За что аборигены съели Грефа


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

В очередной раз ходят упорные слухи о близкой отставке министра экономического развития и торговли Германа Грефа. На этот раз у них наиболее высокие шансы сбыться.

Bпервые в предотставочном состоянии Герман Греф побывал весной 2003 года. Тогда он больше месяца не выходил на работу, объясняя это необходимостью реабилитации после болезни. Греф готовился к уходу, видимо, подал прошение об отставке, но президент отставку не принял.
Тучи над Грефом сгущались и весной этого года, когда правительство обсуждало антиинфляционную политику. Премьер Фрадков был очень зол на Грефа и главу Минфина Кудрина, в выражениях не стеснялся, но публичную порку ему совершить не дали.

Нетрудно заметить, что в обоих случаях причиной проблем Германа Оскаровича становились трения с премьерами — Михаилом Касьяновым и Михаилом Фрадковым. И Фрадков, и Касьянов стремились закрепить свой приоритет в экономической политике, и трения с не ими назначенным министром экономики вполне закономерны. Как, впрочем, и то, что они не привели к желаемому для них результату.

Президент недоволен

Сейчас ситуация другая: министром недоволен, по слухам, президент Путин. Причина — представления об экономической политике у министра и президента разошлись.

Когда Путин подверг резкой критике Грефа за то, что до сих пор не решена проблема с экспортом леса, многие восприняли это из-за сложившейся тогда внешнеполитической обстановки как угрозу президента в адрес западных покровителей российских либералов — мол, уберу их, если станете на меня давить. Не исключено, что такая трактовка была неверна или не совсем верна.

Второй случай претензий президента связан с Федеральной таможенной службой, в ситуации с которой виновником объявлен в том числе и глава МЭРТ, курировавший службу в рамках блока вопросов международного экономического сотрудничества и внешнеторговой политики, отнесенного к ведению министерства. Служба была выведена из подчинения министерства и подчинена напрямую главе правительства Михаилу Фрадкову, что стало сокрушительным аппаратным поражением Германа Оскаровича. Говорят, он в очередной раз написал прошение об отставке.
И сейчас, как никогда, такое событие может состояться.

Dream team гложат противоречия

Греф пришел в команду президента вместе с группой питерских либералов. Команда президента состояла (и состоит), как известно, из двух групп — силовиков и либералов, в обеих доминируют выходцы из Санкт-Петербурга и другие люди, с которыми Путин был лично знаком по прошлым местам работы. К первой группе относят заместителя руководителя Администрации президента, помощника президента по общим вопросам Юрия Сечина, министра обороны Сергея Иванова, помощника президента по кадрам Виктора Иванова, директора ФСБ Николая Патрушева. Ко второй — первого вице-премьера Дмитрия Медведева, полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака, заместителя руководителя Администрации президента, помощника президента по внутренней политике Владислава Суркова, помощника президента по социально-экономическим вопросам Игоря Шувалова, Германа Грефа и Алексея Кудрина. Функции между этими группами были четко разделены: силовики «собирали» страну, занимались ее обороной и безопасностью, либералы управляли экономикой, социальной сферой и общественными отношениями. Однако со временем силовики тоже занялись экономикой: первой крупнейшей силовой корпорацией стала компания «Роснефть», сейчас на наших глазах создаются новые машиностроительные и оборонные холдинги. Впрочем, и либералы вторгались в святая святых силовиков — политику на Северном Кавказе, за которую уже не первый год отвечает Дмитрий Козак. К тому же в составе команды президента появились фигуры неопределенной окраски. Премьер Михаил Фрадков по роду деятельности рыночник, но по взглядам и связям может быть скорее отнесен к силовикам. Новый глава президентской администрации Сергей Собянин находится между этими двумя группами: зарекомендовал себя как довольно либеральный политик и вместе с тем активно поддерживается силовиками.

Отдельная тема — влияние на расстановку сил в российском руководстве Запада. Ни для кого не секрет, что ельцинская власть фактически согласилась с ограниченным суверенитетом. И часть либеральной группировки в современном российском руководстве, вышедшая из прежнего ельцинского окружения, поддерживается Западом. Это и Алексей Кудрин, и Михаил Зурабов, и Анатолий Чубайс, и Игорь Шувалов, и Владислав Сурков, не говоря уже о фигурах помельче: Сергее Приходько, Джахан Поллыевой, Сергее Ястржембском… (Впрочем, Греф, как Козак и Медведев, не принадлежит к «староельцинским».)

Высказывается мнение, что некоторые представители либеральной группы по-прежнему реализуют политику, вырабатываемую отнюдь не в Москве. Для такого предположения есть основания, например яростное нежелание части либералов использовать финансовые средства страны для целей развития, которое удается сломить лишь в отдельных случаях и только благодаря политической воле президента.

У Путина явно ухудшились отношения с целым рядом либеральных членов его команды — о Грефе мы уже говорили, хуже стали и позиции Дмитрия Козака, который не смог отправить в отставку главу Адыгеи Хазрета Совмена.

Греф не был радикальным либералом — как раз более или менее шел на компромисс, подчиняясь разумным требованиям экономического развития. Во многом благодаря ему в бюджете появился Инвестиционный фонд, он выступил с идеей частно-государственных партнерств.
Однако этого, судя по всему, президенту уже недостаточно.

После Грефа

Главе государства сегодня нужна активная политика развития, которую Греф, отчасти из-за своих взглядов, отчасти из?за особенностей своей профессиональной квалификации (Герман Оскарович — юрист, специалист по имущественным отношениям и хозяйственному праву), предложить не мог. Такая политика требуется Путину для того, чтобы закрепить и развить успех России, благодаря ситуации на мировом энергетическом рынке фактически вернувшей себе положение одного из ведущих игроков мировой политики и экономики и обладающей значительно большими степенями свободы в определении приоритетов своего развития. К тому же попытки шантажировать страну исключением из клуба великих держав — «большой восьмерки», судя по всему, возымели прямо противоположное действие.

Итак, Греф, вероятнее всего, уйдет — скорее всего, в процессе очередной кадровой волны, которые так любит президент Путин. Кто придет ему на смену? Как можно предположить, человек более или менее либеральных взглядов, чтобы не нарушать расстановку сил во власти. Весьма вероятная кандидатура — Игорь Шувалов. Однако кресло главы МЭРТ — слишком низкий пост, не позволяющий системно решать вопросы социально-экономического развития, и наверняка Шувалов потребует для себя еще и вице-премьерство. Если должность главы МЭРТ будет решено не усиливать, министерство может возглавить Аркадий Дворкович, нынешний начальник Экспертного управления президента и бывший зам Грефа. Дворкович сохраняет положение одного из ближайших сотрудников Путина. Другой весьма вероятный вариант — назначение Александра Шохина. Шохин — опытнейший специалист по экономической политике, всегда сочетавший в своей деятельности рыночные принципы и прагматизм. К тому же его профессиональный уровень как экономиста позволяет ему выступить в качестве генератора новой экономической стратегии, которая так важна сегодня.

Из фигур, близких к силовикам, в качестве возможного министра экономики можно рассматривать, пожалуй, только нынешнего заместителя министра экономического развития и торговли Виталия Савельева. Однако при любом варианте новый глава ведомства будет вынужден разрабатывать и проводить в жизнь активную экономическую политику, чего Греф делать оказался не в состоянии.