Das ist Сименс


Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА


Все знают, что Германия — страна науки и передовой техники. Однако так было не всегда. С научной составляющей у немцев проблем в общем-то не было никогда, а вот с тем, чтобы преобразовать плод технической мысли в продукт инновационный и качественный, трудности присутствовали. Все изменилось во второй половине ХIX века, когда Германия стала превращаться в крупную промышленную державу. Во многом это заслуга гениального изобретателя, ученого и предпринимателя Вернера фон Сименса.

13 декабря 1816 года в небольшой деревне Ленте, расположенной на севере Германии неподалеку от Ганновера, у четы Сименс родился четвертый ребенок — мальчик, которого при крещении нарекли именем Эрнест Вернер. Его отец Кристиан Фердинанд Сименс происходил хоть и не из знатного, но древнего немецкого рода и занимался фермерством, арендуя землю у местного помещика. Однако, несмотря на все усилия главы семейства, Сименсы жили в бедности. По сути, Карл Фердинанд и его супруга Элеонора Дейхман еле-еле сводили концы с концами, чтобы прокормить ораву своих непоседливых отпрысков. Всего у них было 14 детей, из которых до совершеннолетия дожило десять.

Вместе со своими братьями и сестрами Вернер воспитывался в традиции уважения семейных ценностей и необходимости родовой поруки. Клан Сименсов был очень большой, его представители жили не только в Германии, но и в других европейских странах, в том числе в России, в Северной Америке и Южной Африке.

Пройтись до Берлина

Вернер довольно рано обнаружил склонность к точным и естественным наукам, а также к предпринимательству. Сначала премудростям науки его вместе с другими детьми Сименсов учили приглашенные учителя, а затем его отправили в одну из гимназий Любека, которую он с отличием окончил в 1834 году.

К тому времени Вернер уже выбрал сферу своей дальнейшей деятельности, она должна была быть связана, по его представлениям, с физикой, математикой и топографией. Что дальше? Конечно же университет. Но денег на это не было. Тогда Карл Фердинанд посоветовал сыну попробовать себя на военном поприще: почему бы ему не поступить на службу в прусскую армию, славящуюся на весь мир? Там его наверняка отправят в военную школу, где, как известно, дается превосходное техническое образование.

Послушав отца, молодой человек со­брал свои нехитрые пожитки и отправился пешком до Берлина. Но в Берлине Вернеру не повезло — его попытка поступить в королевскую гвардейскую артиллерию не увенчалась успехом. Правда, юноше порекомендовали попробовать поступить в артиллерийскую бригаду в Магдебурге, где требования к офицерам были помягче, что он и сделал. Дальше произошло то, что и предсказывал Карл Фердинанд: Вернера отправили в Берлин для получения технического образования в объединенной инженерно-артиллерийской школе.

1839 год многое изменил в жизни молодого человека: друг за другом умерли родители, и ему, как старшему брату, пришлось взять на себя заботу о своих несовершеннолетних восьми братьях и сестре (вторая сестра, Матильда, к тому времени уже вышла замуж). Сименс, и раньше интересовавшийся изобретательством, решил придумать нечто не только новое, но и приносящее доход. Он увлекся гальванопластикой (недавнее на тот момент открытие российского профессора Бориса Якоби) и в 1842 году сделал свое первое изобретение в области электротехники — метод гальванического по­крытия золотом и серебром. Немедленно запатентованное Сименсом открытие имело большие перспективы: столовые приборы, покрытые золотом и серебром, — вещь, сулящая прибыль производителям и доставляющая эстетическое удовольствие потребителям.

В реализации этого изобретения Вернеру помог его младший и, видимо, самый любимый брат Вильгельм — второй знаменитый Сименс, ставший его наперсником на пути к созданию индустриальной империи Siemens. Несколько лет своей жизни Вильгельм провел рядом со старшим братом: заметив способности Вильгельма к техническим наукам, Вернер после смерти родителей перевез мальчика к себе в гарнизон и взял под личный контроль его образование, постаравшись обеспечить брата лучшими учителями.

Братья решили как можно выгоднее продать изобретение, а лучшим рынком для этого в то время была Великобритания — промышленный и инновационный центр мира. На туманный Альбион отправился юный Вильгельм, только-только разменявший третий десяток. Молодой человек, судя по всему, был похож на старшего брата не только своей технической одаренностью, но и предпринимательской жилкой: ему удалось продать изобретение некому английскому промышленнику за весьма солидную сумму — 1,5 тыс. фунтов стерлингов. Вскоре он вернулся в Магдебург, но пробыл на родине недолго: в 1844 году Вильгельм окончательно переехал в Великобританию и стал там ближайшим поверенным лицом брата.

