Меньше свободы, больше дисциплины…


Подготовил Сергей Авакян-Ржевский

В мае исполняется год президентскому посланию-2005, которое было посвящено становлению демократии и повышению эффективности государственного управления. Многое ли сделано? Вот что думают наши эксперты (политики «Единой России», кстати, давать комментарии категорически отказались).

Наши респонденты отвечали на следующие вопросы:
1. Какие меры приняты для повышения эффективности государ­ственного управления и усиления общественного контроля за деятельностью чиновников?
2. Что сделано для либерализации предпринимательского простран­ства и укрепления гражданского оборота?
3. Создан ли режим благоприятствования для иностранных инвесторов?
4. Пошла ли исполнительная власть по пути дальнейшего утверждения ценностей демократии, о важности которых говорил президент?

Сергей Решульский,
КПРФ:

1. Никакого повышения эффективности государственного управления сегодня не происходит. Может быть, кто-то полагает, что уничтожение ЮКОСа является частью этой программы, как и устранение олигархов, которые имели виды на президентское кресло и своей чрезмерной активностью мешали эффективности управления, но я так не считаю. Можно было вести с ними более взвешенный диалог, и тогда эти олигархи не представляли бы никакой угрозы.

2. На мой взгляд, ни о какой либерализации сегодня говорить нельзя. Скорее наоборот: все, что происходит в последнее время, опровергает заявленные попытки либерализации пространства. Взять хотя бы экономическое пространство между Россией и Молдавией, Россией и Грузией. Продукция винных изделий этих стран не выдерживает санитарных норм, которые предъявляет Россия. Но может быть, в первую очередь нужно заняться своей собст­венной недоброкачественной водкой? Я точно знаю, что ежегодно от отравления «паленой» водкой в России умирает 40 тыс. человек.

3. О каком благоприятствовании можно говорить, если наши же собственные компании вывозят капитал за границу?! Если российские бизнесмены не видят привлекательности в отечественной экономике, то разве польются в нее иностранные инвестиции? Единственное, во что в России выгодно вкладывать средства, — это сырье. Это та отрасль, где за вложенные деньги можно не переживать. Сегодня нельзя говорить о стабильности нашей экономики, даже исходя из того, что свой Стабилизационный фонд мы храним в иностранных ценных бумагах.

4. Исполнительная и президентская власть пошли по пути насаждения авторитарной демократии. Истинных ценностей демократии сегодня нет.

Виктор Похмелкин,
независимый депутат:

1. За период моей работы в Госдуме я был свидетелем многих президентских посланий. И должен заметить, что они всегда были далеки от реальности. Наученный собственным опытом, я знаю, что не стоит ожидать реализации сказанного в президентском послании. Эти расхождения обычно кардинальные. Многое, о чем говорят президенты, не происходит, а о чем не говорят — происходит.

Например, ни в одном из своих посланий Путин не поднимал вопрос об отмене губернаторских выборов, никогда не упоминал об огосударствлении экономики страны, о выстраивании вертикали власти и т. д. Выстраивание вертикали власти никоим образом не повышает эффективности государственного управления, напротив, только ее снижает. Единственный приемлемый вариант для цивилизованного государства — это многоуровневая система разделения властей. Причем не по вертикали, а по всем направлениям, чтобы была система сдержек и противовесов. А не такая система, когда одним ударом можно парализовать все государство.

2. Все сделано с точностью до наоборот. Малый бизнес задушен, средний еще пытается выжить, крупный полностью огосударствлен. Государство стало монополистом крупного бизнеса. На сегодняшний день в России одна из самых антилиберальных систем построения экономики.

3. К сожалению, до сих пор не решены ключевые вопросы, без чего в страну никогда не придет иностранный капитал. Во-первых, у нас по-прежнему нет гарантий прав собственности. Во-вторых, нет независимой судебной системы. В-третьих, в стране отсутствуют развитые демократические институты, без которых построение правового, демократического государства невозможно. Именно наличие независимых институтов является гарантией для иностранного капитала.

4. Из моих предыдущих ответов видно, что мы идем не по пути дальнейшего утверждения ценностей демократии, а по пути отступления от них. Тем самым мы отступаем от эффективного управления государством. Коррумпированность нашей государственной системы, политическая потенция и прочее — все это только усугубляет положение в политической, экономической, социальной и во всех остальных сферах.

Дмитрий Орешкин,
политолог:

1. Смотря что подразумевать под эффективным госуправлением. Если усиление влияния административного ресурса, то да — оно значительно возросло. Свобода является главным двигателем экономики. У нас же сейчас становится меньше свободы и больше дисциплины. Поэтому если какие-то меры по повышению уровня эффективности и применяются, то они не верны, мы движемся в обратном направлении. Когда страна переходит на более сложный уровень развития, то руководить только из центра становится невозможно. В советское время государство могло себе это позволить, потому что перед ним стояло несколько задач: вооружение, космос, экспорт сырья — и все. Но сейчас государство пытается решить сразу массу проблем. Вплоть до улучшения жилищных условий граждан. Это замечательный проект, но уследить за всем сверху очень сложно. Не нужно взваливать на себя слишком много обязательств, потому что в итоге руки ни до чего не дойдут.

2. За последние два-три года предпринимательское пространство только сужено. Это потому, что у бизнесменов нет чувства стабильности. Человек не пойдет в банк брать кредит, если не уверен, что завтра сможет вернуть его. Я сам, как человек, имеющий небольшой бизнес, боюсь за свой капитал. В том числе боюсь брать кредит. Отсюда вытекает наша потребительская страсть. Люди не вкладывают деньги в производство, а покупают себе автомобили, проедают деньги, тратят, как только могут.

3. Иностранные инвесторы очень разумные люди. Они вкладывают деньги только в государственные предприятия России, нефтяные компании, РЖД и пр. Так же как это происходит в Южной Корее — по самым крупным направлениям. А малый и средний бизнес, который обеспечивает крупный бизнес, оказался практически бессильным. Ситуация ужасная, но не критическая: в регионах малый и средний бизнес научился жить «в серую». Эти секторы экономики существуют, потому что предприниматели знают, кому давать «откаты», умеют договариваться с милицией, с местными властями. Они приспособились к современным условиям. Но, повторюсь, если административное давление на малый и средний бизнес будет увеличиваться, то и тот и другой умрет. Это неизбежно.

4. Про последние два-три года трудно что-то сказать. Но за предыдущие 20 лет страна сделала огромный шаг в развитии демократии. Я считаю, что процесс изменения в лучшую сторону медленно, но верно продолжается и сейчас. Хотя пессимисты, люди, привыкшие ждать милостей от государства, не замечают никакого прогресса. Таких в настоящий момент 80%. Проблема этих людей в том, что они неправильно понимают, с моей точки зрения, что такое демократия. Те же, кто понял, что демократия — это когда открываются возможности для собственной реализации, живут сегодня достаточно неплохо. И это те 20% оптимистов, которые видят все плюсы демократического развития страны. Правда, постоянные разговоры о сути демократии и о том, есть ли она в нашей стране, привели к тому, что само слово «демократия» начало вызывать раздражение. И сегодня оно даже приобретает некий негативный оттенок.

Михаил Хазин,
президент компании экспертного
консультирования «Неокон»:

1. Нет, реальных мер до сих пор принято не было.

2. Внутри страны не сделано ничего. За ее пределами — это возможно, попытка создания единого экономического пространства с Украиной, Казахстаном и Белоруссией.

3. Раз иностранные инвестиции в страну не хлынули, значит, режим благоприятствования не создан.

4. Я не очень понимаю, что такое «ценности демократии», поэтому ничего не могу сказать.