Холодный душ для аналитиков



Текст | Кристина ХУЦИШВИЛИ

Ситуация на российском фондовом рынке в мае многими была оценена как кризисная.

Резкое падение котировок на российском фондовом рынке в мае этого года породило волну сомнений относительно дальнейшего развития ситуации и в какой?то степени вернуло аналитиков к реальности. Действительно, тесная связь тенденций на фондовом рынке и внешних факторов, таких, в частности, как динамика цен на энергоресурсы, еще раз заявила о себе.

По аналогии с «черными» вторником и четвергом знаковой стала среда 10 мая, когда после длительных выходных была открыта торговая сессия. В предпраздничный период дела на фондовом рынке обстояли как нельзя лучше: индекс РТС достиг 1739 пунктов, что вполне можно трактовать как «перегрев» рынка, за которым должен последовать некоторый спад.
Однако проблема «перегрева» решилась сама собой в связи с внеш­ними факторами: резкое снижение цен на энергоносители и последовавшее за ним падение фондовых индексов в США, как следствие, привели и к падению котировок ценных бумаг, относящихся к сектору энергетики, а вслед за этим — к падению всего рынка.

В контексте сырьевой ориентации российской экономики подобное событие не могло никого удивить. Но аналитики были впечатлены тем, насколько тесной является эта взаимосвязь. Финансовый аналитик Ирина Кисленкова считает, что ситуация в мае этого года вновь подтвердила тезис о том, что временная протяженность и глубина кризиса оказываются трудно предсказуемыми, если в ход процессов на фондовом рынке снова не вмешиваются факторы извне.

«С одной стороны, кризис продлился около двух недель, с другой — изменение положения на рынке тесно связано с повышением стоимости нефтяных контрактов, что также можно трактовать как внешний фактор», — подчеркивает Кисленкова.

По мнению же финансового консультанта Владислава Лазарева, майский кризис стал не чем иным, как очередным показателем де-факто нестабильности российского фондового рынка. «Падение индексов на фондовом рынке нельзя определить даже как резкое: индексы российского рынка снизились чуть ли не на четверть. Зависимость финансового рынка от мировой конъюнктуры ни для кого не новость, радует лишь то, что события на рынке почти не повлияли на поведение вкладчиков. Точнее говоря, люди не бросились отзывать свои вклады, не пошли по пути необдуманных и резких движений. Более того, в период падения рынка широко использовались услуги финансовых консультантов», — замечает Лазарев.

«Очевидно, что любое снижение на фондовом рынке имеет различные по силе последствия для той или иной ценной бумаги. В частности, некоторые зарекомендовавшие себя на российском рынке бумаги имеют потенциал не поддаться негативному влиянию факторов извне, но их число, к сожалению, не столь велико, чтобы говорить о защищенности рынка в целом, что и подтвердила майская ситуация», — дает свой комментарий Ирина Кисленкова.

«Связь между показателями финансового рынка и ориентацией национальной экономики становится еще ощутимее, если речь идет о наиболее динамично развивающихся на сегодняшний день отраслях», — утверждает Лазарев.

Кандидат экономических наук Александр Давтян указывает на специфику положения России в рамках движения на мировых финансовых рынках. «Мировые фондовые индексы начали снижаться в ответ на заявление Федеральной резервной системы Соединенных Штатов о росте учетной ставки до 5?% годовых. Реакция мирового рынка оказалась вполне предсказуемой: американские активы стали более чем популярны. В результате “уход” денег привел к падению котировок. Проще говоря, мировые инвесторы, отреагировав на рост ставок в США, вывели деньги с “развивающихся” фондовых рынков, в том числе и с российского», — восстанавливает цепь событий Давтян. — Безусловно, собственно фондовый рынок США не мог остаться в стороне: котировки начали снижаться и там. Как следствие, повсеместное падение индексов в сочетании с падением на сырьевых рынках определило глобальность кризиса».

