Столкнулись лбами


Текст | Елизавета МИЛЮТИНА

26 октября на очередном совещании по экономическим вопросам президент Владимир Путин поднял тему борьбы с инфляцией, озвученную им и двумя днями ранее на встрече с членами Правительства РФ. В обоих случаях речь шла о необходимости разработки пакета антиинфляционных мер. Профильные ведомства, находящиеся на переднем крае борьбы с этим зловредным явлением — Министерство финансов, Министерство экономического развития и торговли и Центральный банк, — получили задание в скором времени представить в правительство антиинфляционную программу. Однако проблема заключается в том, что все три ведомства видят ее решение по-разному.

Последнее десятиле­тие борьба с инфляцией в нашей стра­не — вещь перманентная, как и сам процесс роста цен и девальвации рубля. Который год уровень инфляции в России превышает 10%, 2005-й, судя по всему, также не исключение. К концу года стало очевидно, что запланированного показателя в 8,5% не будет. Это признал на совещании по экономическим вопросам и Владимир Путин. «Правительство и Центральный банк прекрасно понимали и видели конъюнктуру, складывающуюся на внешних рынках, прогнозировали развитие российской экономики. И тем не менее в текущем году поставили перед собой планку удержания инфляции на уровне 8,5%. Уже сейчас ясно, что мы с этой задачей не справляемся», сказал президент. Сегодня чиновники и эксперты прогнозируют, что по итогам 2005 года инфляция может несколько превысить 11%. Диапазон этого «несколько» довольно широк: оптимистическая версия — 11—11,5% (принадлежит отечественным специалистам), пессимистическая — 12% и даже выше (прогноз международных организаций).

Согласно указанию президента в середине ноября МЭРТ представил в правительство пакет антиинфляционных мер. Основные меры подавления инфляции, предусмотренные документом, не стали открытием. Это сдерживание цен на нефтепродукты путем снижения налогов, рост предложения продовольственных товаров за счет импорта и закупок у отечественных производителей, повышение конкуренции на рынках продовольствия, ограничение тарифов естественных монополий и роста регулируемых тарифов в сфере ЖКХ — по сути, все то, что предлагалось для борьбы с инфляцией в России и ранее. Кроме того, в перечне мер Центробанку рекомендуется ограничить рост наличных денег в обращении в пределах не выше 20%, а реальный курс рубля повышать не более чем на 4—4,5%.

Над документом работали сам МЭРТ, Минфин и Центробанк, так пока и не пришедшие к консенсусу в вопросе борьбы с инфляцией. В итоге программа, все же больше отражающая позицию Минэкономразвития и торговли, стала перечнем мер, по большей части противоречащих друг другу. Это, по мнению аналитиков, является главным ее недостатком, обрекающим еще нереализованную программу на провал. Судя по всему, преодолеть эти противоречия трем ведомствам, ответственным за борьбу с инфляцией, будет непросто. Ведь они вложили в документ самое главное для себя: МЭРТ — идею об увеличении инвестиций в российскую экономику, Минфин — концепцию накопления денег в Стабилизационном фонде и ограничения непроцентных расходов бюджета (то есть расходов, не касающихся выплаты государственного долга), Центробанк — свою концепцию о том, что государство путем социальных и инвестиционных расходов провоцирует избыточный приток рублей на внутренний рынок.

«Лишних» денег не будет

С точки зрения Министерства экономического развития и торговли инфляция в нашей стране зависит от множе­ства факторов. Поэтому процесс ее сдерживания тесно связан с другими задачами: обеспечением экономического роста и макроэкономической стабильности, а также с реализацией национальных проектов, предложенных президентом. Меры, которые считает необходимыми МЭРТ, касаются как денежной, так и бюджетно-экономической политики.

Министерство финансов придерживается того мнения, что инфляция тесно связана с бюджетно-экономической политикой и потому основные меры удержания инфляции должны быть тесно связаны с ужесточением кредитно-денежной и бюджетной политики. Позиция Центробанка относительно инфляции более близка к минфиновской, но в части влияния на нее макроэкономических процессов ведом­ство, возглавляемое Сергеем Игнатьевым, согласно с МЭРТом.

По сути, стороны едины лишь в том, что нельзя бороться с инфляцией исключительно за счет укрепления курса рубля и что рост доходов граждан предотвратить трудно. Так, по данным Министерства экономического развития и торговли, если реальные доходы населения за десять месяцев 2005 года выросли на 8—9%, то предложение товара в экономике — только на 6%. При этом предложение товаров, произведенных в России, увеличилось только на 1,5—2%, а весь остальной прирост составляет импорт. Номинальный прирост доходов населения в 2,5—3 раза опережает прирост предложения потребительских товаров. Таким образом, сегодня растущий денежный спрос не может быть обеспечен адекватными предложениями российской экономики.

Заместитель министра экономического развития и торговли Андрей Шаронов, выступая 18 ноября, на следующий день после подачи МЭРТом пакета антиинфляционных мер в правительство, на ежегодном региональном инвестиционном конгрессе, отметил, что государство должно заботиться о развитии и стимулировании склонности населения к накоплению, а также продолжать следить за издержками естественных монополий, поскольку рост цен на их услуги, который тоже оказывает существенное влияние на инфляцию, не всегда оправдан ростом издержек.

Чтобы изъять из экономики лишние деньги, предлагается увеличить сумму гарантирования вкладов с 100 тыс. руб. до 200 тыс. руб., выпустить новые ценные бумаги для населения, продать гражданам пакеты акций крупных государственных компаний («Роснефти» и «Газпрома»), создать условия для открытия фондовых магазинов, где россияне могли бы купить несколько акций в розницу. Все эти меры призваны развивать механизмы внутреннего инвестирования и стимулировать россиян вкладывать «лишние» деньги в российскую экономику.

Когда в товарищах согласья нет

Одно из главных различий позиций МЭРТа, Минфина и Центробанка заключается в отношении к непроцентным расходам бюджета. С точки зрения Минфина, бюджетные расходы не должны превышать уровня, определенного в трехлетнем финансовом плане, иначе с инфляцией не справиться. Ограничение расходов бюджета касается как социальных выплат, так и инвестиционных проектов. Министерство финансов и Центральный банк настроены на то, чтобы увеличивать государственные доходы, которые нужно направлять не в бюджет страны, а в Стабилизационный фонд. Также они солидарны в том, что поднимать цену отсечения для формирования Стабилизационного фонда выше уже установленного уровня $27 за баррель нельзя. Для роста Стабилизационного фонда ими предлагается с 1 января 2007 года зачислять в него экспортные пошлины на нефтепродукты и газ. Более того, предлагается также ограничить на год-два внешние заимствования государ­ственных компаний, чтобы снизить приток в страну валюты.

В свою очередь Министерство экономического развития и торговли имеет другие виды на государственную казну. Ведомство Германа Грефа солидарно с позицией монетарных ведомств по поводу социальных расходов, но настаивает на росте инвестиционных госрасходов для стимулирования ВВП, поскольку, по мнению чиновников этого министерства, инвестиционные траты из госказны не оказывают серьезного влияния на инфляцию. С предложениями о зачислении в Стабфонд экспортных пошлин на газ и нефтепродукты и о временном ограничении внешних заимствований для государственных компаний МЭРТ категорически не согласно.

Аналитики сходятся на том, что, скорее всего, данный комплекс мер правительство сразу не примет — слишком много в нем разногласий. Видимо, антиинфляционная программа будет еще дорабатываться.