Точка — тире

Вскоре Вернеру посчастливилось покинуть захолустный военный гарнизон и перевестись в столицу. Его перевели служить в королевские артиллерийские мастерские, расположенные в Берлине.
В столице Пруссии Сименс вновь окунулся в научную и исследовательскую работу и стал одним из самых ярких молодых ученых Германии. Выступая с собственными докладами, посещая лекции известных ученых, он не забывал об изобретательстве. Однако все его изобретения не имели такого финансового успеха, как метод гальванического по­крытия золотом и серебром.

Очень скоро Вернер Сименс заинтересовался самым передовым в то время достижением технической мысли — телеграфом. Тогда уже появились первые телеграфные линии, но их мощность была слишком слабой. В Пруссии также имелась своя телеграфная связь — оптическая, но она вызывала немало нареканий. В 1844 году армия Пруссии приобрела один аппарат стрелочного телеграфа английских изобретателей Кука и Уинстоуна, самого прогрессивного в те годы. Его действие основывалось на соединении якоря электромагнита через колесо спускового механизма с часовым механизмом. Военные власти были озабочены усовершенствованием аппарата. В какой-то момент к этой работе подключился Вернер Сименс. Он встроил в аппарат прерыватель, который четко разделял импульсы тока, а в качестве датчика сигналов использовал циферблат с кнопками. Кроме того, Сименс придумал и систему, обеспечивающую экономичную работу телеграфа, — от молниеотводов, кабелей и изоляторов до реле, позволяющих передавать электрический ток на значительные расстояния, сохраняя и усиливая первоначальный импульс.

На одном из заседаний Политех­ни­че­­-с­кого общества, членом которого он стал в Берлине, Вернер в пух и прах разнес прусский оптический телеграф и представил собственные предложения по усовершенствованию стрелочного телеграфа. Его идея заинтересовала инженера и механика Иоганна Георга Гальске, присутствовавшего на том собрании, ставшего вместе с Сименсом основателем новой компании. 1 октября 1847 года на свет появилась Telegraphen-Bauanstalt von Siemens & Halske (Телеграфно-строительная компания Сименса и Гальске), прообраза знаменитой Siemens AG.
Инвестором предприятия Сименса и Гальске выступил состоятельный кузен Вернера — советник юстиции Иоганн Георг Сименс. Он дал им стартовый капитал — чуть меньше 7 тыс. талеров в обмен на 20% от будущей прибыли. Поначалу компания казалась весьма необычной, по крайней мере для того времени. Никакого стремления к быстрому обогащению, никаких заказов, только инновационные проекты, как сейчас говорят, работа на перспективу — кропотливый труд над совершенствованием стрелочного телеграфа и создание демонстрационных моделей (Сименс придумывал, а Гальске собирал аппараты по его чертежам). Когда их аппараты стали близки к совершенству, Сименс не преминул продемонстрировать результаты своих опытов комиссии по телеграфной связи Пруссии. Очень скоро после этого он получил предложение войти в комиссию генерального штаба по подготовке к переходу на электротелеграф.

Первая победа —
первое поражение

А через некоторое время новая компания получила первый серьезный заказ: на создание телеграфной линии между Берлином, где располагалась резиденция прусского правительства, и Франкфуртом-на-Майне, где после революции разместился первый немецкий парламент. Работу требовалось выполнить не только качественно, но и быстро. В скором времени должна была состояться сессия парламента, и находившийся в столице прусский король Фридрих Вильгельм IV хотел следить за ходом ее заседания — как-никак там решалась его судьба. Компании предстояло проложить телеграфную линию протяженностью в 500 км, такого в Европе еще не было. Реализация проекта проходила в очень нервной обстановке: власти опасались волнений среди рабочего класса, саботажа и террористических актов, а кроме того, экономили выделенные на работы средства. Тем не менее эта телеграфная линия была построена качественно и в срок — до начала парламентской сессии. А 28 марта 1849 года Сименс и Гальске проснулись знаменитыми. По их телеграфу было передано сообщение об избрании парламентом прусского короля Фридриха Вильгельма IV наследным кайзером Германии. О людях, сделавших информацию столь доступной, узнал весь мир. Фирма сразу же получила подряды на прокладку телеграфных линий в Кельн, Гамбург, Бреслау и Штеттин. Сименс покинул военную службу и полностью посвятил себя управлению компанией.

