Оранжевая осень Апшерона


Текст | Константин ФОМИН

Первое воскресенье ноября может стать поистине судным днем для нынешней азербайджанской элиты. Назначенные на этот день выборы парламента страны грозят обернуться еще одной оранжевой революцией, которые в последнее время с удивительной регулярностью совершаются на постсоветском пространстве. Предвыборный политический процесс в Азербайджане постепенно выходит за рамки конституционного поля, чему в немалой степени способствует заинтересованность в результатах выборов так называемых третьих стран, активно вмешивающихся во внутренние дела этого прикаспийского государства.

В своем недавнем интервью российскому изданию журнала Newsweek президент Азербайджана Ильхам Алиев выразил уверенность, что никаких предпосылок для успеха «оранжевой революции» в руководимой им стране не существует. По мнению Алиева, выборы в парламент не смогут кардинально повлиять на политическую ситуацию ввиду того, что Азербайджан является президентской республикой по форме правления, а потому и состав депутатского корпуса не имеет особого значения. Увы, но оптимизм президента сегодня разделяют далеко не все политики, составляющие его лагерь. Да и сам Алиев скорее старается делать хорошую мину при плохой игре, прекрасно зная, что ни Эдуарда Шеварднадзе, ни Аскара Акаева не спасло то, что в их президентских республиках выборы проводились тоже всего лишь в парламенты.

В условиях цейтнота

Сегодня азербайджанская государственная пропаганда старается не акцентировать внимание населения на перипетиях предвыборной борьбы. Хотя анализ избирательной кампании и присутствует на страницах проправительственных газет и в эфире государственного телевидения, как правило, центральное место отводится не ему. Основной смысловой упор государственного «пиара», часто сравниваемого критиками нынешнего режима с худшими образцами советской пропаганды времен застоя, делается на успехах Азербайджана в добыче и транспортировке нефти. Правда, зачастую достоверность информации, транслируемой «для внутреннего потребителя», экспертами ставится под сомнение, что, впрочем, нисколько не смущает руководителей местного агитпропа.

Открытие в столице Азербайджана в мае сего года трубопровода Баку —Тбилиси — Джейхан было обставлено с величайшей помпой, хотя говорить о полноценном пуске магистрали в эксплуатацию пока не приходится из-за того, что турецкий участник консорциума не смог завершить строительство в ранее оговоренные сроки. Вместе с тем основная часть населения не разделяет восторга властей от захватывающих дух элиты перспектив: на протяжении всего периода работы консорциума экономическое положение граждан не улучшилось, как того можно было бы ожидать. Перманентные перебои с подачей в бо2льшую часть районов страны электроэнергии и газа, а также инфляция и рост цен на горючее убеждают жителей республики в том, что все громкие слова о динамичном развитии экономики либо являются плодом фантазии властей, либо происходят от неадекватного восприятия той действительности, которой живет большинство азербайджанцев.

Недоверие со стороны граждан в последнее время усугубилось еще и ставшими достоянием гласности внутриэлитными противоречиями. При этом особую пикантность ситуации придает то, что информационная война, противниками в которой выступили весьма влиятельные министр экономического развития Фархад Алиев и глава Таможенного комитета Камяледдин Гейдаров, разворачивается без прямого участия сосредоточенной на общей критике нынешнего режима оппозиции. Местные аналитики полагают, что в условиях угрозы политического кризиса кланы, контролирующие бо2льшую часть азербайджанской экономики, не преминут воспользоваться возможностями для укрепления собственного влияния, что приведет лишь к усложнению и без того непростой политической ситуации.

Прибавляет официальному Баку головной боли и проблема учета граждан, достигших 18-летнего возраста. В то время как Запад, уделяющий пристальнейшее внимание нынешней кампании, настаивает на максимально прозрачном порядке голосования с применением уже апробированной в Киргизии маркировки избирателей, азербайджанские органы внутренних дел и органы статистики никак не могут определиться с численностью лиц, имеющих право выразить свою политическую волю. К этому надо добавить еще и то, что по состоянию на конец августа около 1 млн граждан не получили удостоверений личности нового образца и согласно действующему законодательству не смогут принять участие в голосовании. Естественно, что такое положение дел станет еще одним козырем в игре, которую ведут антипрезидентские силы, и выбить его из рук оппозиции уже не хватит времени.

