Чубайс на полке


Текст | Кристина ХУЦИШВИЛИ, Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ


Реформа электроэнергетики — очередная реформа, положенная на полку как минимум до 2008 года. С ней придется разбираться уже следующему президенту.
Нет худа без добра — есть время подумать, как правильно реформировать электроэнергетическую отрасль. Про­ана­лизировать ситуацию нам помогли специалисты одной из ведущих отечественных «фабрик мысли» — экономического факультета МГУ.

Решение о переносе реформы было принято на заседании правитель­ства 8 декабря под аккомпанемент полемики Фрадкова и Чубайса о том, каким проектом должна стать модернизация электроэнергетики — национальным или «супернациональным». По поводу того, каковы причины переноса реформы, мнения экспертов довольно близки. Профессор МГУ, специалист в области естественных монополий Александр Никифоров считает, что «скорее всего, перенос связан с пониманием тех негативных последствий, к которым приведет возможный провал реформы, с оценкой рисков». Директор Бюро экономического анализа экономического факультета МГУ доктор экономических наук Андрей Шаститко вторит коллеге: «Я не считаю, что перенос реформы связан с возникающими конфликтами групп интересов, как это утверждают некоторые аналитики. Это причины второго порядка, и они не столь значимы. Причины первого порядка — это все-таки особенности трансакций, связанных с реформой, величина трансакционных издержек».

И продолжает: «Логика развития реформы такова, что переход на нерегулируемые цены для домохозяйств становится необходимым условием для проведения реформирования. Очевидно, что оборотной стороной подобной либерализации является социальная составляющая. Этим бы я и объяснил очередной перенос реформы».

«Отношение общества к реформированию в любой из отраслей в последние годы можно назвать настороженным, — замечает профессор Никифоров. — Общество осознает, что сегодняшняя экономическая конъюнктура не благоприятствует проведению столь масштабных изменений. На данном этапе нужно решать узкие экономические проблемы. Вспомним пример Англии: правительство решало проблемы реформирования в сфере железнодорожных перевозок в узком сегменте пассажирских перевозок, не ставя перед собой сверхзадач».

Также, по словам Никифорова, суще­ствует проблема недоверия к команде, ассоциации с проведением приватизации в начале 90-х.

Проект реформы сомнителен

Концепция реформы, выдвинутая Чубайсом и утвержденная правитель­ством, вызывает у экспертов большие сомнения. «Мое субъективное отношение к проекту реформы можно определить как настороженное, — говорит Александр Никифоров. — Несомненно, реформирование энергетики — важная и актуальная проблема. Очевидно, что рано или поздно начнет осуществляться тот или иной проект реформирования. Вопрос в том, подходящее ли сейчас время для осуществления столь грандиозной и значимой, как с экономической, так и с социальной точки зрения, задачи».

По мнению Андрея Шаститко, необходимость реформы не так очевидна: «На вопрос, есть ли объективная необходимость в проведении реформы, трудно ответить однозначно. Есть некоторые объективные факторы, которые могут выступать как “за”, так и “против” ее осуществления. С одной стороны, в решении энергетических проблем очень важна согласованная во времени координация. Общепризнанно, что ее лучше всего обеспечивают именно вертикально-интегрированные системы. С другой стороны, важны аспект временной специализации и возможность разделения конкурирующих элементов».

«Осуществление фундаментальных целей реформы очень заманчиво, — продолжает Александр Никифоров. — Действительно, внедрение конкурентных рыночных механизмов в отрасль естественной монополии по определению должно, с одной стороны, повысить общую экономическую эффективность. С другой стороны, возможный неудачный исход реформы опасен для национальной экономики. Ее послед­ствия в этом случае можно сравнить с последствиями реформ начала 90-х, в частности с либерализацией цен и ваучерной приватизацией. На мой взгляд, в современных условиях российской экономики такой риск неоправдан, хотя идея подобного реформирования вполне может осуществиться впоследствии».

