Кондолиза им поможет?


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ


Многие американские политологи отмечают, что Вашингтон напрасно «забыл» о России, в военном плане увязнув на Ближнем Востоке, а в геополитическом избрав своим основным соперником Китай.
Недавнее европейское турне госсекретаря США Кондо­лизы Райс показало, однако, что упреки в подобной забывчивости необоснованны. Игра на пространстве бывшего СССР сейчас ведется все более и более активно.

Берлин, Киев, Бухарест, Брюс­сель — таким, на первый взгляд необычным, был маршрут главы американской дипломатии с 5 по 9 декабря. Однако в каждом из пунктов этого турне решалась вполне определенная задача.

Пожалуй, самое нелегкое испытание Кондолизе Райс выпало в Германии, где ей пришлось держать ответ по поводу скандала, разразившегося в связи с информацией о том, что у США в Европе есть сеть секретных тюрем, в которых незаконно содержатся подозреваемые в терроризме. Пикантности ситуации добавляло то, что письмо с просьбой предоставить сведения по этому поводу было направлено в Белый дом за подписью Джека Стро — министра иностранных дел Великобритании, самого верного европейского союзника Соединенных Штатов.

Румынская часть визита госсекретаря США запомнилась лишь подписанием договоренностей о размещении в этой стране американских военных баз, что, по мнению аналитиков, стало своеобразной пробой пера по созданию в Восточной Европе нового антироссийского фронта. Но вот уже следующий этап турне Райс без преувеличения можно назвать ключевым.

Антироссийский пакт

«Украина — важное государство в сердце Европы» — эти слова Кондолизы Райс стали лейтмотивом ее пребывания в украинской столице. Воспев успехи демократии в Украине, госсекретарь США назвала Киев важным стратегическим союзником Вашингтона и пообещала приложить максимум усилий для признания Штатами Украины страной с рыночной экономикой и для отмены в отношении ее поправки Джексона-Вэника.

Вся эта риторика могла бы показаться очередным дипломатическим обменом любезностями, если бы не одно обстоятельство: европейское турне госсекретаря США практически совпало по времени с основанием нового, по сути, неприкрыто антироссийского альянса. 2 декабря на встрече в Киеве было объявлено о создании Сообщества демократического выбора (СДВ), в которое вошли Украина, Грузия, Латвия, Литва, Эстония, Македония, Молдавия, Румыния и Словения.

Эта организация, казалось, и не собиралась скрывать своей жесткой позиции по отношению к Москве. Так, например, глава администрации президента Грузии Шота Арвеладзе заявил, что «на этом форуме фактически будет создана ось демократических стран, которые не желают находиться в орбите влияния России». Последующие комментарии, однако, были намного более умеренными. В частности, украинский президент Виктор Ющенко отметил, что «цель этой инициативы не направлена против третьих стран». Но миролюбивые фразы уже не могли скрыть истинного положения вещей. Практически всем государствам, вошедшим в Сообщес­тво демократического выбора, сегодня как никогда нужен внешний враг. И идеальным кандидатом на эту роль стала Россия, которая, как утверждают основатели СДВ, под прикрытием экономических интересов пытается преследовать цели политические.

Не очень понятным является лишь участие в данном альянсе таких стран, как, например, Македония, — уж ей-то с Москвой делить вроде бы нечего. Однако заокеанским покровителям подобных образований, возможно, виднее.

СНГ наоборот

Многие аналитики уже назвали новорожденное Сообщество демократического выбора альтернативой СНГ. Вот только, памятуя о печальной судьбе еще одного предполагаемого преемника и аналога Содружества независимых государств — ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдавия), выгоду от противостояния с Россией — как экономическую, так и политическую — члены СДВ извлечь вряд ли смогут. Единственно, кто выигрывает от создания подобного союза, — это Соединенные Штаты. С одной стороны, Вашингтон окружает Россию своего рода буферной зоной из недружелюбно настроенных государств, а с другой — ослабляет и эти страны, так как их экономика тесно завязана на российскую.

Последний этап турне Кондолизы Райс также не принес приятных для России известий. В Брюсселе госсекретарь США приняла участие во встрече Североатлантического альянса, где было объявлено, что в 2006 году саммит НАТО впервые пройдет на территории бывшего СССР — в Латвии. Это, конечно же, восторга в Москве не вызывает, хотя и приводит к некоторой эйфории в бывших советских республиках: всегда приятно уронить престиж бывшего «большого брата» да еще и под маркой демократизации соб­ственных режимов.

Но все эти благие намерения, пропагандируемые под лозунгами приобщения к идеалам западной демократии и интеграции в международные структуры, может перечеркнуть фактор, намного более приземленный, а именно деньги.

Дело — труба

«Необходимо решить вопрос о полноценном газовом консорциуме и прийти к соглашению о переходе на рыночные цены на газ» — эта фраза, в том или ином варианте озвученная многими российскими чиновниками, стала в последнее время определяющей в отношениях Москвы и Киева. Отметились в этом конфликте и практически все прочие заинтересованные участники Сообщества демократического выбора. И при всей нейтральности большинства формулировок страсти по данному поводу бушевали нешуточные.

До накала ситуация дошла 22 ноября, когда было объявлено, что премьер-министр России Михаил Фрадков отменил свой визит в Киев, планировавшийся на 23 ноября. По словам главы Минпромэнерго РФ Виктора Христенко, причиной такого резкого шага явился тот факт, что сторонам «не удалось достичь конкретных договоренностей по формам сотрудничества в газовой отрасли».