Справедливости ради надо сказать, что у нынешнего режима есть и успехи, хотя и редкие. Вольно или невольно, но власти, пусть и на небольших участках фронта, даже удалось переиграть матерых политтехнологов, обеспечивающих оппозицию нетривиальными PR-решениями. Так, например, член небезызвестной «Поры» украинец Сергей Таран, приехавший в Азербай-
джан утверждать безальтернативность демократии по западному образцу, сетовал в интервью азер-
байджанскому информационному агентству Day.az на то, что смена графики государственного языка привела к значительной утрате популярности многими газетами, в основном оппозиционной направленности. Фактически власть перекрыла один из информационных каналов, пусть даже и не имея в виду такой цели.

Вместе с тем уже сейчас можно с уверенностью сказать, каким будет основной посыл антирежимных сил: слово «коррупция» все чаще слышно на митингах и собраниях, которые разгоняются с завидным постоянством. Надо отметить, что оппозиционные силы в обличении власти довольно-таки точно отвечают народному запросу, поскольку в массовом представлении, как свидетельствуют социологические исследования, это понятие размыто, в силу чего оно вбирает в себя многие изъяны власти. Более чем вероятно, что сторонники «оранжевого» сценария развития событий не упустят шанса дискредитировать официальный Баку, приклеив ярлык «абсолютно коррумпированного режима».

Герои оранжевого фронта

В отличие от партии президента, действующей скорее по инерции и без четкого плана ведения кампании, оппозиция выстраивает свои шаги по уже выработанному шаблону, доказавшему свою эффективность в Грузии, Украине и Киргизии. Арсенал выбираемых средств не поражает воображение, но, как известно, порядок бьет класс, особенно тот, что демонстрирует провластная партия «Ени Азербайджан». Как и «оранжисты» других стран, основными инструментами воздействия на предвыборную ситуацию потенциальные революционеры избрали огульные обвинения в неизбежных фальсификациях итогов голосования, призыв к западному сообществу обратить внимание на положение дел с правами человека вообще и несправедливым выборным законодательством в частности, провоцирование правоохранительных органов несанкционированными митингами и безустанные напоминания о «преступлениях режима». Не последнее место в этом ряду занимает и излюбленный шантаж акциями гражданского «ненасильственного» сопротивления.

Нечто подобное Азербайджан уже видел в октябре 2003 года. Тогда, сразу же после выборов президента страны, оппозиция, несогласная с их результатами, вывела своих сторонников на улицы, за чем последовал жесткий разгон демонстрации властями, заключение под стражу лидеров сопротивления, суд и… помилование по требованию многочисленных европейских организаций.

Особенно усердствовали в давлении на президента Алиева печально известная ПАСЕ, добившаяся наделения участников тех событий статусом политических заключенных, а также Бюро демократических институтов и прав человека (БДИПЧ) ОБСЕ, бомбардировавшее общественное мнение отчетами о развитии демократии на Южном Кавказе. Стремящемуся интегрироваться в панъевропейские структуры Азербайджану такое пятно на репутации было весьма некстати, что и предопределило исход дела. Герои же тех дней: Иса Гамбар, Али Керимли и ныне проживающий в США экс-спикер Меджлиса Азербайджана Расул Гулиев — сегодня вновь возглавляют оппозиционные партии («Мусават», Партию Народного фронта и Демократическую партию соответственно), объединившиеся в марте 2005 года в предвыборный блок «Азадлыг» («Свобода»).

