Брюссельский гамбит



Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ


В газовой войне России и Украины дружба победила слишком быстро, чтобы не попытаться разобраться в подоплеке заключенных 4 января соглашений и предшествовавших им «боевых действий».

B ночь с 3 на 4 января «Газпром» и «Нафтогаз Украины» подписали соглашение: о поставке россий­ского и среднеазиатского газа в Украину и о транзите российского газа через Украину европейским потребителям. Партнеры по переговорам заявили, что очень довольны соглашением; главы «Газпрома» Алексей Миллер и «Нафтогаза Украины» Алексей Ивченко обнялись и расцеловались на пресс-конференции, хотя еще предыдущим утром их пресс-секретари обвиняли другую из сторон соответственно в воровстве газа и его контрабанде.

О чем договорились

Согласно информационным сообщениям и документам, которые были обнародованы политиками, договоренности «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» включают несколько основных позиций.

Во-первых, поставлять газ в Укра­ину должно зарегистрированное в Швей­царии российско-украинское СП Ros­Ukr­Energo, занимавшееся поставкой туркменского газа в Украину через территорию России.

Во-вторых, эта компания будет получать от «Газпрома» на границе России и Украины 17 млрд куб. м российского газа по цене, которая рассчитывается по согласованной сторонами формуле (сейчас цена составляет $230). А также на границе России и Казахстана закупаемый «Газэкспортом», дочерней компанией «Газпрома», казахстанский газ (до 8 млрд куб. м), а также закупаемый и транзитируемый «Газэкспортом» по территории среднеазиатских государств туркменский (41 млрд куб. м) и узбек­ский (до 7 млрд куб. м) газ по неопределенной пока цене; осуществлять транзит среднеазиатского газа по территории России через газотранспортную систему «Газпрома» за свой счет по цене $1,6 за тыс. куб. м на 100 км. То есть газовый баланс компании RosUkrEnergo составит до 73 млрд куб. м.

В-третьих, RosUkrEnergo поставит в Украину в 2006 году 34 млрд куб. м газа по фиксированной цене $95, дей­ствительной в течение первого полугодия. Остальной газ (примерно 39 млрд куб. м) компания фактически имеет право реализовывать по собственному усмотрению. В течение января она будет поставлять газ украинским потребителям непосредственно, позднее — через свое СП с «Нафтогазом Украины», (скорее всего, оно будет называться «РосУкрЭнерго»), лишенное права продавать газ вне Украины. С 2007 года поставка газа Украине через RosUkrEnergo должна быть доведена до 58 млрд куб. м, то есть приблизится к объемам фактических годовых потребностей этой страны во внешнем газе.
В-четвертых, «Газпром» будет осуществлять транзит газа для европей­ских потребителей через газотранспортную систему «Нафтогаза Украины» по цене $1,6 за тыс. куб. м на 100 км. При этом объем транзитируемого газа достигнет рекордной величины — более 120 млрд куб. м. Недавно в Астане Виктор Ющенко заявил, что Россия и Украина образуют мощную, надежную пару, позволяющую снабжать газом европейских потребителей.

Бенефис бенефициаров

Таким образом, «Газпром» будет продавать газ Украине вместо $50 по $230 — по максимальной из заявлявшихся ставок, которая даже не рассматривалась экспертами всерьез. В последнее время «Газпром» говорил о $220—230, и экспертное сообщество по умолчанию оперировало нижним значением этой ценовой вилки.

При этом объемы поставок российского газа в Украину существенно сократятся — более чем в два раза. Ранее «Газпром» поставлял «Нафтогазу Украины» свыше 40 млрд куб. м. Теперь он будет поставлять RosUkrEnergo 17 млрд. Причем примерно 39 млрд куб. м газа RosUkrEnergo сможет реализовывать по собственному усмотрению — в Украине по свободной цене или в других странах ближнего или дальнего зарубежья. Кроме того, «Газпром» согласился поставлять этой компании казахский и узбекский газ, который мог бы, учитывая его относительную дешевизну, продать на открытом рынке с большей для себя выгодой.