Но за первым громким успехом по­следовала полоса неудач. Виной тому была еще одна система телеграфа, изобретенная американцем Морзе. Для воспроизведения переданных импульсов тока в ней использовалась не стрелка, а карандаш, встроенный в центральную ось анкера. При каждом импульсе тока анкер с закрепленным в нем карандашом опускался вниз на двигавшуюся бумажную ленту и оставлял на ней короткие или длинные штрихи в зависимости от длительности импульсов. Сименс, конечно, был знаком с этой системой, но почему-то не сразу оценил ее преимущества. Зато их увидел правительственный советник Фридрих Вильгельм Ноттенбом, руководитель недавно созданного прусского телеграфного ведомства. Аппарат Морзе параллельно со стрелочной моделью Сименса был установлен на кабеле, связывающем Берлин с Франкфуртом-на-Майне. Оказалось, что заокеанская новинка работает гораздо быстрее. Вскоре ее преимущества оценили и другие. Сименс был вынужден отказаться от стрелочного телеграфа и купить лицензию на производство телеграфного аппарата Морзе. Естественно, после поступления в компанию первых таких аппаратов он тут же занялся их усовершенствованием. Но беда не приходит одна: вскоре выяснилось, что при прокладке кабеля своей первой телеграфной линии партнеры совершили ряд серьезных ошибок в его изоляции, приведших к ухудшению качества работы телеграфа. Справедливости ради следует сказать, что вина Сименса в данном случае не такая уж и большая: власти сами из соображений экономии не приняли систему изоляции, которую первоначально предлагал изобретатель, а та, что была применена им вместо нее, под давлением жестких сроков внедрялась в спешке и не прошла необходимых испытаний.

Сложившейся ситуацией воспользовались конкуренты и чиновники, недолюбливавшие Сименса. Началась кампания черного «пиара» против его фирмы. Вернер яростно защищался, но правительственных заказов на установку телеграфа больше не поступало, были только проекты для железных дорог. Правда, партнеры нашли выход, наряду с изготовлением телеграфных аппаратов они стали выпускать и устанавливать и другие, сходные с ними изделия: медицинские электроиндукторы, приборы электросигнализации для железных дорог, турбинные счетчики воды. И тут компания получила шанс навсегда закрепить высокую репутацию Telegraphen-Bauanstalt von Siemens & Halske и заставить замолчать всех ее недоброжелателей. Помощь пришла из страны, с которой Германию на протяжении веков связывали особые отношения, — из Российской империи, страны с громадным потенциалом, огромной территорией и совершенно неразвитой в то время инфраструктурой.

В Россию — с любовью

Сотрудничество Сименса с Россией началось в 1851 году с заказа на поставку 75 аппаратов для телеграфной линии между Москвой и Санкт-Петербургом. Воспользовавшись возможностью заключить выгодный контракт, Сименс сам отправился в Россию. В 1852 году он прибыл в Санкт-Петербург и вступил в переговоры с властями о строительстве других телеграфных линий.

Кстати, нашей стране основатель международного концерна был обязан не только новым этапом развития своей компании, но и личным счастьем. Путь в страну снегов лежал через Кенигсберг, где Сименс встретил очаровательную профессорскую дочку Матильду Друман. Осенью 1852 года Матильда вышла за него замуж. Их брак оказался счастливым, но не очень долгим: в 1865 году Матильда, не отличавшаяся крепким здоровьем, скончалась, оставив на руках супруга двух сыновей Арнольда и Вильгельма, и двух дочерей Анну и Кете. После четырех лет вдовства в 1869 году Вернер женился во второй раз. И на этот раз его избранницей стала профессор­ская дочь Антония Сименс, дочь дальнего родственника исследователя. В этом браке у Вернера появилось еще двое детей: дочь Герта и сын Карл Фридрих.

Дела Сименса в России продвигались, и вскоре компании уже требовался здесь свой постоянный представитель. Естественно, Вернер нашел его в собственной семье, им стал еще один его брат — 24-летний Карл. Он не отличался склонностью ни к науке, ни к изобретательству, как его старшие братья, но зато имел ярко выраженный талант предпринимателя и умел поистине блестяще вести переговоры. Общительный и обаятельный Карл очень быстро адаптировался в новой стране: жил с размахом настоящего русского барина, имел много полезных и приятных знакомств, собственное роскошное поместье, а позже обзавелся еще и заводиками — стекольным и лесопильным.

