PR-ракета


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Россия ответила США на виртуальный ядерный удар. Впрочем, одного ответного удара для ликвидации имиджевого урона будет недостаточно.

На космодроме Капустин Яр испытана баллистическая ракета К65М-Р, поразившая цель в районе озера Балхаш (на полигоне ПРО Сары-Шаган). Эксперты сразу отметили, что антураж громкой новости этому событию придан не случайно.

Военная хитрость

Ракеты, запускаемые с космодромов, Россия использует в последнее время исключительно для целей космонавтики, поскольку их огромные стартовые столы очень уязвимы (для ядерного оружия применяются ракеты шахтного, а также мобильного базирования — автомобильного, железнодорожного и подводного).

К65М-Р — это модификация «Космоса-3», основной рабочей лошадки Космических войск России, с помощью которой осуществляется запуск спутников и других космических аппаратов. Она используется и для проверки средств ПРО. По сообщениям пресс-службы Минобороны РФ, речь в данном случае шла об испытаниях боевого оснащения — так называемой платформы разведения, где может быть размещено до шести ядерных боеголовок.

Платформа эта унифицирована и предназначена для установки на межконтинентальных баллистических ракетах морского («Булава») и наземного («Тополь-М») базирования.

Испытывалась старая ракета, во-первых, чтобы не переводить новые, а во-вторых, по ней мы не обязаны передавать телеметрические данные США. Это был, безусловно, ответ на публикации в The Washington Post и Foreign Affears о несостоятельности россий­ских стратегических ядерных сил.

Два «наезда» на Путина

США в последнее время явно занимаются акциями по подрыву авторитета российского руководства, и, скорее всего, этот вал компромата будет нарастать: антипутинский настрой администрации Буша очевиден. Почти одновременно прошли два информационных спецмероприятия. Первое — публикация в The Washington Post и Foreign Affears неких американских экспертов по военному атому о том, что американский ядерный потенциал существенно превосходит российский, а система НПРО США сейчас достигла такого высокого уровня (и при этом степень износа российского ядерного щита так велика), что наш ядерный потенциал не представляет для Америки угрозы.

Второе касалось диссертации Вла­димира Путина в Санкт-Петербургской горной академии на соискание ученой степени кандидата экономических наук, наиболее содержательная часть которой, по утверждению американских источников, являет собой плагиат из книг известных теоретиков стратегического планирования.

Оба этих информационных повода были раскручены в российских СМИ либеральной направленности. И возымели действие: адекватность политики президента в военной сфере и его личный имидж оказались под вопросом.
Представляется, что кампании преследовали прежде всего внутриполитические цели — специально были выбраны два сюжета, наиболее чувствительные для российского общественного сознания. Первый — российский ядерный щит, который, с точки зрения большинства наших граждан, позволяет стране оставаться влиятельной державой. Второй — личность президента Путина, опять же по мнению общественности, честного и квалифицированного профессионала. Причем характерно, что во втором случае предметом диффамаций стали обвинения не в неких экономических нарушениях, якобы имевших место в период работы Путина в команде Собчака, на которые намекали раньше, а нечто совершенно иное.
Не стали американские PR-технологи акцентировать внимание и на теме имущества семьи второго российского президента: ясно, что этот сюжет уже «засвечен» при попытках давления на Бориса Ельцина.

Понятно, что старания скомпрометировать руководство России будут продолжены. И одним запуском ракеты, пусть и эффектным, Кремлю в восстановлении своего имиджа не обойтись.