Тем не менее от поставки газа Ros­UkrEnergo «Газпром» получит, по неко­торым экспертным оценкам, двух­­мил­лиардный доход, а по данным Валерия Язева, главы думского Комитета по энергетике и транспорту и бывшего топ-менеджера «Газпрома», и все три миллиарда. Цифры доходов от продажи российского газа в Украину в 2005 году неизвестны и непрозрачны, так как использовалась частично бартерная система оплаты за транзит, но они, по мнению экспертов, в несколько раз ниже.

«Газпромом» была очень быстро, в рекордно короткие сроки, урегулирована проблема транспортировки газа в Европу, которая в первые дни нового года приобрела для России колоссальное значение: мы не могли гарантировать европейским потребителям поставку газа в предусмотренных контрактами объемах.

«Нафтогаз Украины» будет транзитировать российский газ по ставке $1,6, а не $1,09, как раньше. Это среднее значение в ценовой вилке, называвшейся украинской стороной, — $1,4—1,8. Кроме того, компания добилась поставки газа по почти самой низкой среди постсоветских стран цене (ниже только у Белоруссии) — $95. Но счастье не бесконечно: по этой цене будет поставлена только часть газа, который необходим Украине в 2006 году, и до конца года его не хватит.

Всего юго-западная соседка потребляет 75—77 млрд куб. м, сама же добывает порядка 20 млрд. Потребление Украины избыточно и неэкономно: она находится на седьмом месте в мире по потреблению газа, не входя даже в первую двадцатку стран по численности населения. Однако понятно, что в одночасье снизить потребление нереально и ей все равно понадобится примерно 55 млрд куб. м. Но зато хватит на предвыборный период и первое послевыборное время.

По мнению заместителя директора Центра политических технологий Алексея Макаркина, ющенковская группа серьезно улучшила свои предвыборные позиции, показала себя защитницей национальных интересов и при этом конструктивной, готовой к взаимодействию с Россией. Некоторые аналитики также намекают, что люди, близкие к ющенковской группе, являлись или стали бенефициарами RosUkrEnergo. Украинская же сторона утверждает, что компания была предложена в качестве посредника как раз российскими переговорщиками.

Компания RosUkrEnergo превратится из просто солидного трейдера в одну из ведущих трейдерских компаний мира. За счет созданного фактически «Газпромом» профицита своего газового баланса она без труда покроет убытки, связанные с поставкой Украине оговоренного в контракте от 4 января объема газа по фиксированной цене, даже в том случае, если, как пригрозил недавно президент Туркменистана Сапармурад Ниязов, Туркмения станет отпускать газ не по $60—65, а по $85—90 (см. справку «Дебет и кредит RosUkrEnergo» в этом материале).
Эта компания была создана несколько лет назад как российско-украинское СП, в котором российскую долю контролирует Газпромбанк, кэптивный банк «Газпрома», а украинскую — фирма Raiffeisen Investment, инвестиционная «дочка» австрийского Raiffeisenbank, по некоторым сведениям владеющая компанией в интересах неафишируемых третьих лиц.
Интересно, что от контроля за Ros­­UkrEnergo открещивается как Газ­пром­банк, в чью консолидированную финансовую отчетность она не включена, а упомянута как компания, по отношению к которой у банка нет реальных возможностей контроля, так и Raiffeisenbank, не признающий, что Raiffeisen Investment с ним аффилирована.

При этом содиректором RosUkr­Energo является Константин Чуй­ченко, член правления «Газпрома» и глава его юридического департамента. Он, кстати, однокурсник и, как говорят, друг председателя совета директоров «Газпрома», первого вице-премьера Дмитрия Медведева и пришел в компанию вместе с «питерской» командой. Одним из бенефициаров по второй, «австрийской» половине акций RosUkrEnergo называют Семена Могилевича, живущего, как утверждают, в Подмосковье бизнесмена, который был одним из основных фигурантов дела по поводу отмывания денег в Bank of New York и якобы замешан в целом ряде громких украинских скандалов.
Дмитрий Медведев вынужден был сделать о RosUkrEnergo специальное заявление. Он признал, что более прозрачной была бы сделка напрямую между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины», но именно посредниче­ская структура дала возможность сдемпфировать разницу в цене на газ и достичь интересов российской и украинской сторон. Позднее председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер заявил в интервью программе «Вести», что «Газпром» непосредственно станет акционером RosUkrEnergo, и предложил сделать то же самое «Нафтогазу Украины» во избежание кривотолков.

