Кирсан и Нальчик

Президент Путин, вопреки прогнозам аналитиков, переназначил Черногорова и Илюмжинова главами субъектов Федерации. Если первый — более или менее адекватная для нынешней политической ситуации фигура (единственный минус — поддерживался и поддерживается КПРФ), то второй обладает всеми мыслимыми недостатками. Кирсан Илюмжинов — фигура ельцинской эпохи, вокруг него масса коррупционных скандалов, с ним связывают множество темных историй с убийствами неугодных калмыцкой власти людей. Наконец, экономические показатели Калмыкии очень плохи.

Чем же руководствовался Путин, сохраняя у власти Илюмжинова (правда, продержав его в подвешенном состоянии пять дней и тем самым строго предупредив)? Очевидно, в Кремле существуют неписанные правила переназначения губернаторов. В № 5 за 2005 год мы писали, что президент непосредственно после вступления в силу законодательства о назначении губернаторов стремился, дабы не вызывать негативного отношения к новой системе, переназначать даже неугодных ему руководителей и даже тех, у кого абсолютно провальные экономические показатели, реагируя только на чрезвычайные ситуации в субъектах Федерации, вроде корякской.

Судя по всему, этого принципа глава государства придерживается и сейчас, видимо стремясь избегать революций в региональных элитах. Заменяются преимущественно те руководители, которые не могут дальше управлять по возрасту и по здоровью. Или те, против кого жестко настроена местная дума, как это было, например, в Нижнем Новгороде. Но мне кажется, в случае с нижегородским «престолом» сыграло роль то, что президент посчитал нижегородское заксобрание неангажированным, а его аргументы против Геннадия Ходырева обоснованными.

Таким образом, на конфликты президент предпочитает не идти. Хотя был период, когда он начал действовать более решительно. В Ульяновской области Владимира Шаманова сняли с выборов для того, чтобы обеспечить победу Сергею Морозову (это последний регион, где губернатора еще избирали); в Саратовской области, не считаясь с мнением значительной части элиты, президент заменил Аяцкова на Павла Ипатова, дав ему карт-бланш на решительные меры; жестко было сменено руководство в Тульской области. Более мягкая, но все же решительная смена власти произошла в Калининградской области и, видимо, произойдет в Ивановской.

То есть в некоторых регионах президент считает необходимым провести революцию сверху, опираясь на часть элиты. Прежде всего, конечно, основанием для этого является фантастическая неэффективность управления, тотальный разгул коррупции, сопоставимые с чрезвычайной ситуацией. Но во многих случаях стала проявляться и заинтересованность некоторых групп в Администрации президента в смене власти в том или ином регионе.

С этой точки зрения аналитики и предсказывали Илюмжинову и Черногорову скорую политическую смерть. Но они не учли фактор Нальчика. В Кабардино-Балкарии даже вполне естественная, не слишком революционная (хотя и не вполне эволюционная) смена власти привела к выступлению террористов, большая часть из которых — местные жители.

По-видимому, после этих событий президент решил наложить табу на смену лидеров кавказских и прилегающих к ним регионов.
О региональной политике в современных условиях мы рассказываем в материале на с. 26.