Всеволод БОГДАНОВ: истинная журналистика остро нуждается в поддержке


Беседу вел Александр Полянский

В феврале наступившего года состоится 17-й бал росс­ийской прессы. О традиции журналистcких балов и о том, чем нынешний бал будет отличаться от предыдущих, рассказывает председатель Союза журналистов России.

Bсеволод  Леони­до­вич, зачем нужны балы российской прессы?

— Это форма подведения итогов журналистского года. В балах участвуют все без исключения регионы России, в 2006 году впервые примут участие представители журналистских сообществ СНГ.
Бал, конечно, праздник, но последние наши балы — праздники довольно грустные. На медийном пространстве все меньше и меньше собственно журналистики и все больше и больше пропаганды, «пиара», компромата, скрытой и откровенной рекламы, шоу-бизнеса. По оценкам экспертов, журналистика на нашем медиа-пространстве сейчас занимает от 5 до 9%.
Но трагедия не только в том, что мало журналистики, но и в том, что отсутствует разделение на журналистику и нежурналистику.

— Как и происходит во всем цивилизованном мире…

— Вот именно. PR существует в любой стране, но зарубежного читателя информируют, где журналистика, а где PR. У нас же журналистика и PR смешаны в один коктейль. Так что журналистика в нашей стране все больше и больше утрачивает свои позиции. Это горько, потому что журналистика — это исследование жизни, не менее значимое, чем научное исследование. Именно журналистика формирует общественное мнение и реальное, а не «бумажное» гражданское общество, то есть сообщество нравственно зрелых, информированных граждан.

В нашей журналистике сейчас почти не появляется новых фигур, новых изданий и программ, призванных познавать социальную действительность, а не раз­вле­кать. На медийном пространстве господствуют два «Аншлага». С одной стороны, «Аншлаг» развлекательный: «Аншлаг» телеканала «Россия» и аналогичные программы Первого канала, где тасуются одни и те же шуты с одними и теми же номерами. С другой стороны, «Аншлаг» политиче­ский: новости всех каналов и так называемые аналитические, итоговые, публицистические передачи. Здесь тоже череда одних и тех же персон, одних и тех же мыслей, кото­рые пропагандистской теледубиной вдал­бли­ваются в головы сограждан.

— Но примеров настоящей журналистики сейчас довольно много в регионах, где пресса гораздо ближе к нуждам людей…

— Да, там журналистика действительно быстрее восстанавливается. Каждый бал, который мы проводим, являет миру великолепные образцы журналистского творчества, в значительной степени именно регионального. На очередном балу мы будем определять «золотые перья» в различных номинациях: «Парламентская журналистика», «Экономическая журналистика», в номинации, посвященной положению женщины в современном обществе.

Наши «золотые перья» — это лучшие из лучших журналистов, они обычно не снижают планку своего творчества и после получения нашей премии. Хотя в жизни, конечно, бывают не только взлеты. В этом смысле очень интересны публиковавшиеся «Московским комсомольцем» открытые письма одного нашего «золотого пера» — Александра Минкина к другому — Виктору Шендеровичу. И тот и другой заслуженно стали «золотыми перьями». Но сегодня, по мнению Минкина, в деятельности его визави личный интерес превалирует над интересом общественным. Минкин писал очень убедительно, очень зло, защищал профессию, и я во многом с ним согласен.

Защите профессии было посвящено и большинство выступлений на фестивальном конгрессе, и значительная часть круглых столов на прошедшем в этом году X фестивале Союза журналистов России в Дагомысе. Проблема сохранения журналистики очень непростая, имеет множество составляющих. Например, может ли нищий, бесправный журналист быть высоконравственным? Как он должен быть защищен от произвола не только собственника СМИ, но и главного редактора? Как сделать вкусный, лакомый PR менее привлекательным, чем журналистика?
Конечно, обсуждение этих проблем продолжится и на февральском балу прессы. Но уже параллельно с приятным. Помимо награждения «золотых перьев» по номинациям, мы вручим премии «Тираж — рекорд года», также по номинациям. Победители определены Национальной тиражной службой; среди них, конечно, «Комсомольская правда» — самая читаемая массовая газета, «Известия» — самое читаемое серьезное издание, газета «Красноярский рабочий» — самое читаемое региональное издание и др.

