Девять направлений новой экономики


Текст | Сергей ГЛАЗЬЕВ

Новая экономика, экономика знаний — об этом много говорится властями предержащими. Но мало делается, считает бывший министр гайдаровского и первого черномырдинского правительств, а ныне оппозиционный экономист.

Инновации, переход к экономике знаний, развитие высокотехнологичных отраслей объявлены президентом Путиным одним из приоритетов развития России. Однако в правитель­ственной политике этот курс не находит продолжения.

Возьмем недавно утвержденную правительственную программу на 2006—2008 годы. Она производит тягостное впечатление. Оставлю за скобками заложенные в ней социальные подходы, которые приведут к дифференциации медицинских услуг, дифференциации населения, характерной для слаборазвитых стран, превращение России из образованного общества в общество с узкой образованной прослойкой и громадным большинством населения, коему образование недоступно, — какая уж тут экономика знаний! В правительственной программе нет путей решения основных социально-экономических проблем: бедности и повышения уровня жизни малоимущих, к которым сейчас относится 40% граждан России; повышения инвестиционной активности (для простого воспроизводства основных фондов и научно-промышленного потенциала страны необходим не менее чем двукратный ее рост); перехода на инновационный путь развития НТП и модернизации экономики на основе современных технологий. Для всего этого требуются реальные механизмы, значительные финансовые ресурсы. Однако правительственная программа ограничивается в основном общими фразами. Например, «повышение благосостояния населения и уменьшение бедности на основе динамичного и устойчивого роста ВВП за десять лет, прогрессивные структурные сдвиги в экономике, сближение по уровню экономического развития с наиболее развитыми странами».
Между тем у нашей страны есть богатый исторический опыт реализации крупномасштабных проектов, как в Российской империи, так и в Советском Союзе. Это, в частности, программа ГОЭЛРО, атомный проект, проект космический…

В Академии наук накоплен большой опыт работы в данной области. Живы еще люди, которые готовили комплекс­ную программу научно-технического прогресса. Сегодня довольно много известно о закономерностях современного экономического развития. Отмечу лишь отдельные из них, которые необходимо учитывать при выборе приоритетных направлений.
Это прежде всего неравномерность экономического роста. В каждый момент времени существует разный набор отраслей и сфер экономики. И в каждый момент времени разные отрасли развиваются разными темпами.

Если посмотреть, к примеру, на сегодняшнее состояние дел в мировой экономике, то очевидно очень бурное развитие таких направлений, как биотехнологии, информационные технологии, производство конструкционных материалов с заранее заданными свойствами. Если бы не теракты, мы бы наблюдали устойчивый рост авиационных перевозок, причем не только пассажирских, но и грузовых. Еще одно перспективное направление — высокоточное приборостроение, основанное на нанотехнологиях и на заказных интегральных схемах.

Новейший технологический уклад охватывает вполне определенный набор ключевых технологических решений. И мы видим, что они расширяются с темпом от 20 до 50% ежегодно. Это позволяет странам, которые своевременно осваивают растущие сферы экономики, создавать заделы и обеспечивать технологические прорывы.

Кроме того, очень важно понимать, что на разных фазах жизненного цикла любой технологии производства разнится капиталоемкость вхождения в данную отрасль. Например, для того чтобы сейчас начинать конкурировать на рынке биотехнологий, достаточно иметь лабораторию из десяти человек с оборудованием стоимостью $1 млн. И с этим инструментарием можно уже начинать производить трансгенные растения, экспериментировать с вакцинами. На ранних фазах жизненного цикла ключевую роль играет интеллектуальный капитал.

Дальше, по мере того как технологии отрабатываются, все больший вес приобретают инвестиции в оборудование. Чтобы сейчас войти, скажем, в сферу производства электроники, требуется уже как минимум $1 млрд. А чтобы войти в автомобильную отрасль, которая имеет гораздо больший опыт и жизненный цикл, нужно не менее $10 млрд.

То есть специфика экономического роста, его неравномерность, позволяет планировать приоритетные направления усилий государства таким образом, чтобы получить максимальный эффект. Отслеживая прорывные направления, входя с инвестиционными ресурсами на ранних фазах их жизненного цикла, можно, как говорится, оседлать волну, сесть в локомотив, который вывезет экономику вперед.

Эти направления должны соответ­ствовать не только технологическим критериям, но иметь и социальный эффект: способствовать росту уровня жизни, создавать рабочие места, своевременно адаптировать наш интеллектуально-творческий потенциал. Поэтому реализацию приоритетных направлений нужно планировать в комплексе.

Ясно, что их выбор не должен быть чисто теоретическим. Войти в то или иное технологическое направление научно-технического прогресса можно, только имея соответствующие заделы, научные школы, кадры. С нуля ничего не получится.