При этом проект реформы, по мнению профессора, имеет очевидные недостатки и недоработки. В некоторых аспектах реформа непоследовательна. «В частности, разделение на три “комплекса” — производство электроэнергии, передачу и сбыт — в рамках реформы предусматривает сохранение монопольных элементов в сфере передачи. Не совсем ясно, как реформа должна осуществляться на практике. Хотя, еще раз повторюсь, идея подобного внедрения рыночных механизмов сама по себе очень интересна и могла бы быть успешно осуществлена в более благоприятных экономических условиях».

А вот мнение заместителя декана экономического факультета МГУ по науке, специалиста в области экономики природопользования, доктора экономических наук, профессора Константина Папенова: «На мой взгляд, реформа электроэнергетики в том виде, в котором она есть сейчас, нецелесообразна в связи с целым рядом факторов. Подобная реформа могла быть осуществлена в большинстве европейских стран, даже в странах СНГ, но не в России. Наша страна слишком велика, и очень важно сохранить единое экономиче­ское пространство. В связи с этим РАО “ЕЭС”, выполняющая свои функции, более эффективна; децентрализация в сфере энергетики может привести к плачевным последствиям, подобным тем, которые возникли в некоторых других отраслях. Разгосударствление в контексте сложившейся энергосистемы России может быть даже опасным. Проблемы, связанные с энергореформой, намного сложнее, чем кажутся на первый взгляд.

Представим себе такую модель: передача энергообъектов в частные руки с образованием условно двух регионов — Предуралья и Зауралья. Ситуация с объектами за Уралом уже вызывает опасения: больший их процент неэффективен. Неэффективность простирается вплоть до простаивания объектов. Ко всему прочему общеизвестно, что многие объекты изношены, что может впоследствии создать опасность. Нужны большие финансовые вложения, и нет никаких гарантий, что частный собственник сможет или захочет их осуществить. Наоборот, есть большая вероятность того, что он не упустит возможности получить прибыль от своей деятельности и не будет думать о решении проблем безопасности, эффективности, повышения производительности труда, которые требуют больших затрат. Это вполне согласуется с законами рынка, но стоит заметить, что нам свойственно, едва уйдя от механизмов плановой экономики, уходить в другую крайность и стремиться к дерегулированию даже в тех отраслях, где пока это нежелательно, в отраслях, где не создано соответствующей инфраструктурной базы.

Стоит отметить также еще один не менее важный социально-экономиче­ский фактор. Во многих городах страны энергообъекты выступают градообразующим фактором. Учитывая это обстоятельство, нельзя упускать из виду возможные негативные социальные последствия, устранить которые в короткий срок будет очень непросто, а может, даже невозможно».

Желание форсированно реформировать энергетику со стороны руководства РАО «ЕЭС» объясняется, по мнению профессора Папенова, следующим: «Очевидно, Анатолий Борисович Чубайс хочет освободиться от ответ­ственности за возможные последующие инциденты, связанные непосредственно с энергообъектами. Вспоминая о том шквале негодования в адрес Анатолия Борисовича, который вызвала авария на Чагинской станции, это неудивительно. Он отлично понимает, что основные средства изношены и предотвратить подобные аварии почти невозможно. Ответственность же за них перед гражданами в любом случае лежит на нем».

Реформировать нельзя отложить

Каковы первоочередные задачи модер­низации электроэнергетики? По мнению Андрея Шаститко, это прежде всего привлечение инвесторов и решение проблемы изношенности основных фондов. «С другой стороны, сами энергетики говорят о несовершенстве механизма ценообразования, в том числе и в соотношении с уровнем инфляции. Можно также выделить массу инфраструктурных и региональных проблем, решение которых требует финансирования».

По словам Константина Папенова, «во всем мире сейчас налицо тенденция к диверсификации производства. У нас же нет никаких признаков этого процесса. Вообще же сейчас очень важны две проблемы энергетики: проблема износа основных средств и проблема повышения производительности. Что касается производительности, то вплоть до 2010 года идет программа ее повышения. Нельзя сказать, что она полностью выполняется, однако в случае проведения энергореформы выполнение подобных программ окажется под прямой угрозой. У собственников просто не будет стимула к повышению производительности».