Поначалу Telegraphen-Bauanstalt von Siemens & Halske и российское правительство договорились о строительстве телеграфной линии Санкт-Петербург — Ораниенбаум — Кронштадт. Но начавшаяся в 1853 году Крымская война внесла коррективы в планы сотрудничества. Возникла необходимость проложить в максимально короткие сроки линию телеграфной связи от правительственной резиденции в Петербурге в южном направлении через всю империю. Российские власти, также поставившие Сименсу жесткие сроки реализации проекта, в отличие от прусских властей не скупились в средствах. Более того, Telegraphen-Bauanstalt von Siemens & Halske стала единственной компанией, ведущей это строитель­ство. Единственным условием, помимо жестких сроков, было требование поддерживать гарантийное обслуживание телеграфа на протяжении 12 лет, что, как выяснилось впоследствии, оказалось только на руку Сименсу.

Так начались более чем столетние отношения Siemens и России — Россия полюбила Siemens, Siemens полюбила Россию. Проведенный компанией во время Крымской войны телеграф составил линию Москва — Киев — Одесса — Севастополь; чуть позже воплотился в жизнь проект Санкт-Петербург — Ораниенбаум — Кронштадт. Затем наступила очередь Финляндии, Польши и таких городов, как Нарва, Ревель, Рига и Гумбиннену. Позже российская телеграфная сеть была подключена к европейской сети. Российский телеграф, построенный Сименсом, стал лучшим в мире.

Прогресс не остановить

Дальнейшее развитие шло по нарастающей. Компания отказалась от штучной продукции и перешла на серийное производство. В 1858 году открывается филиал Telegraphen-Bauanstalt von Siemens & Halske в Лондоне, который возглавил Вильгельм Сименс. Главной задачей британского филиала являлась установка морских линий связи, эти работы еще больше укрепили международный авторитет фирмы.

Вернер Сименс помимо непосред­ственного руководства предприятием продолжал заниматься исследовательской работой. Среди его многочисленных изобретений самое важное — динамо-машина (1866 год), которая послужила основой последующих разработок компании. Через полтора десятилетия динамо-машина начала активно применяться в горном деле и машиностроении (на железной дороге, в лифтах, трамваях, троллейбусах).

Какое-то время Сименс занимался политикой, но вскоре оставил это дело: коммерция и исследовательская работа нравились ему куда больше. В 1867 году компанию покидает партнер Сименса Гальске. Однако отношения с Вернером Гальске не разорвал, а его имя еще долго фигурировало в названии фирмы.

Чем только не занималась компания к концу XIX века: устанавливала по всему миру телеграфные линии (их технология постоянно совершенствовалась), выпускала телефоны (правда, поначалу Вернер скептически отнесся к новшеству и ввел у себя эту линию продукции в качестве эксперимента, но коммерческий успех заставил его изменить свою точку зрения), строила электростанции, производила трамваи, троллейбусы, фуникулеры, разработала проект первой электриче­ской железной дороги… Она добилась всемирного признания и не раз отмечалась на международных выставках, так же как и ее владелец. К концу жизни Вернер Сименс был возведен в дворянское достоинство (в Германии и в России). Однако более близким его сердцу было другое звание — члена Германской академии наук, где он стал первым представителем технических дисциплин.

Значительный вклад Сименс внес и в развитие социальных отношений между работодателем и сотрудниками. Он создал фонд поддержки для своих подчиненных, пенсионную кассу, на его заводах в обязательном порядке предусматривались ставки для медицинских работников, и, наконец, сократил продолжительность рабочего дня с девяти до восьми с половиной часов. В итоге предприятия Сименса стали самыми стабильными в Германии и никогда при жизни своего основателя не испытывали на себе никаких революционных волнений. Не менее значимую роль он сыграл и в жизни немецкого общества: активно занимался благотворительностью, спонсировал многие научные исследования, организации, специализирующиеся на инновациях, учебные заведения, стал инициатором создания в Шарлоттенбурге и Берлинского электротехнического союза.

В 1890 году Вернер Сименс окончательно сложил с себя полномочия директора компании. Он скончался 6 декабря 1892 года. К тому времени созданная им фирма превратилась в крупный международный концерн, где работало более 5 тыс. человек. Вернер Сименс покинул уже не ту страну, в которой родился: во многом благодаря его усилиям Германия стала лидирующей промышленной державой мира, страной инноваций и передовой технической мысли.