос. «Стоит допустить небольшой промах — и пострадают в конечном счете рядовые вкладчики коммерческих банков», — предупреждает Андрей Шевченко.

Сомнения по поводу эффективности подобной меры есть и у других аналитиков. «Ставка рефинансирования ЦБ и, например, ставка ФРС имеют мало общего. В российской экономике этот показатель не отражает текущих изменений. Формально же снижение ставки выгодно коммерческим банкам. Чем она ниже, тем дешевле обходятся банкам кредиты ЦБ», — высказывает свою точку зрения Ирина Темрюкова.

«Значение этого показателя плохо иллюстрирует тенденции на финансовом рынке, — поддерживает коллегу Александр Мартынов. — Дело в том, что кредитные организации нечасто прибегаютк кредитам ЦБ. Последствием снижения ставки будет лишь то, что рублевые вклады многих коммерческих банков окажутся менее привлекательными. Депозиты станут менее выгодными, чем раньше. Кроме того, лицо, оформляющее кредит по ставке ниже ставки рефинансирования, обязано уплатить еще и подоходный налог. Налоговая база здесь — разница между процентом по кредиту и собственно ставкой ЦБ».

Аналитики сходятся во мнении, что последний аспект так и остается формальностью: на практике банковская ставка по кредитам учитывает показатель ЦБ и уверенно превосходит его. Что касается «прикладного» значения действий ЦБ, эксперты выделяют несколько моментов.

«Ставка рефинансирования активно используется в бухгалтерском и налоговом учете. В частности, для расчета процентов в случае всевозможных отсрочек по уплате налогов и пеней на недоимку», — подчеркивает Темрюкова.

Как считает Андрей Шевченко, ЦБ будет прибегать к подобным мерам регулирования и впредь: «Этой весной глава МЭРТ Герман Греф указал на возможность снижения ставки рефинансирования чуть ли не до 6%. Произойдет это, по его словам, не ранее 2008 года. Такая перспектива не кажется радужной, поскольку неясно, какими будут инфляционные ожидания в следующем году. На какие показатели ориентирован этот вопрос. Есть опасения, что инфляция останется на том же уровне, но примет скрытый характер».

Действительно, еще в марте этого года министр выделил два фактора, определяющих размер ставки рефинансирования, — текущая макроэкономическая ситуация и риски экономики. Было подчеркнуто и то, что характер сегодняшних макропоказателей позволяет рассчитывать на постепенное снижение инфляции.

«Главная цель ЦБ — поддержание стабильности на финансовых рынках. Но меры монетарной политики могут оказаться неэффективными в ситуации, когда риски, в том числе и кредитные, велики, — замечает Темрюкова. — Вполне возможно, что никакого заметного отражения на рынке эта практика не получит. Ситуация такова, что рыночная конъюнктура определяет политику ЦБ. Индикатором состояния рынка показатель пока не стал и вряд ли станет в ближайшем будущем. Банки не так часто прибегают к ЦБ как к кредитору. Соответственно, процесс рефинансирования у нас принимает обратные формы. ЦБ отвечает вызовам рынка, а не наоборот».

По мнению Александра Мартынова, снижение учетной ставки в тех рамках, в которых оно велось в последние годы, не дает значимых результатов в силу того, что «стоимость» денег в любом случае остается высокой. «Теоретически ЦБ корректирует ставку в зависимости от текущих приоритетов развития экономики, опосредованно изменяя величины спроса и предложения на рынке кредитования. Но в реальности возникает закономерный вопрос: зачем брать кредит у ЦБ, если можно найти гораздо более дешевые средства на межбанковском рынке? Это настолько логично, что странно полагать, будто даже резкое единовременное снижение изменит конъюнктуру на финансовых рынках», — продолжает аналитик.

«В России и по сей день не сформирован институт рефинансирования. Есть сомнения по поводу того, что кредиты ЦБ с легкостью может получить средний во всех отношениях коммерческий банк. Вероятность этого не исключена, но мала. Потому и прибегают банки к помощи “банка банков” нечасто, так что, как бы не корректировалась ставка рефинансирования, суть от этого не меняется», — комментирует Андрей Шевченко. «Когда несколько месяцев назад учетная ставка была снижена до 11,5%, оживления на финансовых рынках не наблюдалось, действия Центробанка оказались малоэффективными. Наша ставка имеет мало общего со ставкой ФРС, это очень формальный метод денежно-кредитного регулирования», — заключает аналитик.

«Что касается повышения деловой активности, то это один из побочных эффектов. Притом и он наблюдается не на всех рынках», — отмечает Александр Мартынов. По словам эксперта, на данном этапе механизмы воздействия ЦБ на рынок устарели, а проблема ликвидности становится трудноразрешимой.

Аналитики называют еще одно возможное следствие корректировки учетной ставки: вкладчики коммерческих банков начнут требовать снижения ставок по предоставляемым им кредитам. Разумеется, такие требования клиентов выполнены не будут, они необоснованны, но все же это чревато дополнительными издержками для банков.
В то же время некоторые банки оговаривают в кредитных договорах возможность возмещения в случае понижения ставки рефинансирования. Например, в документе может быть прописано, что в подобных обстоятельствах заемщик вправе обратиться в банк с письменным заявлением — уведомлением о том, что он желает снизить ставку по взятому им кредиту.

Экономисты делают вывод, что действия ЦБ подчас носят запаздывающий характер. «Ставка рефинансирования указывает на “стоимость” денег в экономике, не более того. Понижая из года в год учетную ставку, ЦБ демонстративно указывает на приемлемый уровень инфляции, обеспечивает дальнейшее ее понижение, определяя оптимистические инфляционные ожидания. Нельзя забывать о том, что основная функция ЦБ — регулирование деятельности коммерческих банков, за исключением, разумеется, операций с ценными бумагами», — считает Мартынов.

«Очень вероятно, что ставка все же окажется снижена. Последствий будет несколько. Скорее всего, информированные заемщики начнут настаивать на снижении стоимости кредитов. Не получив на первых порах никаких преференций, они приостановят активные действия, и постепенно ставка по кредитам действительно снизится», — приходит к заключению Ирина Темрюкова.