15 лет, которые потрясли нас


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Центробежные тенденции на постсоветском пространстве сменились центростремительными.

15 лет назад, в августе — сентябре 1991 года, начался распад СССР, названный президентом Путиным в одном из его недавних посланий крупнейшей геополитической катастрофой XX века. Страх перед будущим у всех бывших граждан Советского Союза сочетался тогда с эйфорией от свободы, казалось гарантирующей, вкупе с заграницей, которая «нам поможет», что это будущее окажется светлым. Увы, все постсоветские страны вступили в длительный период экономических и политических неурядиц, у власти утвердились национальные этнократии; в странах, лишенных сильного европейского влияния, это привело к масштабной демодернизации.

Запад помогал в меру своего разумения и интересов. И вскоре выяснилось, что эйфория от близкого светлого будущего, которое непременно наступит с распадом СССР, была одной из величайших иллюзий.

Сегодняшнюю тенденцию реинтеграции предопределяет экономика, некогда единая. Экономики стран СНГ, как части гоголевского свитка, разрубленного топором, стремятся срастись вновь. Это уже вряд ли возможно по отношению к экономикам стран Балтии, полностью структурно перестроенным и отказавшимся от задач, которые они решали в рамках внутрисоюзного разделения труда, но вполне возможно по отношению к экономикам других бывших советских республик, не испытавшим такого сильного внешнего воздействия. Довольно активно идет процесс формирования интегрированной бизнес-среды: компании разных стран СНГ начинают проекты в других странах, происходит постоянная ротация менеджмента между ними.

К ползучей экономической интеграции добавляется интеграция гуманитарная: люди, даже молодые, даже в Прибалтике, обнаруживают, что у них намного больше общего с другими
жителями бывшего СССР, нежели с западноевропейцами и американцами.

Политики, увы, запаздывают с принятием решений об интеграции: политические и экономические элиты стремятся сохранить контроль надо всеми мало-мальски выгодными активами своих стран. Но остановить глобализацию нельзя, в рамках этого процесса на территории бывшего СССР, несомненно, появится экономический и культурный кластер.
А возможно, и политическое объединение конфедеративного типа, подобное ЕС.

При этом желание сотрудничать у граждан и компаний постсоветских стран возникает не столько из ностальгических побуждений, сколько из потребностей завтрашнего дня.