Многие тут же вспомнили ставший уже легендарным разворот над Атлантикой Евгения Примакова, который в 1999 году на полпути отказался от визита в Соединенные Штаты в знак протеста против бомбежек Югославии. Аналогия, конечно же, довольно сомнительная, однако отмена поездки нынешнего главы российского правительства в Киев, возможно, знаменует то, что Москва действительно настроена весьма серьезно и намерена завершить затянувшиеся препирательства по поводу поставок газа в Украину.

Далее события развивались еще более стремительно. В конце ноября представители «Газпрома» утверждали, что стоимость 1 тыс. куб. м газа для Украины с 1 января будет составлять примерно $160. Но уже через несколько недель этот показатель изменился, причем довольно ощутимо. На сегодняшний день приемлемой, с точки зрения российского газового гиганта, является цена в $220—230 за 1 тыс. куб. м. «Украина упустила время» — так охарактеризовал ситуацию заместитель председателя правления «Газпрома» — генеральный директор компании «Газэкспорт» Александр Медведев. (О российско-украинских противоречиях по газовому вопросу см. также статью на с. 8. — Ред.)

Впрочем, возможности для некоторого давления на Россию у Украины еще сохраняются. Среди них можно упомянуть и информацию о том, что украинские власти намерены допустить американских военных на радиолокационные станции, использующиеся сейчас в российских интересах, и, конечно, все тот же вопрос о транзите газа в Европу. Тем не менее с каждым днем эти возможности тают, и время для Киева в ближайшем будущем действительно может быть безвозвратно упущено. Не последнюю роль в этом играет строитель­ство Североевропейского газопровода (СЕГ), о котором сегодня так много говорится на самых различных уровнях и с самых различных точек зрения.

А мы пойдем в обход

8 сентября 2005 года было подписано российско-германское соглашение о сооружении газопровода, который пройдет по дну Балтийского моря и соединит Выборг и Грайфсвальд. Важность этого события, и без того не подвергавшаяся сомнению, подтвердил тот факт, что на церемонии подписания документа российским «Газпромом» и германскими концернами A.ОN и BASF присутствовали президент РФ Владимир Путин и канцлер ФРГ Герхард Шредер. В то же время это дало основание противникам строительства Североевропейского газопровода говорить о политической подоплеке данного проекта. Без сомнения, политика здесь присутствует, как, впрочем, при осуществлении любых масштабных начинаний в экономической сфере. Однако кто же эти противники сооружения СЕГ и каковы их мотивы, если они так возмущены энергетическим союзом России и Германии?

Неудивительно, что против СЕГ выступают те страны, чьи непосред­ственные интересы зависят от транзита российского газа в Западную Европу. Первыми свою позицию озвучили представители Польши и государств Балтии. Однако их аргументы были довольно неожиданны и даже нелепы, начиная с высказываний о том, что строитель­ство нового газопровода приведет к созданию оси Москва — Берлин, действующей в ущерб… Польше. То есть масштабный проект, который должен быть завершен к 2010 году и обещает принести немалые дивиденды подписавшим соглашение сторонам, затеян лишь для того, чтобы Москва еще раз продемонстрировала свои имперские амбиции по отношению к странам бывшего Варшавского блока. Примечательно, что подобные высказывания комментировались в основном не из Москвы. Так, например, экс-канцлер ФРГ Гельмут Коль назвал предположения об антипольской направленности проекта абсурдом.

Далее со стороны Балтийских стран последовали заявления о том, что сооружение газопровода по дну моря крайне небезопасно с точки зрения экологии. Президент Литвы даже поднял тему СЕГ в ходе своего визита в Германию, однако позиция федерального правительства осталась неизменной. Валдасу Адамкусу недвусмысленно дали понять, что ФРГ имеет суверенное право делать все возможное для обеспечения собственной энергетической безопасности.

И, конечно же, строительство Севе­ро­европейского газопровода не может не беспокоить Украину. Ведь после его запуска Киев потеряет большую часть шансов давления на Россию. Сегодня транзит российского газа в Европу немыслим в обход Украины, но так не должно продолжаться бесконечно. Поэтому вполне вероятно, что последние события — это только начало «газовых войн». Причем боевые действия могут вестись на всех фронтах: от юридического до политического — в Киеве уже давно прозрачно намекают, что выход Украины из СНГ — дело совершенно реальное. Припомнили Москве и о возможности пересмотра условий оплаты за аренду российским Черноморским флотом базы в Севастополе.

Таким образом, бывшие братские республики вступают в решающую фазу «газовых войн». Траншеи вырыты, окружение практически завершено — словом, все по законам тактики. Однако насколько крепок антироссийский фронт и каковы его реальные возможности? Тем более что и сами участ­ники «оси демократических стран, не желающих находиться в орбите влияния России», должны понимать, что противостояние не может не измотать обе стороны, а силы скорее закончатся отнюдь не у РФ.

Не слишком ли случаен и разношерстен состав того же Сообщества демо­кратического выбора, не поторопились ли его лидеры занять позицию по определенную сторону баррикад? Время покажет. А пока остается только надеяться, что печальная шутка о том, что Европе вскоре, может, придется обо­греваться исключительно оранжевыми шарфами, будет всего лишь шуткой.
Автор —
журналист-международник