Приобретения и потери

Итак, все три основные участника сделки: «Газпром» (и стоящая за ним Российская Федерация), «Нафтогаз Украины» (и?стоящее за ним Украинское государство), RosUkr­Energo — оказались в той или иной степени и в выигрыше, и в проигрыше.
«Газпрому» удалось узаконить экспорт в Европу через Украину, даже существенно увеличить его, но пришлось выступить фактически спонсором RosUkrEnergo — предоставить компании значительную часть ее газового баланса, отказываясь от доходов от реализации узбекского и казахского газа на мировом рынке, создать себе из RosUkrEnergo конкурента на рынке продажи газа за рубежом.

Компания «Нафтогаз Украины» смогла обеспечить себя газом по более или менее приемлемой цене, но только на первое полугодие 2006 года: на второе полугодие ни газа, приобретаемого для нее RosUkrEnergo, не хватит, ни цены на этом уровне удержать не удаст­ся — они вырастут, скорее всего, до $120—160. А цены на «сверхнормативный» газ будут и вовсе европейскими.

RosUkrEnergo получила огромную свободную долю газового баланса. Но значительную часть газа ей придется продавать с убытками, тем большими, чем больше окажутся цены за туркменский газ, который, как и российский, дорожает. К тому же доля свободного газа в балансе RosUkrEnergo к 2007 году сократится.

Некоторые эксперты считают, что «Газпром» мог добиться цены не ниже $110—160, то есть такой же, как для других стран бывшего СССР, используя в качестве средства воздействия иск в Стокгольмский арбитраж, уполномоченный рассматривать разногласия по долгосрочному контракту между ним и «Нафтогазом Украины» (см., например, мнение по данному поводу Владимира Милова в этом материале).

Почему же не был подан иск? Видимо, существует две причины. Во-первых, юри­дические позиции «Газпрома» отнюдь не безупречны. Компания ког­да-то, дабы не снижать расценок для Европы и не открывать свои сети для свободного дешевого транзита, отказалась признавать Европейскую энергетическую хартию. В рамках этой хартии решение в пользу России стало бы быстрым и легким. Впрочем, и сейчас вероятность такого решения была весьма высока. Во-вторых, скорее всего, «Газпром» подвергался политическому давлению, поскольку украинская сторона постоянно создавала иллюзию того, что прийти к согласию вот-вот удастся. В то время как сама реализовывала стратегию «ни мира, ни войны».

Ни войны, ни мира

Вспомним: на встрече с президентом Путиным Алексей Ивченко предложил трехмесячный мораторий на повышение цены и переход на рыночные цены со II квартала (на официальном сайте российского президента kremlin.ru имеется аудиофайл с записью встречи). 31 декабря Путин фактически принял это предложение, но оно было отвергнуто украинской стороной. Президент Ющенко недавно признался, что заключенный вариант соглашения был одним из 20 вариантов, которые обсуждались еще летом: «20 раз крутил это соглашение, в разных версиях с июня месяца». А всего в ходе переговоров между «Нафтогазом» и «Газпромом», по его словам, существовало больше двух десятков проектов договоров.

Исходя из этого, можно сделать вывод: украинская сторона не очень уверенно, но все же желала скорее газовой войны, чем мира. Некоторые политологи (в частности, Вячеслав Никонов и Сергей Марков) утверждали, что группа Ющенко стремилась взорвать ситуацию, чтобы получить предвыборные дивиденды. После окончания газовой войны можно уточнить формулировку: вступив в союзнические отношения по украино-российскому газовому спору с США и во многом с Евросоюзом, она стремилась в той или иной степени «сломать» Россию, заставить ее согласиться на свои условия и таким способом получить дивиденды.