— Но ведь побеждать им помогает журналистика на их страницах?

— Это и так, и не так. Журналистика напрямую не связана с коммерческим успехом. В «КП» работает много моих друзей — блестящих журналистов, но все равно скажу, что журналистики и там мизер: большую роль в этой газете играет обслуживание шоу-бизнеса, реклама, PR. Тиражная премия не является мерилом журналистского успеха, она индикатор успеха издательского и призвана отметить тех издателей, которые нашли путь к сердцу потребителей информационного продукта. Любого — развлекательного, познавательного, аналитического, публицистического… Можно сделать пойло из жизни звезд и успешно его продавать. Но это относится к графе «Развлечения», ничего не дает обществу, не развивает его. Нам надо сделать так, чтобы серьезные, умные, общественно значимые издания были коммерчески успешными.

Потому одна из самых острых проблем — моделирование периодики. Моделирование журнала для семейного чтения, социального журнала, газеты для широкого круга читателей. А для этого издания должны нести в себе определенную философию воспитания общества. Например, в США во время Великой депрессии бытовал образ Золушки, которая может и должна найти своего Принца. Очень важно, чтобы и наша пресса давала людям надежду на будущее.

Многие старые, советские издания должны измениться. Почему, например, тиражи «Мурзилки», «Веселых картинок» сейчас упали в сотни раз? Да потому что дети изменились, а издания остались прежними. Появились компьютер и Интернет, совершенно иными стали отношения в семье и школе. На рынке нет изданий, которые анализировали бы проблемы современных детей, помогали им жить, а не кормили жвачкой об эстрадных и кинокумирах.

Но есть довольно много и удачных примеров, особенно в регионах. До вас у меня был президент северодвинского издательского дома «Северная неделя» Вячеслав Белоусов. Эта компания сейчас выпускает 14 газет, и все до единой рентабельные, они продаются по всей России — от Белгорода и Смоленска до Владивостока и Южно-Сахалинска. Это газеты, грубо говоря, о том, как выжить, когда нет денег. Как лечиться, как налаживать быт… Новая газета «Стряпуха» — о том, как прокормить себя. В ней рассказывается, например, о том, как собрать на стол, когда есть возможность купить только самые простые продукты. Конечно, такие газеты идут нарасхват. Пусть в их основе лежит не ахти какое издательское открытие, но это точное попадание.
Другой пример. Вот я держу в руках журнал «Экстрим». Это новый молодежный журнал, потрясающее издание. Он очень близок к проблемам молодого поколения, говорит с ним на одном языке, потому что делают его молодые ребята — рассказывают о том, чем сами живут. Но несмотря на фантастический спрос, у журнала проблемы с распространением, потому что в киосках на витрину ставят только за взятку, а доброго дяди-спонсора у ребят нет.

А те, у кого есть спонсор, предпочитают делать глянцевые журналы, ориентированные на некую абстрактную элиту. Но только тем, что журнал глянцевый, элиту не зацепишь… В результате в нашей стране издаются десятки глянцевых журналов, зачастую немалыми тиражами, которые за деньги размещаются в киосках, но журналы эти практически никто не читает.

— Настоящая журналистика сегодня, согласитесь, во многом жива Интернетом…

— Это так, но хочу заметить: Интернет — просто средство коммуникации, он сам по себе не в состоянии решить проблему контента. Контент же создают люди.

Говорят, завтра еще больше миллионов будут пользователями Интернета, завтра будет 50 телеканалов, еще больше газет и журналов, но это все не решает проблемы развития прессы. Потому что дело не в количестве каналов доступа к читателю, слушателю и зрителю, а в содержании этих каналов. Пресса — инструмент разговора нации с самой собой, потому нам сейчас как воздух необходимо не количество СМИ, а их качество — средства массовой информации, представляющие нацию, а не политиков, олигархов, рекламщиков или эстрадных продюсеров.

Наш бал — это прежде всего общение журналистов, которое почти прекратилось вне наших форумов и по которому все очень истосковались. Журналисты — истинные журналисты, а не «пиарщики» и разного рода затейники, развлекающие публику сегодня, — нуждаются в под­держке, и оказать им ее некому, кроме как другим журналистам, журналистскому сообществу.