«Симптоматично не само отражение мировой конъюнктуры на российском фондовом рынке, а сила этой корреляции. Во всех странах, которые относятся к наиболее чувствительным в плане динамики цен на мировых рынках, индексы падали гораздо стремительнее. Российские же показатели упали очень серьезно: индекс РТС снизился на 23,5—24,5?%, — замечает Кисленкова. — По большому счету, я согласна с теми экспертами, которые говорят об объективной предсказуемости майского кризиса. Очевидно, что за ростом должен следовать спад. Очевидно и то, что ухудшение настроений инвесторов на мировых рынках не могло не отразиться на российском, а он, в свою очередь, в последнее время рос в основном в связи с избыточной ликвидностью зарубежных инвесторов».

«Даже такие перспективные и динамичные сегменты, как телекоммуникации, показали свою тесную зависимость от той же мировой конъюнктуры. Приведу лишь некоторые итоги: котировки “КомСтар” снизились в мае примерно на 23?%, котировки АФК “Система” — примерно на 15?%», — продолжает экономист.

«Причины кризиса лежат на поверх­ности. Рост, имевший место до этого, носил, по сути, лишь спекулятивный характер. Однако цены на нефть не могут расти вечно, так что в этом смысле кризис оказался явлением закономерным. С другой стороны, закономерность процесса еще раз говорит о “развивающемся” характере российского фондового рынка. Общее повышение на мировом фондовом рынке, обусловленное ростом ставок в США, не могло не определить падения на еще недостаточно развитом, к сожалению, российском рынке», — подчеркивает аналитик Лазарев.
Эксперты сходятся во мнении, что наблюдавшийся до последнего времени рост на фондовом рынке был следствием как выгодной мировой конъюнктуры, так и благоприятных макроэкономических факторов в контексте национальной экономики. Действительно, по итогам второй половины прошлого года индекс РТС увеличился чуть ли не на 85?%. Что касается мировых рейтингов, то по темпам роста фондового рынка в прошлом году Россия заняла четвертое место, уступив странам, которые можно отнести к развивающимся.

«Разумеется, столь динамичный рост трудно отнести к разряду качественного, особенно учитывая ориентацию экономики, — замечает Александр Давтян. — Можно говорить лишь об очередном “пузыре” в российской экономике».

В то же время Владислав Лазарев считает, что рост фондового рынка являлся отражением увеличения темпов экономического роста национальной экономики: «Никто не отрицает, что приток нефтедолларов сыграл с фондовым рынком злую шутку. Но нельзя отрицать и того, что денежно-кредитная политика может сыграть важную роль в дальнейшей стабилизации рынка».
Майский кризис на фондовом рынке заставил говорить и об ожидае­мом банковском кризисе. «Ни в коем случае нельзя отрицать возможности стабильного снижения цен на нефть. В ближайшем же будущем зависимость финансовых рынков развивающихся стран от мировой конъюнктуры никуда не исчезнет. Соответственно любой прогноз должен принимать во внимание этот факт, — уверен Давтян. — На мой взгляд, возможность кризиса существует, но многое будет зависеть и от действий Центрального банка».
Все эксперты признают, что динамика российского фондового рынка в ближайшем будущем будет зависеть от ситуации на мировых рынках, а в конечном счете — от поведения иностранных инвесторов.
«Что касается возможности банковского кризиса, — говорит Ирина Кисленкова, — то, думаю, вероятность такого поворота событий не слишком велика, но, тем не менее, ее нельзя исключать. Отток зарубежного капитала из национальной экономики — вещь не самая приятная, но последствия вполне могут оказаться двойственными».

«Сейчас серьезную опасность для банков­ской системы представ­ляют финансовые риски, определяемые, в частности, и падением биржевых индексов. Не исключено, что рынок постепенно стабилизируется, но коренные причины кризиса не будут и не могут быть устранены. Именно поэтому очень вероятно, что вслед за кратковременной стабилизацией или даже ростом российский рынок снова ждет падение», — продолжает она.