В западной прессе появлялись разные оценки конфликта, но пророссийских было очень и очень мало, то есть у Ющенко с помощью ко-спонсоров его прошлогоднего восхождения на «украинский престол» — властей США и европейских стран — получилось настроить западное общественное мнение в свою пользу. Кроме того, Виктору Андреевичу удалось заручиться прямой поддержкой администрации США, ретранслировавшей все его публично произносимые аргументы в газовом споре (по-видимому, они заранее согласовывались с Вашингтоном).
Таким образом, в украинском арсенале газовой войны оказались: так называемый транзитный шантаж (экспорт «Газпрома» невозможен без газотранспортной системы Украины, а значит, надо с Украиной договариваться полюбовно), поддержка администрации США, частичная поддержка Евросоюза и общественное мнение США и стран Евросоюза, которое украинской стороне, несомненно, удалось настроить против России.

На тропе войны

Россия в декабре 2005 года также встала на тропу политической войны, отказавшись перевести разбирательство в русло бизнес-конфликта. Повторимся, некоторые эксперты вполне обоснованно считают это ошибкой. Хотя бы потому, что подать в суд можно было параллельно с громкими политическими заявлениями.

Зампред правления «Газпрома» Александр Медведев заявил в декабре, что «Газ­пром» требует у Украины платить уже не $160, как в начале переговоров, а $220—230, в противном случае закроет вентиль. Нереалистичность этого требования была очевидна, как и его чисто популистский смысл. Владимир Путин на встрече с министром топлива и энергетики Украины Иваном Плачковым и Алексеем Ивченко дал понять, что Украина, мягко говоря, не является для России важным партнером. Весьма воинственные заявления сделал и премьер Михаил Фрадков.

Целью «военной» стратегии России была демонстрация несостоятельности Украины как ответственного европейского государства. А заодно и, по-видимому, поддержка украинских оппозиционеров Тимошенко и Януковича, собиравшихся выиграть выборы на провале ющенковской команды.

В российском арсенале были: угроза не поставлять в Украину российский газ, угроза не поставлять в Украину газ туркменский, который идет через газо­транспортную систему России, частичная поддержка со стороны Евросоюза и таких международных организаций, как ВТО, выступающих за рыночные цены на газовом рынке и повышение эффективности украинской экономики.

Победил Евросоюз

Обе стороны явно боролись за симпатии Евросоюза. Ющенко снял с должности Ивченко после его заявления о том, что Украина будет откачивать газ для себя из экспортных объемов безо всякого договора (правда, потом его восстановило в должности правитель­ство, но президент Украины показал, что готов наказывать за подобные высказывания и неспособность договориться), всячески имитировал продолжение переговоров. Путин выдвинул предложение о кредите, затем предложил Украине квартальный льготный период, когда уже было ясно, что Украина закусила удила и договариваться ни о чем не желает. Очевидно, что действия обоих были рассчитаны прежде всего на привлечение на свою сторону европейских партнеров.

В последние часы 2005 года стало понятно, что Украина не собирается ни о чем договариваться, а Россия явно перекроет трубу, чтобы продемонстрировать миру украинское воровство газа. И украинская, и российская тактики оказались провальными.

1 января Россия уменьшила объем подачи газа на объем потребления газа Украиной и перекрыла вентиль на трубопроводах, снабжающих только украинских потребителей. В осуждении начавшей откачивать газ Украины она добилась косвенной поддержки германских газовых концернов; несмотря на прямое нарушение обязательств со стороны России (по контрактам получателя газа не интересуют транспортные проблемы поставщика), европейские страны не выступили с публичным осуждением нашей страны, как США.

Но не вызвало у них энтузиазма и письмо премьера Фрадкова в структуры Евросоюза с просьбой найти управу на Украину. К тому же по конфиденциальным каналам российским должностным лицам высказывалось резкое неудовольствие недопоставками газа. Потому «Газпром» оказался вынужден восстановить подачу газа в полном объеме, параллельно начав наконец подготовку к судебному разбирательству.