Принимая решение, очень важно сопоставлять перспективные направления глобального экономического роста с наличием у нас требуемых конкурент­ных преимуществ. Исходя из этого и четко зная прорывные отрасли глобального экономического развития, можно выделить достаточно очевидный список таких направлений.

1. Информационные технологии, которые сегодня растут с темпом
20—30% в год и предусматривают создание системы телекоммуникаций, современной вычислительной техники, программного обеспечения и др.

2. Биотехнологии, прежде всего генная инженерия и другие направления приложения микробиологических исследований для медицинской, фармацевтической промышленности, агропромышленного комплекса, а также для добывающей промышленности.

3. Микроэлектронные технологии и современные средства автоматизации. Это направление тоже продолжает бурно развиваться, являясь одним из ключевых для нового технологического уклада.

4. Развитие лазерных технологий, в которых у нас имеются определенные заделы и конкурентное преимущество.

5. Обновление парка гражданской авиации. В России есть колоссальный спрос на новые летательные аппараты, есть конкурентоспособные модели, не уступающие западным аналогам, есть крупный государственный заказчик в лице «Аэрофлота». Но при этом мы видим экспансию импортных подержанных самолетов, постоянное лоббирование приобретения новых иностранных летательных аппаратов. С большим трудом нам удается ежегодно добиваться выделения относительно небольших средств на поддержку отечественной авиационной техники, в то время как лоббисты иностранных конкурентов ухитряются продавливать решения российского руководства о предоставлении льгот и по таможенным пошлинам под ввоз летательных аппаратов, и даже по НДС.

Могу сказать, что суммарные льготы, предоставленные иностранному капиталу под ввоз летательных аппаратов, уже достигли порядка $3 млрд. Это намного больше, чем все ассигнования, выделенные российским государством на поддержку отечественного авиапрома. У нас единственное правительство в мире, которое субсидирует иностранную авиатехнику, а не свою собственную.

6. Технологии переработки и использования природного газа и нефти. Ясно, что это сырье сегодня используется неэффективно, фактически только как топливо. В то время как гамма материалов, которые можно производить из природного газа и нефти, колоссально велика. Напомню слова нашего выдающегося ученого Менделеева, еще 100 лет назад сказавшего, что топить нефтью — это все равно, что топить печку ассигнациями.

7. Развитие современных транспортных узлов. Тоже тема знакомая. И очень странно, кстати, что она не попала в список правительственных приоритетов, потому что проблема модернизации транспортных узлов, что называется, уже навязла в зубах. Лет 15 идет обсуждение формирования нового трансполярного авиационного коридора из Индии в Америку через нашу Сибирь и Северный полюс, где мы могли бы добиться существенных преимуществ по транзитным авиационным перевозкам. Много говорится про Транссиб, но до сих пор соответ­ствующие проекты не реализованы.

8. Жилищное строительство и модернизация коммунального хозяйства. Существует комплекс отечественных технологий, позволяющих модернизировать систему трубопроводного хозяйства в ЖКХ и связанных с доставкой тепла, воды, с утилизацией. Эти технологии дают возможность практически ликвидировать потери тепла и воды. Расчеты доказывают, что модернизация жилищно-коммунального комплекса окупается за два отопительных сезона в условиях европейской части и за один отопительный сезон в условиях Севера. Но и здесь никак не удается добиться выделения 100 млрд руб., необходимых для того, чтобы запустить процесс модернизации жилищно-коммунального хозяйства.

9. Оздоровление окружающей среды. Россия — единственная из развитых стран мира, где никакой системной работы по оздоровлению окружающей среды не ведется. Система управления оздоровлением через экологические фонды разрушена, экологический налог не заработал. Между тем есть апробированная, в том числе нашими учеными, технология финансового обеспечения экологической работы, есть нормативы, которые позволяют создать очень эффективную экономическую модель защиты окружающей среды и мобилизовать немало средств для расходов на эти цели через платежи за загрязнения…

Ясно, что это лишь приблизительный перечень — для первоначального обсуждения. Но подобное обсуждение должно идти, а его нет. Не в последнюю очередь потому, что уровень квалификации нынешнего правительства не дает нам повод рассчитывать на активное участие чиновников в этой работе.

Если мы проанализируем кадровый состав Министерства промышленности и энергетики и Министерства экономического развития и торговли, то обнаружим, что там практически нет людей, которые хоть что-то понимают в области научно-технического прогресса. Они не знают руководителей крупнейших предприятий страны, не знают ведущих ученых. С такими «специалистами» на успех рассчитывать, увы, не приходится.