Что касается проблем износа, то, по мнению профессора Паненова, это направление должно стать приоритетным, так как уже известно, к каким начальным последствиям аварии на атомных станциях могут привести. «Именно предупреждение подобных происшествий я считаю первостепенной задачей, реформа же на данном этапе развития экономики России проводиться не может, так как не создано необходимых предпосылок, не проведены подготовительные меро­приятия. Реформа если и должна быть, то должна быть “куполом” над другими, менее амбициозными проектами. Начинать нужно с главного, а не с самого сложного».

Профессор Шаститко отмечает, что реформа электроэнергетики «это задача реформирования отрасли с естественно-монопольной компонентой, подразумевающего разделение энергокомпаний. Подобное разделение призвано создать условия для развития конкуренции в электроэнергетике». «Отсюда, — замечает экономист, — широко освещаемые проблемы разделения генерирующих мощностей и передающих. Очевидно, возникает желание провести это разделение. Это вполне реальная задача, но каковы будут последствия этого разделения? В связи с реформой стоит вспомнить о примерах других стран. Большая часть стран, решившихся на проведение подобного разделения, столкнулась со значительными издержками при проведении реформы, а потом еще и с негативными послед­ствиями самого реформирования».

Шаститко считает, что «формирование и построение объединенных генерирующих компонентов с рыночной властью — это проблема второго порядка. Также это узкое звено вертикального разделения в сочетании с потенциально высокой монопольной властью, не соответствующей сегментации. В связи с этим возникает вероятность того, что антимонопольный контроль может не сработать. Также важно решение во­просов оптового и розничного рынков».

Необоснованно, по мнению профессора, либерализовывать цены на оптовом рынке без соответствующей либерализации цен на розничном: «В противном случае мы можем получить эффект, похожий на калифорнийский». Напомним: в ряде штатов США также было решено создать конкурентный рынок электроэнергии. Компании не были обязаны разделять генерацию и сбыт. В результате те компании, которые обладали сетями, пользовались своим выгодным положением и препятствовали строитель­ству новых энергомощностей, вытесняли конкурентов. Подобная политика, разумеется, привела к росту цен для домохозяйств, а в ряде штатов, том числе в Калифорнии, даже к энергетическому кризису.

Опять предоставим слово Констан­тину Папенову: «Электроэнергетику бессмысленно рассматривать, не учитывая связей с другими отраслями. На мой взгляд, реформирование — проблема многих отраслей, и поэтому, в частно­сти, реформы должны быть взаимосвязаны. Начинать же следует с сельского хозяйства. Именно сельское хозяйство находится сейчас в наиболее тяжелой ситуации, именно оно непосредственно влияет на наше с вами благосостояние. В случае проблем в сельском хозяйстве бессмысленно говорить о промышленности, энергетике и любых других отраслях».

По словам экономиста, в большин­стве стран Европы идет активная разработка и развитие альтернативных источников энергии. У нас же этот процесс значительно отстает.

«Вообще в современных российских условиях проводить какие-либо реформы нужно с удвоенной осторожностью, — говорит профессор. — Государственное вмешательство нельзя повсеместно считать негативным фактором. Можно вспомнить пример из истории штата Калифорния США, когда местное и федеральное вмешательство решило проблему дефицита воды путем продуманного ограничения и распределения.

Можно также вспомнить пример проведения реформирования сельского хозяйства, в частности развитие фермерских хозяйств. В результате того, что созданию фермерских хозяйств в Подмосковье не сопутствовало формирование соответствующей инфраструктуры, мы получили необдуманное уничтожение прежнего уклада хозяйства в сочетании с отсутствием его заменителя. Этот пример показывает, что сопут­ствующие факторы и определяют эффективность реформирования. Подобные просчеты в энергетике могут быть чреваты серьезными последствиями».