Удивительно, но Россия повторила те же ошибки, что и в 2004 году с Белоруссией, которая тоже отказывалась платить предложенную Россией цену. Точно так же газ был перекрыт, европейские потребители испытали дискомфорт, в результате пришлось пойти на попятный.
Украина стала забирать из экспортной трубы объемы полагающегося ей по контракту с Туркменией газа, а на разговоры, что она занимается воровством российского газа, предназначенного для европейских потребителей, отвечала, что транзит газа через Украину без договора вообще является контрабандой. США тут же отпустили ей все грехи, но европейские страны и некоторые другие ведущие мировые державы (например, Япония) потребовали от своих послов встретиться с Ющенко и вразумить его, что и произошло 2 января.

Особую активность в разрешении кризиса развил Европейский союз, потому что Европа совершенно не собиралась, в отличие от Украины и России, превращать газовое противостояние в длительный конфликт: на 4 января было запланировано экстренное совещание европейских министров энергетики, посвященное этой проблеме, на котором были бы приняты жесткие решения и в отношении Украины, и в отношении России.
Получив соответствующую информацию, президенты России и Украины по­­с­та­вили своим компаниям задачу договориться во что бы то ни стало. В ночь с 3 на 4 января один из вариантов ранее обсуждавшихся договоренностей был выбран.

В результате благодаря вмешательству Европейского союза Виктору Ющенко пришлось резко менять свою стратегию: он предпочел достичь временного соглашения с Россией, тем более что условия этого соглашения для него максимально выгодные, и приобрести политические дивиденды за счет урегулирования отношений с «малопредсказуемым старшим братом». Тимошенко и Янукович оказались вынуждены строить свою предвыборную кампанию на критике формулы газового сотрудничества с Россией и взрывать украинскую политическую ситуацию другим способом — отставкой правительства Еханурова, созданием патовой правовой ситуации.

Владимиру Путину также пришлось резко менять свою стратегию — от обструкции в отношении киевского режима до создания для него серьезной точки опоры. Евросоюз, не приняв заранее ни одну из сторон, единственный на сто процентов выиграл от российско-украинской газовой войны и экономически, и политически.

Спасибо товарищу Миллеру за наше счастливое завтра

Российско-украинское газовое противостояние, имевшее резонанс во всем мире, обозначило роль России на мировом энергетическом рынке. Недаром Россия избрала одной из тем саммита «большой восьмерки» международную энергетическую безопасность.

При этом ведущую роль в ее обеспечении играет компания «Газпром» — не только нацио­нальное, но и международное достояние. «Газпром» не имеет равных в мире среди топливно-энергетических компаний. Он контролирует больше нефтегазовых месторождений, чем British Petroleum, Royal Dutch Shell и ExxonMobil вместе взятые. На его долю приходится 20% общемировой добычи газа, что, как отмечают западные наблюдатели, фактически позволяет концерну устанавливать цены на мировом рынке. Он владеет крупнейшей в мире трубопроводной сетью.

Уровень же влияния компании на мировой энергетический рынок трудно переоценить. Россия контролирует всего несколько процентов мировых запасов нефти, но треть мировых запасов газа — топлива XXI века.

Энергозависимость Европы от России чрезвычайно высока, и ей фактически нет альтернатив. В настоящее время почти половину газа и треть нефти Европа получает из России. Отдельные страны зависят от этих поставок (особенно газовых) еще больше: так, потребность Германии в голубом топливе Россия обеспечивает на 40%, Польши и Болгарии — на 65%, Венгрии — на 70%, а Чешской Республики — на 80%. Что же касается Австрии, Словакии и прибалтийских государств, то практически весь потребляемый ими газ поступает из России.

В этой ситуации Россия де-факто является одной из ведущих держав. Спасибо «Газпрому»!