Очевидно, что поддерживаемый лично Кондолизой Райс Гулиев выступает по совместительству и в амплуа героя в изгнании. В настоящее время в Европе, равно как и в Азербайджане, действуют комитеты по возвращению экс-спикера на родину, а сам он регулярно наносит визиты в Польшу, где и проводит консультации с лидерами оппозиционного блока. Как правило, по результатам таких встреч принимаются резолюции и решения, сильно нервирующие официальный Баку. При этом оппозиционеры без обиняков называют себя «основой будущей властной команды». Немудрено, что после подобных заявлений в Азербайджане повсеместно изымаются из продажи оранжевые ткани, изделия из них и все, что хоть мало-мальски может послужить оппозиции агитационным материалом.

Помимо «большой оппозиции» в Азербайджане существует и «оппозиция малая». Это блок «Ени Сиясет», выступающий под аббревиатурой YeS. Сюда входят либералы, социал-демократы, несколько умеренно националистических партий, правозащитных и иных неправительственных организаций и большое количество так называемых независимых политиков и политологов. Возглавляют блок достаточно опытные политики: Адалят Алиев (бывший президент госконцерна «АЗАЛ»), Агасалим Багиров (бывший глава исполнительной власти г. Баку), Шамсаддин Рагимли (бывший председатель Государственного комитета материальных ресурсов).
В отличие коалиции «Азадлыг», исповедующей весьма жесткий вариант националистической идеологии, YeS выглядит сравнительно либерально. Однако оба политических образования четко ориентированы на Запад и часто заявляют, что целью внешней политики Азербайджана должно стать вхождение в НАТО.

Отцы-попечители

Высокая активность антипрезидентских сил была бы невозможна без широкой поддержки, оказываемой им извне. В Азербайджане все чаще можно услышать, что финансирование оппозиции идет из-за рубежа, а наиболее горячие головы призывают власти поставить смутьянов вне закона — требование настолько же разумное, насколько и невыполнимое, в силу того что как «Азадлыг», так и YeS пользуются покровительством на самом высоком международном уровне.

Например, решение зарегистрировать в качестве кандидата Расула Гулиева, в отношении которого, к слову, до сих пор не закрыто уголовное дело по экономическому преступлению, лоббировалось лично Кондолизой Райс. Другие члены «большой оппозиции», Иса Гамбар и Али Керимли, весной нынешнего года посетили Соединенные Штаты и Великобританию. Как признаются сами оппозиционеры, целью их визитов было «ознакомить широкую западную общественность с предстоящими выборами в Азербайджане». Однако поскольку поездки состоялись почти что за полгода до начала избирательной кампании, многие азербайджанские политологи называют вояж Гамбара и Керимли обычными смотринами.

В свою очередь и западные политики самого высокого уровня являются частыми гостями в Азербайджане.
В середине июля с трехдневным визитом в Баку побывала руководитель Национального института демократии (NDI) Мадлен Олбрайт. Перво-наперво бывший госсекретарь США проинспектировала готовность оппозиционных партий, впрочем без внимания не остались и государственные органы. Судя по сообщениям информагентств, Олбрайт сначала потребовала гарантий невмешательства правоохранительных органов в избирательный процесс, а затем натуральным образом устроила выволочку главе Центральной избирательной комиссии Азербайджана Мазахиру Панахову за нежелание официального Баку следовать настойчивым рекомендациям Запада сформировать избирательные комиссии на паритетной с оппозицией основе.

Азербайджанские власти хорошо усвоили урок парламентских выборов 2000 года, когда противники режима фактически сорвали работу комиссий, используя свое равночисленное представительство. Однако сегодня американцами этот аргумент не принимается, что крайне затрудняет диалог между противоборствующими сторонами.

К явному неудовольствию азербайджанских властей почти все последние заявления Вашингтона и его эмиссаров выдержаны в ультимативной форме. 20 июля сенат США потребовал от президента Алиева провести «честные и свободные выборы», затем помощник госсекретаря США Глен Дэвис заявил, что в случае недемократичности выборов «американо-азербайджанские отношения могут существенно ухудшиться», а в самом конце лета побывавший в Баку сенатор-республиканец Ричард Лугар сообщил, что дискриминационная поправка № 907, согласно которой США не могут оказывать финансовую помощь Азербайджану, отменена в полном объеме не будет. И это при том, что в заканчивающемся финансовом году Вашингтон все же оказал помощь Азербай-джану в размере $70,5 млн, треть из которых израсходована на поддержку демократии.