С тем, что возможность банковского кризиса сегодня исключать нельзя, согласен и Владислав Лазарев. Экономист отмечает, что основную роль здесь играют кредитные риски, поскольку, до последнего времени расширение кредитного финансирования основывалось и на синхронном увеличении денежной массы в национальной экономике. «Между тем поставленная “сверхзадача” снижения темпов инфляции, решение которой выражается в снижении темпов роста денежной массы, может привести и к кризису ликвидности, ведь рост денежной массы выражал потребность реального сектора в дополнительной ликвидности», — полагает Лазарев.
«Возможность банковского кризиса на самом деле существует уже давно, более того, можно вспомнить о том, что подобное “бегство” инвесторов произошло около двух лет назад. В стране тогда случился банковский кризис, принявший, правда, своеобразные формы: он не привел к катастрофическим последствиям, но некоторые мелкие и средние банки не смогли справиться с кризисной ситуацией», — замечает Александр Давтян.

Аналитики также едины во мнении, что основная часть средств, поступающих в Россию в форме кредитов, направлена на то, чтобы «выиграть» в период роста рынка, то есть имеет место спекулятивный мотив. В контексте ситуации на фондовом рынке ожидания падения фондовых индексов обусловливают тенденцию к выводу капитала. Последняя же во многом определяет нестабильность финансовых рынков.

«О грядущем кризисе ликвидности речь идет уже давно. Сейчас ситуация опасна тем, что предпосылок для начала массовых невозвратов кредитов становится еще больше, — констатирует Александр Давтян. — Уже изначально было ясно, что подобная волна кредитования не может быть полностью обеспеченной».

Комментируя майские показатели работы ПИФов, аналитики отмечают, что в период общего кризиса они привлекли рекордное число вкладчиков. Напомним, что чистый приток средств в открытые паевые фонды в мае 2006 года достиг рекордной отметки за все время существования рынка — примерно 5,3 млрд руб. Вместе же с общими фондами банковского управления приток инвестиций составил около 5,8 млрд руб, причем наиболее популярны были именно фонды акций. Таким образом, инвесторы воспользовались рекордным падением рынка для покупки паев.

«В данном случае вкладчики вели себя разумно, не только не поддавшись панике, но и пытаясь извлечь из ситуации максимальную выгоду», — подчеркивают аналитики.

На вопрос о том, какой фондовый рынок теоретически более приемлем для национальной экономики, экономисты не дают однозначного ответа. «Этот вопрос возникает именно в тот момент, когда на рынке происходят какие?то резкие изменения. Растущий рынок может быть выгоден для экономики в целом, а может нести в себе и скрытую угрозу. Нужно в каждом конкретном случае подробно рассматривать макроэкономическое положение, учитывать самые различные показатели», — говорит Ирина Кисленкова.

«Что касается нынешней стабилизации положения на фондовом рынке, то вряд ли она продлится сколько?нибудь долго. На мой взгляд, не следует ожидать и нового резкого снижения, и повторения кризисной ситуации. Скорее всего, индексы в ближайшие месяцы имеют тенденции к плавному снижению», — прогнозирует Владислав Лазарев.

«Не стоит также трактовать события на фондовом рынке как некие ничем не обоснованные “сюрпризы”. Я личными примерами могу подтвердить, что многие экономисты и аналитики делали довольно точные прогнозы, в том числе говорящие о скором оттоке иностранного капитала. События вполне объективны и предсказуемы. Если же принимать во внимание тот факт, что рост ставок как в США и странах Европы, так и в Японии продлится вероятно, до начала осени, то повторение ситуации “перегрева” рынка кажется маловероятной, по крайней мере в перспективе ближайших двух-трех месяцев», — заключает аналитик.

Что касается перспектив прихода на рынок новых внутренних инвестиций, то здесь аналитики придерживаются весьма сдержанных позиций.
«Сегодняшняя ситуация, поведение инвесторов во многом обусловлены грядущим в июле IPO “Роснефти”. Вероятно, что уже в июле мы будем иметь более четкое представление о дальнейших действиях инвесторов», — считает Ирина Кисленкова.

Следите за нашими новостями в Telegram, ВКонтакте