Дебет и кредит RosUkrEnergo

Эксперты подсчитали, что если туркменские 41 млрд куб. м, узбекские около 7 млрд, казахские около 8 млрд, то есть около 56 млрд куб. м, будут приобретаться у «Газэкспорта» по средней цене $65 (учитывающей транзит туркменского и узбекского газа до границы России и Казахстана), а российские 17 млрд — по $230, то RosUkrEnergo нужно будет заплатить «Газэкспорту» на границе с Казахстаном $3,640 млрд, «Газпрому» — $3,910 млрд. Транзит среднеазиатского газа по России обойдется RosUkrEnergo в сумму порядка $2,5 млрд. Таким образом, затраты по проекту поставки газа Украине у этой компании составят примерно $10,050 млрд, а выручка от поставки 34 млрд куб. м по цене $95 будет равна $3,325 млрд. Продажа же оставшихся 39 млрд по средневзвешенной европейской цене $250 даст компании доход $9,750 млрд.

В результате, несмотря на благотворительные функции по отношению к Украине, у RosUkr­Energo образуется прибыль в размере $3,025 млрд, что вдвое больше, чем прибыль, полученная этой компанией, по экспертным оценкам, в 2005 году от поставок туркменского газа Украине.

Если предположить, что цена среднеазиатского газа возрастет до $90 (в связи с повышением цены Туркменистаном), то затраты на покупку его у «Газэкспорта» составят $5,040 млрд, а затраты компании RosUkrEnergo в целом — $11,450 млрд. В этом случае ее прибыль будет равна $1,625 млрд, что не меньше, чем в 2005 году. При этом нужно иметь в виду, что цена во втором полугодии 2006 года может быть увеличена, так что епитимья будет наложена ненадолго.

За что критикуют и хвалят соглашение

Виктор Таран, депутат Верховной рады Украины, Блок Юлии Тимошенко:

«$1,6 за транзит российского газа — это самая низкая цена в Европе».

Тимур Хайруллин, аналитик инвестиционной компании «Финам» (Москва):

«“Газпрому” удалось устранить бартерные поставки газа за услуги транзита, добиться роста цен реализации газа для Украины. Она в свою очередь смогла добиться приемлемых цен на 2006 год и роста тарифов за транзит. Выиграли и европейцы, так как уход от бартерной схемы расчета с Украиной за транзит снижает вероятность срыва поставок газа европейским потребителям».

Александр Кава, старший аналитик «Европейской финансовой группы» (Киев):

«Украинские предприятия станут неконкурентоспособными по сравнению с российскими компаниями как на российском рынке, так и на рынке третьих стран».

Александр Блохин, аналитик инвестиционной компании «Антанта-Капитал»:

«Цены для Украины, скорее всего, со второго полугодия будут еще повышены. Действенный способ понижения цен — передача под контроль “Газпрома” части украинских магистральных газопроводов в рамках международного консорциума. В этой связи можно обратиться к опыту Молдавии, где “Газпром” частично контролирует газопроводы через совместные предприятия. Для Молдавии речь идет о ценах за газ порядка $160 за тыс. куб. м».

Юлия Тимошенко, экс-премьер Украины:

«Соглашение о поставках газа можно считать успешным для Украины только с перепоя после Нового года. Ориентировочно потери страны от соглашения с Россией составят за 2006 год $4,545 млн, а в 2007 году эти цифры могут быть как минимум удвоены. Это те средства, которые дополнительно получит компания RosUkrEnergo, и они будут разделены между определенными лицами, которые имеют отношение к учреждению этой структуры. К ней через доставные структуры имеют отношение бывшие руководители «Нафтогаза» Юрий Бойко и Игорь Воронин…

Информация, которой мы владеем, свидетельствует о том, что “Нафтогаз” искусственно набирает в соответствующих банках миллиардные кредиты для того, чтобы потом, объявив о своей неплатежеспособности по этим кредитам, отдать в расчет за эти кредиты нашу газотранспортную систему».

Евгений Суворов, начальник аналитического отдела банка «Зенит» (Москва):

«Сейчас бартер убран, как и гипотетическая цена для расчета в $50 за тыс. куб. м. Оплата, пусть по увеличенной с $1,09 до $1,6 ставке, делает фактическую ставку за транзит гораздо меньшей (более чем в три раза), чем ранее».

По материалам информационных агентств

Следите за нашими новостями в Telegram, ВКонтакте