Сольные выступления видных американских политиков дополнялись хором, состоящим из советника госсекретаря по вопросам глобализации Пола Добрянски, заместителя госсекретаря Дэниэла Фрида, сотрудников NDI Тома Барри и Кристи Кверк. Мощное давление американцев уже привело к отказу азербайджанских властей от намерения провести независимые экзит-пулы. В августе главой азербайджанского ЦИКа российской стороне было объявлено, что альтернативный подсчет голосов будет проведен в ноябре под исключительным патронажем Агентства США по международному развитию, а поэтому присутствие представителей России крайне нежелательно. В то же время посол США в Азербайджане Рино Харниш в ультимативной форме предупредил руководство южнокавказской республики: «Если официальные итоги выборов будут серьезно отличаться от результатов финансируемых американцами экзит-пулов, Вашингтон может поставить под сомнение итоги голосования и вообще не признает их».

От американцев не отстают и европейцы. Еще в июне стало известно, что 500 представителей ОБСЕ будут наблюдать за ходом голосования. Совет Европы создал также специальный комитет, чьи функции сводятся к мониторингу информационного пространства страны. В настоящее время в Баку действует и постоянная наблюдательная комиссия БДИПЧ ОБСЕ, которую возглавляет Гирт Аренс, осуществлявший аналогичную миссию во время выборов президента Украины. С целью убедить азербайджанские власти допустить к мониторингу выборов представителей неправительственных общественных организаций с 30-процентным иностранным финансированием с визитом в столице Азербайджана побывали президент ПАСЕ Рене ван дер Линден и генсек Совета Европы Терри Дэвис. Предполагается, что в первых числах ноября в Баку прибудет около сотни активистов молодежных организаций «Пора» (Украина), «Кхмара» (Грузия), «Отпор» (Сербия), «Зубр» (Беларусь), «Оборона» и «Мы» (Россия), а на сам день голосования придется официальный визит Виктора Ющенко.

Аппетит приходит во время еды

Столь пристальное внимание к Азербайджану объясняется достаточно просто: два фактора, нефть и геостратегическое положение этой страны, не дают покоя ни американцам, ни европейцам. И если последние крайне заинтересованы в диверсификации источников импорта энергоресурсов и их стабильном поступлении, то претензии американцев гораздо масштабнее. Хотя официальные представители Белого дома и отрицают намерение США разместить в Азербайджане свой военный контингент, факт проведения серии переговоров по этому вопросу уже давно ни для кого не секрет. Более того, в СМИ появилась информация, что договоренность между сторонами достигнута во время визита министра обороны США Дональда Рамсфельда в азербайджанскую столицу 12 апреля. Вместе с тем, даже если подобные договоренности и имеют место, нынешний режим для американцев все же остается менее управляемым, нежели стремящиеся к власти оппозиционеры.

Военные аналитики уверенно называют причины, побуждающие Соединенные Штаты навязывать режиму Ильхама Алиева свои условия игры. Очевидно, что США крайне заинтересованы в завершении геополитического окружения Ирана, а также в обеспечении транспортировки нефти как в Европу, так и в отдаленные районы Центральной Азии. Не стоит упускать из виду и близость к неспокойному Северному Кавказу, а следовательно, американское военное присутствие станет рычагом воздействия и на Россию, которая до последнего времени никоим образом не проявила себя в процессах, идущих в Азербайджане.

Учитывая пассивность России, можно сделать вывод, что сегодня в Каспийском регионе лишь Иран пытается противостоять американской экспансии. Однако ни заключение между этим государством и Азербайджаном пакта о ненападении, ни финансирование неомусульманских движений на Южном Кавказе, ни даже активность исламской республики в урегулировании Карабахского конфликта не позволяют в настоящих условиях говорить о возможном балансе сил. Фактически никакие уступки президента Азербайджана не смогут обеспечить ему сохранение власти. А значит, развитие событий будет зависеть лишь от аппетитов американской стороны. Аппетитов, которые, как известно, приходят во время еды.