Элла ПАМФИЛОВА: нет необходимости вводить какой-либо дополнительный контроль за деятельностью НКО


Беседу вел Сергей Воробьев

Один из тех, кто резко критиковал закон об НКО, — председатель Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова. Она любезно согласилась ответить на наши вопросы.

— Элла Александровна, в чем проблема закона об НКО, с чем связана ваша критика этого документа в редакции его первого думского чтения?

— Проблема закона в том, что нет необходимости вводить какой-либо дополнительный контроль за деятельностью НКО. У нас есть федеральная налоговая служба, служба по финансовому мониторингу, этого более чем достаточно, чтобы отслеживать финансовую деятельность зарегистрированных организаций. Если потребуется, можно добавить существующим контрольным службам какие-то полномочия, но не стоит создавать параллельных дублирующих монстров, например в лице Росрегистрации, которая помимо своей основной функции будет заниматься финансовым контролем.

Предлагаемый порядок только повысит взяткоемкость условий существования НКО, создаст дополнительную коррупционную нагрузку на данные организации и при этом не решит декларируемой проблемы, потому что регистрационные службы не могут организовать нормального финансового контроля, это не входит в их компетенцию. У нас и так не хватает специалистов в службе финансового мониторинга и в налоговой службе. Откуда Росрегистрация наберет еще тысячи специалистов? То, что предлагалось в первом варианте закона, абсолютно неэффективно и ни к чему бы не привело.

В проекте закона была еще одна сомнительная норма. На организации, учредителем которых выступает государство, закон смотрит сквозь пальцы. А должно быть наоборот: за теми организациями, куда перечисляются государственные деньги, нужно установить усиленный контроль. А если это какие-то частные фонды, если речь идет о негосударственных средствах, то достаточно, чтобы НКО не нарушали законов, чтобы выделяемые им средства не направлялись на цели, противоречащие Конституции.

— А кто должен проверять, соответствуют ли цели НКО Конституции и законам?

— Если деньги идут не на уставные цели, но при этом не совершаются никакие противоправные действия, то дело спонсора разобраться, удовлетворяет его деятельность НКО или нет.
Президент четко сформулировал задачи. Первая: недопустимо финансирование из-за рубежа политической деятельности. Но предлагаемый закон не решает ее. Вторая: мы хотим оградить наше общество от проявлений экстремизма, предотвратить отмывание незаконных доходов через НКО и пр. Но и эту задачу закон не решает.

— А почему вы считаете, что закон эти задачи не решает?

— Потому что у нас нет определения, что именно подразумевается под политической деятельностью. У нас нет правового определения данного термина. В законе о партиях есть положение, что нельзя осуществлять политическую деятельность на зарубежные средства. Но в этом законопроекте нет никаких правовых, юридических механизмов, которые позволяли бы оградить наше общество от зарубежного финансирования политической деятельности и отмывания незаконных доходов.

Ничего нового он не дает хотя бы потому, что предлагаемый в нем то­тальный контроль за финансовыми потоками носит чисто созерцательный характер. Да, органы следят за НКО. Но пусть им даже не нравится, куда идут деньги, если НКО не нарушает законов, никаких правовых механизмов для изменения характера его деятельности не предусмотрено. Если же организация, независимо от источников финансирования, проповедует экстремизм, расизм, финансирует террористов и прочее, то при подобных противоправных действиях должен включаться механизм прокуратуры и суда. И для этого никакого дополнительного закона не нужно.

Я считаю, закон нельзя принимать без уточнения, что под политической деятельностью подразумевается и кто ей может заниматься. Это только право идти на выборы или еще что-то? А агитация, организационная поддержка кандидатов? Если правозащитная организация проводит мониторинг соблюдения политических прав, это политическая деятельность или нет? Каждый чиновник будет решать подобные вопросы исходя из своего понимания и своих интересов.

Представьте, в маленьком городке мэр проворовался, например построил себе дачу на коммунальные платежи. Какая-то общественная организация его критикует, добивается его снятия. Это политическая деятельность? Когда нет жесткой нормы, открывается немеренное поле для произвола. По предлагаемому закону у чиновника появляется масса дополнительных рычагов, чтобы уничтожить критикующую его организацию.

— Как же решать проблему?

— Только не так, как предлагается. Надо не торопиться, хорошенько проштудировать законодательство наиболее продвинутых демократических стран и следовать принятой мировой практике, не более того.